Сергей Мусиенко: «Мы ничем не хуже тех же американцев»

«Табачный король» о психологии, варягах и ошибках
Из личного архива героя публикации | «Мы ничем не хуже тех же американцев»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Мусиенко Сергей Витальевич, 39 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: село Покровка, Приморский край.
ОБРАЗОВАНИЕ: механический факультет Дальневосточного политехнического института (1983); курсы по менеджменту в компании Rank Xerox (1994-95, Москва), по управлению персоналом (1995, Владивосток), по изучению английского языка (1998, США) по малому предпринимательству (1999, Япония).
КАРЬЕРА: после окончания института работал на заводе "Варяг" – от инженера-технолога до начальника бюро программного управления (1983-90). Сотрудник частной компьютерной фирмы; рабочий в изыскательской партии; работник кооператива, занимавшегося металлообработкой (1990-93). Ассистент менеджера - менеджер - заместитель главы ДВ-представительства компании Rank Xerox (1993-97). С 1997 г. - генеральный директор ДВ-представительства группы компаний "Савва" (холдинг, состоящий из более чем десятка московских компаний).
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, сын (11 лет) и дочь (14).
АВТОМОБИЛЬ: "Ниссан-Террано" 1991 г.
СРЕДСТВО ОТ СТРЕССОВ: тихое чтение газет, недельный отпуск.

В кабинете гендиректора одной из крупнейших на Дальнем Востоке табачных компаний прохладно (кондиционер свое дело знает) и психологически комфортно (наш разговор не имеет строгих рамок). Мы говорим о многом, и меньше всего о сигаретах, поскольку г-н Мусиенко не курит. А самым большим удовольствием в жизни он считает возможность докопаться до истины. В особенности – до истины в сущности отдельно взятой личности...

- Например, действительно ли Березовский такой, как о нем говорят; на самом ли деле Чубайс похож на того самого Чубайса, которого костерит народ. Или наш губернатор - таков ли он, как его преподносит пресса и окружение. Однако чтобы узнать эту истину, нужно хотя бы пообщаться с человеком, посмотреть ему в глаза. Только так можно о нем судить.

- Наздратенко ближе всех. Вам хочется посмотреть ему в глаза?

- Особого желания нет, хотя, при возможности... Как-никак губернатор оказывает серьезное влияние на бизнес в крае.

- Я слышал, что большинство местных бизнесменов отложили реализацию своих крупных проектов до декабря. Вы тоже сверяете свои бизнес-планы с политическим календарем?

- Несмотря на то, что наша компания в пределах Дальнего Востока самостоятельна, мы, тем не менее, являемся структурным подразделением головной компании "Савва Юниверсал", и наш стратегический план является составной частью плана "СЮ". И я, в рамках своей компетенции, зная об этом стратегическом плане, не заметил в нем каких-то корректив, связанных с политическими событиями в конце года.

- Завтра вы уезжаете в краткосрочный отпуск (интервью проходило в конце минувшей недели, и г-н Мусиенко намеревался в течение трех дней "расслабиться под Находкой". - Прим. авт.). Кто останется за вас?

- Я всегда стараюсь делегировать свои полномочия. Либо директору по продажам, либо главбуху, либо заместителю по безопасности. Придерживаюсь в этом своей концепции - система должна все время работать. Если я ухожу в сторону и она без меня работает по-прежнему эффективно, то ощущаю себя, другого слова не нахожу, просто классно.

- Ну, это голубая мечта любого преуспевающего бизнесмена – лежать в гамаке где-нибудь на Сейшелах и не сомневаться в том, что там, на континенте, твоя фирма работает как часы...

- Об этом хозяин фирмы мечтает. А менеджеру хочется другого - поставить бизнес на рельсы, включить рычаги механизма, а самому пойти организовывать что-то другое. Гамак - не для менеджера...

- Разве русским, с их безалаберностью и несобранностью, можно что-либо "делегировать"?

- Я уверен, что можно. В этом смысле мы ничем не хуже тех же американцев. (пауза) Вы знаете, в этом офисе никто не кричит. В этом кабинете никто никогда не повышал голос...

- ... и о чем это говорит?

- О том, что в компании все делается на самосознании. То есть, если я разговариваю с кем-то из коллег, то не стараюсь донести ему свое решение экстравагантным способом. Я стараюсь, чтобы он ясно понял - для чего Это нужно.

Конечно, в каких-то ситуациях сотрудник может взять под козырек и сделать то, о чем я говорю. Но только в исключительных случаях, когда я уже не могу объяснить для чего же Это нужно вообще. А в остальном все происходит спокойно и ровно, видимо, потому, что мне повезло с коллегами.

- На "понятливых" людей везет крайне редко.

- Согласен, и мне кажется, что везение чем-то сродни риску. Только классный психолог или опытный head hunter может за время собеседования определить на сто процентов, подходит человек или нет. Я ни тот, ни другой, и занимаюсь подбором персонала достаточно недавно, поэтому элемента "повезло/не повезло" не исключаю.

- Предположим, к вам сейчас попросится некий чудак с улицы, скажет: хочу у вас работать, обещаю прибыль, какая вам и не снилась...

- Я приму этого чудака.

- А как оцените степень его адекватности?

- Во-первых, мне не двадцать лет, кое-что в жизни повидал. Смогу определить, в себе человек или нет, и, прежде всего, насколько он искренен. В конце концов, все эти курсы, которые я окончил, кое-что дали... Что например? Если сидящий передо мной смотрит в левый угол потолка, значит что-то нечестное задумал, если поглядывает в правый - говорит правду. Многое можно определить и по манерам, жестам...

- Эти и другие "приемы", придуманные на Западе, у нас проходят?

- Еще как. Западные разработки вполне адаптагоненны. Возьмем последний из моих курсов - "Как нанимать профессионалов". Я прослушал его и неожиданно для себя понял: ведь многое из этого знал, не хватало одного - эти знания нужно как-то для себя систематизировать.

- И как вам это удается?

- С переменным успехом. Иногда ведь как бывает: приходит к тебе сотрудник с житейской проблемой, - как правило, эта беседа в твоем дневном плане не значится, - и на поверку оказывается, что его проблема не менее важная, чем все остальное, сугубо делового свойства. Умение решать для себя, что главное, а что - второстепенное приходит с опытом. Поэтому я вас разочарую, мне не ведом рецепт, как это делать безупречно.

Варяги и аборигены

- Работая на Дальнем Востоке, "Савва" любит подчеркивать свое московское происхождение?

- Мне хотелось бы говорить "московская компания", когда речь идет о технологиях, ведении бизнеса. Что касается нашего персонала, то он полностью местный. И в отношении к Владивостоку, и в том, как мы себя здесь ощущаем, мы тоже, так сказать, аборигены. Мы любим этот город, край и никуда не собираемся отсюда уезжать. На нас нет печати - "приезжие".

- А тех, на ком она есть, у нас сейчас называют не иначе как жуликами...

- У меня свое мнение относительно варягов в местном бизнесе. Я видел, как ведут себя люди, приезжающие из-за рубежа, из столиц делать здесь бизнес. Как правило, они все классные специалисты, но ощущают себя временщиками. И поэтому им важно, чтобы именно в этот период - пока они здесь - компания, в которой они работают, имела какой-то успех. И только немногие из этих людей ставят перед собой задачу оставить после себя перспективное предприятие.

Поэтому я на сто процентов уверен: если тебе захотелось в каком-то месте что-то сделать - пожалуйста, приезжай, поставь бизнес, но развивать его должны местные жители.

- Значит ли это, что иностранных и московских управленцев следует обходить стороной?

- Я могу судить об этом только на примере людей, которые меня окружали. По крайней мере, я многому научился у тех москвичей и западных менеджеров, с которыми вместе работал. Надо признать, они классные профессионалы и никакой опасности от них я не чувствовал.

- Но известно немало фактов, когда приморские предприятия, попадавшие под начало столичных руководителей, оказывались не на пути к процветанию, а на краю пропасти.

- Очевидно, их к пропасти привели те, кто не хотел учить приморцев современному менеджменту, а жаждал "порулить" фабриками и заводами. Варяги в основном появляются за тем, чтобы кого-то заменить, побыть боссами. А между тем, они должны консультировать местных руководителей, - если, конечно, это требуется в каждом конкретном случае. Варяг не должен "порулить" временно и уехать обогатившись, он должен научить местного руководителя "рулить" постоянно и получить по справедливости причитающееся.

Пусть пахнет

- Почему вы ушли из "Ксерокса"?

- Причина банальная - в числе многих я попал под сокращение.

- Как неновичку в коммерции вам, наверняка, все равно, чем торговать - копировальными аппаратами или сигаретами?

- В общем-то, да. Дело в том, что на самом-то деле сейчас моя задача не продавать сигареты, а организовать структуру их продаж. Поэтому я не знаю цен на ту или иную марку, не знаю, что лучше или хуже продается...

- То есть, вы понятия не имеете, сколько, к примеру, стоит пачка "Парламента" в Находке и во Владивостоке?

- Абсолютно. У меня есть директор по продажам, который может предоставить исчерпывающую информацию по этому вопросу. Я не считаю, что мне нужно знать подобные вещи. Мое дело – создать команду, расставить нужных людей на места и дергать за веревочки... А потом спокойно уйти и быть уверенным, что система функционирует без моего участия.

- По-моему, мы подошли к так называемому ведению бизнеса "по-московски". Чем же оно отличается от аналогичного процесса, но происходящего где-нибудь в Оймяконе?

- В основе всего - клиент. Именно этому принципу я учу своих торговых представителей, менеджеров. Важно не просто продать клиенту товар... Допустим, сейчас вам можно, извините меня, впарить товар по такой цене, что вы его купите. Не сомневайтесь, я смогу вам продать. Но потом вы уйдете, окажетесь в другом месте, где продают такой же товар, и поймете, что вас обманули. Все, вы ко мне больше не придете.

Поэтому главное продать товар так, чтобы клиент, купивший его, не почувствовал себя обманутым и потом приехал к вам снова – даже если товар у вас будет дороже, чем где бы то ни было. В "Савве" нет жесткого прайс-листа, как в иных компаниях. Приходит туда Иванов: мне нужно товара на сто рублей, и получает его по такой-то цене, нужно на двести - получает по другой. Никого не интересует, как дела у Иванова, как самочувствие, интересует одно - ты, Иванов, скажи, чего хочешь, и мы тогда скажем, какая у нас для тебя цена...

В "Савве" с каждым клиентом - если это оптовые продажи – работает менеджер. Встречаются они, садятся лицом к лицу, начинают обсуждать детали сделки. И при этом менеджер всегда может сказать: этот товар не бери, его достаточно много, или - он сейчас пока дорогой, купи-ка лучше товара вот этого. Идет своеобразный обмен мнениями, пресловутое "купи-продай" отходит на второй план, складываются нормальные человеческие отношения. Даже в какой-то степени дружеские, поскольку иногда к нам клиенты приходят просто так, хотя это и плохо для работы. Один заедет поделиться какими-то новостями, другой расскажет, что на каком-то рынке купил товар на три копейки дешевле, чем у нас. К клиенту надо быть ближе, тогда и он не отдалится.

- А чем характерен подбор персонала "по-московски"?

- Не могу сказать, поскольку кадры я отбираю сам. Это моя слабость. Провожу собеседование со всеми, кроме грузчиков и водителей. Делаю это как всякий руководитель, у которого есть свои понятия о том, что такое команда, какие люди должны ее составлять.

- Получается ли при этом подавлять в себе предубеждение, или наоборот - излишнее расположение к кандидату?

- Кажется, да. Я управляю этими людьми, работаю с ними, и сам буду исправлять собственные ошибки, когда, к примеру, окажется, что красавица, которую я пару недель назад принял, не умеет работать.

- А как вы поступите, если новичок профессионально силен, но – вот незадача - нечистоплотен, пахнет дурно от него, и клиенты воротят носы. Уволите неряху скрепя сердце?

- Пусть пахнет. Я постараюсь найти какой-то другой способ, как с ним поступить, если действительно его некем заменить. Может быть, попробую воздействовать на него со стороны коллег...

Приведу на эту тему пример, правда, с чистоплотным персонажем. Приняли мы на работу двух торговых представителей, один был откровенно слабый, думали, как бы его убрать, заменить. А потом решили взять на эту же позицию еще четверых. И тот слабачок стал расти на глазах. Увидел, за кем нужно тянуться, "включился". Я тогда понял: многое, если не все, зависит от среды, в которую попадает человек.

Без королевской мантии

- К вас применим титул табачного короля?

- Абсолютно нет, потому что если сейчас со мной завести разговор о табаке, то он закончится минут через пять. Особенно, когда зайдет речь об отличиях сигаретных марок. Я полагаю, табачному королю положено знать все - от характеристик сырья до глобальных изменений, происходящих, скажем, на уровне "Филипп Моррис".

Я не хочу быть табачным, нефтяным королем. Хочу быть классным менеджером. Хочу научиться создавать бизнес-структуры, которые бы работали. Сегодня построил организацию по продаже табака, завтра - по продаже колготок... А еще лучше - по производству чего-нибудь. Вот это бы было здорово.

- Принято считать, что те, кто делает карьеру на периферии, рано или поздно окажется в столице. Вы не видите себя в одном из офисов на Тверской?

- Даже не представлял себе. В своей сфере я убедился в том, что человека просто за красивые глазки в Москву не перетащат. По крайней мере, мои столичные боссы не руководствуются подобными соображениями. Для этого они слишком хорошо умеют считать денежки.

- Как вы считаете, без ложного патриотизма, Приморский край – это приспособленное место для жизни?

- Безусловно.

- И столица в бытовом и материальном смысле прельщать не может?

- Нисколько.

- Но там же бизнес кипит. Себе подобных менеджеров пруд пруди...

 - Ничего подобного. Там просто другой уровень, другие интересы, другие деньги, другие возможности в финансовом плане. Ведь не для кого не секрет, что 90 процентов денежных ресурсов Москвы не выходят за Садовое Кольцо. И еще 7 процентов - дальше Урала. Там все другое. Но другое не значит лучшее...

Московские табачные компании теперь пристально смотрят на Восток. Год спустя среди них хорошо будет жить тот, кто первым успеет продвинуться в регионы и там закрепиться. Это говорит о том, что в столичном бизнесе все меньше и меньше остается свободных ниш, и там нужно выдумывать нечто особенное, чтобы отличиться...

Курево для служивых

- Как вы относитесь к спонсорству? Допустим, придет к вам прапорщик с погранзаставы и попросит сигарет для бойцов. Не откажете?

- Я не отвечу сразу ни "да", ни "нет". Постараюсь разобраться в ситуации - действительно ли так нужна людям моя "гуманитарная помощь". Если так оно и есть, то помогу при одном условии – помощь должна попасть по адресу. Кстати, мы не раз отвозили солдатам сигареты: знаете, иногда бывает некондиционный товар, его нельзя пускать в продажу - не товарный вид, а выбрасывать жалко...

Понимаете, здесь дело не в какой-то там скупости или наоборот. Попросту у в стране нет самой системы спонсорства и меценатства. Захочу я кому-то открыто помочь - у меня потом будет масса проблем, каким же образом все это оформить в бухгалтерии!.. Поэтому-то у нас предпочитают оказывать бескорыстную помощь так, чтобы об этом никто не узнал.

- Как вы для себя классифицируете представителей местных деловых кругов?

- Я недостаточно тесно с ними общаюсь, поэтому у меня нет оснований как-то их подразделять. К тому же для любой классификации нужно придумывать какие-то параметры. А в чем они могут выражаться? Славой? Количеством денег?.. У меня есть друзья, которые руководят маленькими фирмами, но я им завидую.

- И в чем же?

- В том, что они смогли организовать свое дело.

- Сожалеете, что являетесь наемным директором?

- Никаких сожалений нет. Есть хорошая зависть. Казалось бы чего сложного - небольшая контора, персонал из двух-трех человек, ремонтируют копировальные аппараты. Наверное, и я смог бы это создать, но, видимо, в свое время не "загорелся" идеей, не стал хозяином пусть крохотного, но своего дела. Думаю, такие мысли посещают не одного менеджера - фигурально выражаясь, головой чего-то достиг, а руками - нет. Однако это не повод задуматься о собственном несовершенстве. Голова и руки есть? Дерзай.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ