Где лучше – во Владивостоке или Санкт–Петербурге?

фото KONKURENT | Где лучше – во Владивостоке или Санкт–Петербурге?
фото KONKURENT

В чем различие маркетинга в строительном бизнесе Владивостока и Санкт-Петербурга, кто задает архитектурную моду в Северной столице и сложно ли вынести владивостокцу питерский климат — об этом «К» рассказал архитектор Илья Оливер, руководитель проектов и основатель компании Archmovie:

— Мысль о переезде в Питер пришла мне в голову около двух лет назад, когда я осознал, какая бизнес-идея актуальна и востребована в европейской части России. Тогда же я собрал команду, и занялись разработкой и подготовкой нашего кейса — 3D-графики с технологиями киноиндустрии. Как только результаты нас устроили, мы сменили место жительства — мой деловой партнер уехал в Москву, а я этой зимой переехал в Питер. Радует, что даже при отсутствии продвижения к нам уже обращаются клиенты.

Дальневосточная дерзость

У меня такое подозрение, что культура маркетинга во владивостокском строительстве какая-то просто безбашенная — никто не понимает, что сколько стоит, все происходит по какому-то случайному стечению обстоятельств. Мы часто в ответ на наши цены слышим: «Сколько-сколько?», но радует, что тенденция в целом положительная, и адекватных клиентов становится больше.

В европейской части страны совсем другие понятия стоимости. Бизнес здесь масштабнее. В Питере и Москве сегодня ситуация такая, что девелоперы скоро будут рвать друг друга в борьбе за покупателей, потому что строятся огромные комплексы, размером, условно говоря, как Снеговая Падь. И такие кварталы здесь появляются как грибы. Продвижение продаж здесь необходимо, и на это не скупятся.

Что касается выхода на внешний рынок в моей сфере, то у меня ощущение, что во Владивостоке его попросту нет. Я работаю в сфере архитектуры 10 лет и не понимаю, как выйти на подобный бизнес в Китае, например, или Корее. Я не имею в виду коммерсантов, у них все в порядке, но, как мне кажется, и у них этих выходов гораздо меньше, чем у коммерсантов из Москвы. В контексте архитектуры и строительства то, что Владивосток географически находится в Азиатско-Тихоокеанском регионе, не дает ему никаких преимуществ. Перспективы, которые открываются в Москве и Питере, через одно рукопожатие связаны с заграницей. Не знаю, как сложится здесь наша судьба, загадывать рано, но я понимаю, что отсюда нам выйти на заграничный рынок, включая АТР, гораздо легче, чем из Владивостока.

Что однозначно пригождается в Питере, так это наша дальневосточная дерзость. Я целенаправленно не учился ведению бизнеса, но есть неплохая жизненная школа, друзья и партнеры по бизнесу, а также уверенность в своих силах и в качестве своего продукта.

По сути, я могу заниматься этим, находясь в любой точке мира. У нас есть сайт, и к нам по нему уже обращаются клиенты и из Москвы, и других городов. Поэтому выбор нового места жительства основывался на вопросе: «Почему бы и нет?» Вот и переехал.

А Питер для меня, пожалуй, единственный город, куда можно переехать из Владивостока, потому что факт присутствия моря возле города, возможность в любой момент с ним как-то соприкоснуться — вещь для меня обязательная. Основной контраргумент, который я слышу, когда рассказываю о выборе нового места жительства: «Как же так, ведь по перспективам между Питером и Владивостоком разницы нет. Надо было ехать в Москву — там больше денег!» Но для меня, как творческого человека, приоритеты смещены в сторону эмоционального комфорта — мне важно, чтобы помимо всех благ цивилизации, возможностей и перспектив в городе рядом было море. Чтобы была возможность как минимум его видеть.

Почему тогда не Сочи? Думаю, этот вариант может быть рассмотрен лет через 40 — по моему мнению, это прекрасный город-курорт для пенсионеров.

Нет адовых ветров

С момента переезда в Питер прошло четыре месяца. Разочарований — нет. Ожидания тоже соответствуют действительности. Город хороший, перспектив много. Работать отсюда удобно и с Москвой, и с Владивостоком. Назад возвращаться не собираюсь, но в гости периодически летаю. Переезд я не рассматриваю как сжигание мостов, по сути, я не сменил свой дом — я сменил место работы.

На момент переезда у меня скопилось определенное количество «предъяв» к Владивостоку, относительно которых мне здесь, в Питере, очень свободно дышится и живется. Это как минимум дороги. То, что в столице Приморья ад для пешеходов — это факт. Во Владивостоке ты не чувствуешь, что живешь в городе, где о тебе заботятся как о жителе. В Питере же есть ощущение, что горожанам уделяют внимание — это город для людей.

Общаюсь с петербуржцами — у них у самих к Питеру немало претензий. Я понимаю, что есть парадигма «Каждый кулик свое болото хвалит», но по факту — «Каждый кулик свое болото хейтит». У всех в сумме одинаковое количество претензий. Но мне здесь очень нравится. Жизнь активная, можно гулять пешком, не беспокоясь, что тротуар закончится и ты погрязнешь в щебне посреди дороги. Понятно, что есть еще сферы, в которых Питер по понятным причинам круче Владика, но во Владивостоке я прожил 30 лет, и как я могу его забыть — это любовь навсегда, это Родина, это сопки, закаты, мосты.

Здесь, кстати, очень хорошая погода. Питер, вопреки расхожему мнению, — солнечный и теплый город. Мне очень нравится. Все на меня смотрят как на ненормального, когда я это говорю, но, приехав сюда зимой, я решил отмечать для себя количество солнечных дней. И выяснилось, что, несмотря на все стереотипы о пасмурной питерской погоде, в феврале количество солнечных дней немного даже превысило число пасмурных. Так что все нормально — по нашим владивостокским меркам. Погода здесь скорее более ровная, такая, как у нас июнь-июль: серо-белое небо. Ничего особенного. А зима очень теплая была, что радует, — не как у нас. Нет адовых ветров, которые выжигают все.

По архитектуре у меня есть профессиональная деформация — меня не впечатляет обилие классической архитектуры. Да, конечно, это круто и весь город похож на нашу Светланскую в лучшие ее годы. Но состояние архитектуры хорошее. Исторический контекст города считывается, о нем заботятся. Нет нагромождения каких-то алюкобондовых и керамогранитных вставок, как это наблюдается в центре Владивостока. Здесь есть ощущение, что это европейский город. Нет хаотичности и разболтанности Владивостока — Питер строгий, правильный, и в этом его шарм. Но мне ценна здесь другая архитектура: для себя я отмечаю интересные здания новой архитектуры, о которых задолго узнал из профильных сайтов и журналов, и которые, как потом выяснилось, строит для своих офисов Газпром при участии топовых европейских архитекторов.

Что касается моря: здесь оно пахнет по-другому. Соли, что ли, меньше… Это из-за Невы — она разбавляет морскую воду Финского залива пресной. В воздухе чувствуется сырость, приятная, «родная» влажность. Но, если не обладать владивостокским иммунитетом, то можно приболеть — здесь, в принципе, много народу любит это делать. Рассказывают про всякие хронические заболевания и прочее. В XIX веке в Питере вообще чахотка была в тренде. Говорят, что это никуда не делось, что местный климат не способствует богатырскому здоровью. Этому я противопоставляю приморскую 30-летнюю выдержку.

Записала Татьяна ПОНОМАРЕНКО

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ