Александр Косяченко: «Нет никакого желания обладать депутатским мандатом»

Строитель приморских коттеджей о незнакомом деле, политике и хрущевках
Из личного архива героя публикации | «Нет никакого желания обладать депутатским мандатом»
Из личного архива героя публикации
Анкета
КОСЯЧЕНКО Александр Анатольевич, 37 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Уссурийск.
ОБРАЗОВАНИЕ: ДВГТУ, кораблестроительный факультет (1978-84).
КАРЬЕРА: преподаватель в ДВГТУ (1984-87), зам. председателя (1987-89) и председатель (1989-93) молодежного жилищного комплекса во Владивостоке. С 1993 г. возглавляет компанию "Косандра" (строительство каркасно-деревянных домов, отделка офисов и жилых помещений, продажа и установка пластиковых окон).
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, трое детей (два сына и дочь.)
ЛИЧНЫЙ АВТОМОБИЛЬ: "Лэнд Круизер" 94 г.
УВЛЕЧЕНИЯ: "семья и музыка".
ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ: пьет умеренно, не курит.

Генеральный директор компании "Косандра" не первый и, думается, не последний из гостей рубрики "Персона", кто сравнивает бизнес с войной. В том смысле, что чаще приходится вести боевые действия, чем созидать на благо. Хотя в отношении Косяченко такое положение вещей, на первый взгляд, совершенно несправедливо - его дело самое "мирное" из существующих.

Слухи и факты

- Правда ли, что вы когда-то поссорились с губернатором и после этого стали постоянным рекламодателем оппозиционного краевым властям "Радио Владивосток"?

- Я никогда не конфликтовал с "Белым домом". Скажу больше - у меня очень хорошие взаимоотношения с доброй половиной вице-губернаторов. Не в моих правилах вступать в конфликты с властью и вообще с кем бы то ни было. Я всегда стараюсь искать пути к договоренностям. Что касается "Радио Владивосток", то с его директором Дмитрием Брюзгиным меня связывает дружба, а не политика.

- Говорят, вы бывший комсомольский вожак...

- Ни в партии, ни в верхних эшелонах комсомола не состоял. Видимо, кое-кого смущает тот факт, что я был председателем первого во Владивостоке молодежного жил  под опекой горкома ВЛКСМ. Кстати, первым председателем МЖК был Виктор Марченко, ныне здравствующий президент компании "Грин Ливз Холдинг", я у него перенял эстафету. И он, и другие руководители МЖК были весьма незаурядными личностями и отличались самостоятельностью, поэтому позиции комсомольских вожаков их не прельщали.

- А может, напрасно? Ведь многие из парткомов удачно перебрались в офисы крупных фирм и банков.

- Им попросту некуда было деваться... А если серьезно, то не только им, но и беспартийным удалось найти себя в бизнесе.

Лучше владеть заводом, чем газетой

- Кроме всего прочего, Косяченко известен как учредитель "Репортера", "Стингера" - изданий, которые приказали долго жить. Вам до сих пор хочется иметь свое средство массовой информации?

 - Из плачевных результатов нового для себя издательского дела я извлек урок: не лезь туда, в чем не смыслишь. Чтобы иметь свою газету, нужно хотя бы понимать, чем она должна дышать и как вообще газеты работают. И не доверяться полностью ее авторскому коллективу...

- Допустим, то и другое сегодня для вас абсолютно понятно и не вызывает сомнений...

- Все равно не потяну. Сугубо по экономическим причинам. Издательский бизнес требует немалых затрат даже на примере небольшой газеты и журнала, которых вы упомянули. Достаточно крупные финансовые вливания в них не дали положительного эффекта. Зато сколько крови попили... Поэтому, исходя из той прибыли, которую мы сегодня прогнозируем, я отмахиваюсь от мысли насчет своего издания.

- В таком случае, куда бы "Косандра" предпочла инвестировать свободные средства?

- В развитие собственного производства. В частности, по основной нашей специализации - каркасное домостроение. Хотелось бы купить маленький завод, который поначалу выпускал бы небольшие объемы изделий, но благодаря ему мы намного уменьшили бы себестоимость продукции, предлагаемой нами на рынке.

- Примером каркасного домостроения служит одно из приметных во Владивостоке зданий - магазин "Центр Электроникс"?

- Верно, оно полностью деревянное. Только основа металлическая - для жесткости.

- Злые языки говорят, что тендер на строительство магазина вы выиграли благодаря приятельским отношениям с хозяином магазина - директором компании "В-Лазер"...

- Я бы не сказал, что до этого тендера хотя бы день был с ним знаком. Да и теперь мы придерживаемся исключительно партнерских отношений друг с другом. "Косандра" выиграла тендер только потому, что предложила достаточно выгодную стоимость этого объекта. Мы уложились в свои расчетные показатели, так как к тому времени кое-чему уже научились в каркасном домостроении.

- Кто еще, кроме "Косандры", участвовал в тендере?

- Я не помню всех компаний-участников, тем более, что устроители не очень рекламировали это мероприятие. Но когда решили остановиться на нас, я был очень рад. Заказ позволил "Косандре" "прокормиться" по крайней мере в течение года.

"Сертификационный" редут

- Ваша компания, как и многие во Владивостоке, успешно занимается поставкой пластиковых окон. И вот - неожиданное препятствие: предписанием Госархстройнадзора приостановлена деятельность по производству и установке оконных конструкций нескольких компаний, "нарушивших процедуру лицензирования и сертификации". В числе "нарушителей" значится и "Косандра". Чем же вы провинились перед государством?

- Начну по порядку. Долгое время мы продавали окна, которые как по нашему усмотрению, так и по существующим законодательным документам, не требовали сертификации, если их затем устанавливали в частных домах. Но в прошлом году, как известно, была введена обязательная сертификация всех ввозимых в страну товаров. Мы неоднократно заявляли свои окна на сертификацию в ДальНИИс, но денежные суммы, которые там просили за эту процедуру, были, на наш взгляд, неоправданно завышенными. Вероятно, таким образом некоторые бюджетные организации получили очередную возможность получать весьма неплохой доход...

В итоге, несмотря на то, что мы были полностью уверены в качестве своей продукции и могли его подтвердить в любой момент, после одной из проверок нам "поставили на вид". Мы вынужденно обратились в ту инстанцию, которая занимается сертификацией, и в ближайшее время будем ее проходить.

- Судя по вашим словам, эта процедура не более чем формальность...

- Уточню - формальность в отношении наших окон. Во-первых, покупая пластиковые окна пусть за рубежом, но у очень известной компании и без посредников, мы не сомневаемся в том, что это высококачественный товар. И наши постоянные клиенты настойчиво просят, чтобы поставили им обязательно ту продукцию, что изготовлена в Америке. Во-вторых, наши окна прошли соответствующую систему контроля там, в США. И в-третьих, окна, которые производятся здесь, к сожалению, по ряду причин пока не достигли американского уровня сборки.

Домик за городом

- "Косандра" первой во Владивостоке начала строить мансарды. Насколько перспективно это направление?

- Думаю, нынешний год будет наиболее показательным: у нас уже сейчас четыре заказа на строительство. Две мансарды в многоэтажках, и по одной - в частном и пятиэтажном домах. Заказчиками выступают, как правило, физические лица.

- Известно, что вы живете как раз в доме с мансардой...

- Да, но не в ней самой, а несколькими этажами ниже. Жить в квартире с мансардой, конечно, неплохо, но я пока не могу позволить себе это удовольствие. И с другой стороны, я предпочел бы жить в большей степени в коттедже, чем в городской квартире. Так что, следующим этапом моего развития будет собственный дом за городом.

- Неужели до сих пор его не построили?

- Процесс идет, но потихоньку. Я не тороплюсь. Может быть, через года два справлю новоселье.

- В хоромах всем на зависть?

- По сравнению с теми "монстрами", которые существуют, мой дом имеет скромные размеры. Небольшой, "квадратов" двести, со всем необходимым оборудованием. Абсолютный аналог американского hause: энергоемкий, теплосберегающий, полностью автономный, с солнечными батареями и всем прочим, что дает возможность в последующем экономить на эксплуатации дома.

- Вы давно вынашиваете идею строительства в крае целых деревень из каркасных домов. Насколько реальны эти планы?

- Коттеджные поселки - наша идея "фикс". В первом проекте нам помогло акционерное общество "Дальрыба". Мы долгое время находились с ним в переговорах и, наконец, в мае прошлого года пришли к взаимопониманию. "Косандра" получила права генподряда на достраивание так называемой "корейской деревни", которую начинала строить компания из Южной Кореи. Также нам предоставили права на продажу жилья с соответствующим выполнением отделочных работ в каждом доме. Это будет наша первая попытка создать поселок, обеспеченный всем необходимым для комфортной жизни. Скорее всего "корейскую деревню" переименуют в "Лесное" - так называется уже зарегистрированное ТИЗ (товарищество индивидуальных застройщиков)...

Одна из новых идей этого года - создание на базе "Лесного" бизнес-центра (в понимании и объемах этой небольшой деревушки). Согласно проекту, центр будет включать в себя семейный клуб, бар, кафе, спортивный зал, мини-маркет. Предусмотрен также небольшой медицинский центр профилактического и диагностического назначения. Замечу, что все эти объекты будут построены на деньги тех, кто будут жить в деревне.

- Кто они, будущие обитатели Лесного?

- Люди с достатком выше среднего.

- И таких сегодня, по вашим расчетам, хватает?

- Думаю, во Владивостоке их очень мало. Но на добрые два десятка домов, которые уже построены, желающих достаточно.

- Сколько стоит один дом?

- Все зависит от того, в каком состоянии у нас его будут покупать - с отделкой или без нее. Вообще, цена определена от 500 до 700 долларов за квадратный метр.

Душа к мандату не лежит

- Косяченко-бизнесмен и Косяченко-политик - антагонисты или фигуры, дополняющие друг друга?

- Скорее всего, первое. Сегодня я дистанцировался от политики. Хотя старые друзья и коллеги меня туда постоянно тянут. Первая попытка "хождения во власть" закончилась для меня успешно: с 90-го по 93-й год я был депутатом горсовета, состоял в руководстве комитета по строительству и архитектуре. Больше года назад баллотировался в краевую думу, но не прошел. После этого однажды собрался в думу городскую, а потом передумал и больше не пытался. Решил какое-то время воздержаться: нет никакого желания обладать депутатским мандатом.

- При каких обстоятельствах оно может появиться?

- У меня достаточно широкий круг знакомых, которые имеют определенный вес в обществе. Если мы найдем между собой понимание того, что я, предположим, окажусь в каком-либо органе законодательной власти не один и буду не одинок в каких-то действиях, и если меня "могучая товарищеская группа" выдвинет кандидатом в депутаты, то, может быть, я и соглашусь. Но пока подобного рода затеи меня не привлекают. Душа не лежит...

- В ту самую "могучую товарищескую группу" входят представители строительного бизнеса?

- Совершенно разные по роду занятий люди.

- А существует ли клуб строительных бизнесменов, организованный вами несколько лет назад?

- Формально. Мы так и не образовали юридическое лицо, хотя задумывали создать холдинг. Решили пойти по другому пути, и сегодня то объединение коллег по цеху, которое есть, можно назвать общественной незарегистрированной организацией. Ее участники регулярно общаются друг с другом, обсуждают те или иные вопросы, связанные в основном с экономикой - городской, региональной. Иногда даже формируют уровень цен на отдельно взятые виды строительных работ и продукции.

- Какие компании входят в организацию?

- Из наиболее близких мне - "Владитал", "Савго", "Востокинвестстрой". Всех, наверное, перечислить невозможно, потому что их довольно много - приятно знакомых между собой людей, которые делают свое дело независимо от того, зарегистрирована организация или нет.

Что делать с "хрущевками"?

- Интересен ваш прогноз о состоянии строительной индустрии Владивостока на ближайшие два-три года.

- Несмотря на общий кризис, город будет строиться. В основном поднимется частный сектор, но прежде появятся множество небольших строений, предназначенных под магазины, салоны и тому подобное - словом, то, что позволяет зарабатывать деньги. И как следствие - люди станут получать доходы и вкладывать их в собственное жилье. Поэтому, повторюсь, у частного сектора самое светлое будущее.

- Будь вы градоначальником, что сделали бы с "хрущевками"?

- То, каким образом решают эту проблему в Москве, - снося с лица земли целые микрорайоны, - во Владивосток еще не скоро возьмут на вооружение. У нас многие выходят из положения, покупая несколько квартир в таком доме, делая перепланировки, двухуровневые квартиры. Одно из примитивных решений, как обновить "хрущевки", заключается в строительстве мансард, например, в пятиэтажках. Соответствующий проект разрабатывает "Приморгражданпроект" вместе с городскими архитекторами. С одной стороны, любое жилье можно модернизировать, но это имеет смысл, когда модернизированная квартира будет не дороже вновь построенной. С другой стороны, если цены будут высоки, то, безусловно, удобнее просто снести "хрущевки", тем более что они не имеют вечного срока эксплуатации, ограничены действующими в них коммуникациями, цикличностью бетона, выпускающего кирпича и так далее.

Это сладкое слово "свобода"

- Что послужило точкой отсчета вашего бизнеса?

- Х-м... Пожалуй, работа на "Юбексе". Так назывался японскийкопировальный аппарат, который стоял на кафедре в институте, где я преподавал. Там же я познакомился с теми, кто стоял у истоков МЖК. Они привезли устав будущего МЖК и попросили его размножить для горкома партии. Я выполнил эту работу.

- И получили за нее вознаграждение?

- Что вы, об этом и речи не могло быть. Понимаете, в тот момент я впервые задумался о том, не попробовать ли начать свое дело... А первым результатом стала реконструкция ЖЭУ на Сабанеева, 15. Тогда мы заработали своими руками первые полторы тысячи рублей.

В те годы активно развивалось движение МЖК. За два года владивостокский МЖК очень сильно поднялся и так же сильно упал. Упал по тем самым причинам, по которым в нашей стране все и рушится. Наша активность не понравилась партийным лидерам, поскольку мы имели достаточно крупный, по тем временам, денежный оборот. И люди у нас немало зарабатывали, что считалось совсем немодным. Поэтому первый секретарь горкома партии приказал нас просто "уничтожить".

- ?..

- На нас натравили всевозможные финансовые контролирующие органы. Выгоняли из кабинетов, разделяли на две структуры, требовали, чтобы мы отчитывались сначала комсомольским лидерам, потом партийным. В отчетах - сколько заработали, кому сколько отдали, кто нам задолжал. То есть фискальство чистой воды. Мы отказались. Я всегда считал, что это позорно. Должна быть свобода в бизнесе...

- А сейчас вы ощущаете эту свободу?

- В нашей стране ее никогда не было и не будет.

- А как бы вы назвали те условия, в которых сейчас находятся наши бизнесмены?

- Война. Боевые действия. Хочется нормально работать, созидать, но тебя все время вынуждают бороться.

- Вы борец?

- Нет. Я считаю себя творческой личностью, которая пытается уходить от борьбы.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ