Краудфандинг: выгодные инвестиции или простой сбор денег у народа?

Как в России работает новомодная англоязычная бизнес-калька
фото pixabay.com | Краудфандинг: выгодные инвестиции или простой сбор денег у народа?
фото pixabay.com

Хотя поток стартаперов, ищущих коллективного финансирования, не ослабевает, можно констатировать: в отличие от США, краудфандинг в России пока не превратился в значимый источник средств для бизнеса. В итоге 8 из 10 краудфандинговых платформ умирают, а эксперты до сих пор относятся к этому механизму очень неоднозначно.

Краудфандинг — новомодная англоязычная калька для явления, которое существует едва ли не пять тысяч лет, еще с ветхозаветных времен. Новую жизнь в него вдохнуло появление Интернета и технологий электронных платежей: онлайн-платформы упростили процедуру сбора денег.

«Системы клиринга, взаимного доверия, сегодня автоматизировались, упростившись до такой степени, что отпала необходимость даже в предварительном знакомстве инвесторов. Инфраструктура изменилась, но суть осталась та же, равно как плюсы и минусы софинансирования проектов в докомпьютерную эпоху», — уверен Максим Кривелевич, кандидат экономических наук, руководитель экспертного сообщества Школы экономики и менеджмента ДВФУ.

На первый взгляд пациент скорее жив, чем мертв: сейчас в стране работает более 30 платформ коллективного финансирования. И, согласно мониторингу Банка России, отмечается устойчивый рост объемов рынка краудфандинга. Если в 2015 г. он достигал 1,5 млрд руб., то в 2016-м — 6,2 млрд руб., а в 2017-м — 11,2 млрд руб. Таким образом, рынок вырос в 7,5 раза с 2015 г. по 2017 г. «Общий объем рынка краудфандинга в первом квартале 2018 г. оценивается в 2,3 млрд руб. (1,5 млрд рублей в первом квартале 2017 г.)», — сообщили «К» в пресс-службе Дальневосточного главного управления Центрального банка Российской Федерации.

Самые популярные российские краудфандинговые площадки — Boomstarter.ru, Planeta.ru, Kroogi, ThankYou.ru, Together, Naparapet, StartTrack, CrowdPress, «Moй учитeль», «C миpу пo ниткe», «Pуфaндep», «Pуcини», «Cтapтмeн», «Cтapтиум». Статистика некоторых впечатляет: на счету Boomstarter, например, 1776 успешных проектов с 2012 г., собравших 361 млн руб. Planeta.ru привлекла 868 млн руб. под реализацию свыше 4 тыс. проектов. Но эти данные меркнут по сравнению с Kickstarter, крупнейшей в мире краудфандинговой платформой: на ней завершилось 374 507 кампаний, а общая сумма привлеченных средств составила $3,683 млрд.

Нужная история?

В РФ освоение инструмента народного финансирования сопряжено со значительными сложностями, и, по словам экспертов, только 16% проектов российского краудфандинга успешны, остальные уходят ни с чем в силу отсутствия конкретных алгоритмов работы с бекерами (людьми, которые финансируют проект), а также некомпетентности авторов в вопросах продвижения своих идей.

Тем не менее идеи периодически стреляют, и даже во Владивостоке, о чем свидетельствует «бетонная пространственная инфографика о сопках города Владивостока», появившаяся на площадке в районе Спортивной набережной. Ушел год, чтобы привлечь свыше 400 тыс. руб. для реализации этого проекта через площадку Boomstarter.ru. Архитектурная композиция, собравшая в соцсетях большое количество хейтерских комментариев, оказалась в центре дебатов на тему современного искусства и морского фасада, однако народ сделал свой выбор.

Вадим Герасименко, один из кураторов проекта «Семь сопок»: «Изначально мы заявляли сумму около 300 тыс. рублей, но в итоге собрали порядка 416 тыс.; за вычетом налогов осталось 370 тыс. рублей на реализацию проекта. Причем люди — не только из Владивостока, со всей России — перечисляли и по 50, и по 100 рублей, а отдельные меценаты жертвовали 50–100 тыс. рублей.

Мне кажется, краудфандинг — очень нужная история. Если у тебя нет денег, но есть хорошая идея, достаточно описать ее, приложить смету и зайти на площадку, где народ будет голосовать рублем. В обмен авторы часто предлагают сувенирную продукцию, например, значок, тематически связанный с проектом. Среди жителей Владивостока такие площадки еще мало востребованы, и здесь мы скорее выступаем в роли догоняющего города, но, я думаю, популярность краудфандинга будет только расти».

Искусство и наука

Культура поддержки краудфандинговых кампаний еще слабо развита в России, отмечают эксперты, однако низкая активность бекеров во многом связана с пассивностью самих авторов, которые считают своей основной задачей размещение на одной из популярных платформ. Хотя для того, чтобы удачно «стартануть», необходим комплексный подход, куда входит и аналитика, и активное использование социальных сетей и социальных медиа, и имейл-маркетинг, и взаимодействие с прессой, и пиар-технологии.

Хорошая краудфандинговая кампания — это искусство и наука, о чем знают фандрайзеры (специалисты по привлечению средств в некоммерческие организации), но большинство авторов забывают. Более того, есть такая проблема, как дефицит перспективных проектов в принципе. Андрей Косолапов, предприниматель (основатель краудфандинговой площадки MainTrust): «Из того, что оказалось хуже, чем я думал, можно отметить слабую активность со стороны авторов проектов, которые не торопятся на краудфандинг. Их приходится еще и убеждать, хотя проблема «денег нет» стоит очень остро. При создании краудфандинговой площадки MainTrust инвестиционные затраты составили 500 тыс. рублей. В целом бизнес ничем принципиально не отличается от любого другого, хотя проблемы возникают разные: неохотно предоставляются платежные шлюзы, с трудом открываются счета, потому что банки с предубеждением относятся к краудфандингу. На сегодняшний день мы не заработали ничего».

«О вашем проекте никто не узнает, если вы не займетесь его продвижением, — напоминает команда MainTrust. — Исходя из мирового опыта: всего 5% от запрашиваемой суммы поступает от случайных спонсоров. Таким образом, вы должны быть готовы привлечь 95% своими силами». В каталоге сайта сегодня представлены три проекта, два из которых уже собрали нужное количество средств. Проект «Издание книги «Покровский мемориальный парк. Исторический очерк» привлек 508 500, «Запись и издание нового студийного альбома владивостокской певицы ЛюSEA» — 350 000. То есть инструмент работает, но он недостаточно востребован, чтобы «раскрутить маховик». При этом комиссия MainTrust и платежной системы составляет в общей сложности 10%, то есть прибыль организаторов совсем небольшая.

Андрей Косолапов: «Рынок краудфандинга на самом деле достаточно сложный. Со стороны может показаться, что стоит запустить сайт, и все «полетит». Но на самом деле, после того как вы сделали площадку, ее еще нужно продвинуть и найти проекты, что является нелегкой задачей. Конечно, когда площадке много лет и через нее прошли 1000 идей, 1001-я заходит легко, а молодой ресурс требует огромной организационной работы».

Лотерейное положение

Осложняет положение участников рынка и отсутствие системы государственного регулирования краудфандинга, из-за чего эта ниша выпадает из правового поля со всеми вытекающими. Градус народного недоверия к разного рода проектам, собирающим «с мира по нитке», выдержан на опыте обманутых вкладчиков 90-х и регулярно подкрепляется новыми историями, в том числе связанными с краудфандинговыми платформами.

Например, два года назад, на волне сетевого флешмоба девушек, подвергшихся насилию, журналист и писатель Ирина Романовская объявила о сборе средств на разработку и запуск в продажу «кольца с тревожной кнопкой», которая через смартфон отправляла бы вызовы службе спасения. Проект собрал свыше $250 тыс., но в продажу «чудо-кольцо» так и не вышло. «Подвели китайские производители», — объяснила Ирина Романовская.

По словам экспертов, проекты, находящиеся на старте своего развития, относятся к категории рисковых, и есть вероятность, что инициаторам так и не удастся его запустить. Максим Кривелевич: «Нужно понимать одну простую вещь. С ветхозаветных времен никуда не делся простой вопрос: а кто заказывает музыку? Если это ваш бизнес, вы им рулите и пребываете в твердой уверенности, что держите руку на пульсе. Если это бизнес, которым за вас управляет, к примеру, участник рынка ценных бумаг, деньги, переданные в доверительное управление банку или другой крупной структуре с лицензией и репутацией, вы имеете все основания полагать, что сделали правильный выбор. А когда мы говорим о децентрализованных сетях, то нет ровным счетом никаких гарантий, что игра будет вестись по правилам.

Следовательно, возникает вопрос: хотите ли вы участвовать своими деньгами в коммерческом ли, в благотворительном ли проекте, не зная и по условиям задачи не имея возможности понять, будут использованы ваши деньги по вашему указанию или перпендикулярно ему. Эстетически мне такой вариант не сильно симпатичен, я выбираю рулить автомобилем, нежели использовать ноунеймовский автопилот, позволяя ему ехать в малоизвестном направлении».

Как настроен автомат

«Качество процедуры оценки проекта, проверки документов, описывающих проект, бизнес-планов, реальной возможности реализации проекта заявленной командой полностью определяются процедурами и правилами конкретной краудфандинговой площадки, — напоминает ЦБ РФ. — Другой важный момент — проблемы непрерывности бизнеса: в случае технических проблем или внезапного прекращения работы сайта по инициативе организаторов/владельцев возможны проблемы как у кредиторов (инвесторов), так и у заемщиков (понятия кредиторов и заемщиков — уже из области краудинвестинга)».

Под вопросом и гарантия возврата средств в случае, если проект не набрал требуемую сумму для запуска: отсутствуют определенные правила по возврату денег. Отдельно следует урегулировать проблему возврата денежных средств, если взносы проводились без надлежащей идентификации, например, с неперсонифицированного электронного средства платежа.

Максим Кривелевич: «Неразрешимая проблема краудфандинга состоит в том, что вы вообще никак не управляете расходованием средств, а просто вносите свой вклад и надеетесь, что игра будет вестись честно. Это похоже на игровые автоматы, когда играют на деньги. Если автомат настроен правильно, то вы и удовольствие получите, и выигрыш какое-то количество раз. Но если автомат подкручен, у него вообще может не быть выигрышей, к примеру, выше минимального. Точно так же с краудфандингом: нормально устроен автомат или подкручен — вы этого не поймете».

При этом специалисты говорят о зарождении такого явления, как краудинвестинг, отличие которого состоит в том, что инвесторы получают долю в акционерном капитале компании со всеми вытекающими рисками потери вложений. При этом размер возможной прибыли не зафиксирован, как это происходит при родственном виде кредитного краудфандинга — краудлендинге или равноправном кредитовании (peer-to-peer lending). Если, например, Европейский инвестиционный банк, немецкая банковская группа KfW и правительство Великобритании инвестируют миллионы фунтов через краудинвестинговую площадку Funding Circle, в России это пока инструмент для частных инвесторов, развитый слабо.

Банк России отмечает следующие риски и проблемы в данном сегменте (относящиеся также к краудфайндингу). Это риск неверной идентификации, когда отсутствует уверенность, что «виртуальный контрагент» по площадке реально существует или что заемщиком не использованы данные третьего лица без его ведома. «Второй момент — качество проверки получателя средств: отсутствуют минимальные требования к осуществлению скоринга и сведения о мерах, принимаемых площадкой против мошенничества либо предоставления заемщиком фальсифицированных данных, а также требования к предоставляемым заемщиком данным, подтверждающим его способность возвратить долг», — сообщили корр. «К» в пресс-службе Дальневосточного главного управления ЦБ РФ.

И наконец, ребром стоит возможность использования мошеннических схем: инвесторы и кредиторы не застрахованы от недобросовестных практик владельцев бизнеса, в частности, через использование выплат высоких зарплат руководителям «финансируемого бизнеса» или платежей подставным контрагентам для вывода средств. Особенно следует отметить мошеннические схемы с использованием сайтов, зарегистрированных вне российской юрисдикции.

Тем не менее, по информации, озвученной генеральным директором краудинвестинговой площадки StartTrack Константином Шабалиным, в 2017 г. оборот российского сегмента краудинвестинга и краудлендинга вырос в 1,8 раза — с 1 млрд руб. до 1,8 млрд руб. Количество действующих инвесторов в прошедшем году увеличилось в 11 раз, до 14?466 человек. Как отметил Шабалин, у банков пятый год подряд не растет портфель кредитования малого и среднего бизнеса, до 80% всех потенциальных заемщиков получают отказы. Во-вторых, инвесторам все сложнее получить высокую доходность в классических инструментах, например, в депозитах в долларах или рублях, а значит, рынок краудинвестинга имеет серьезные перспективы роста.

Максим Кривелевич: «Я не занимаюсь ни краудфайндингом, ни краудинвестингом, но знаю людей, которые в этом участвуют, как и людей, которые покупали векселя Азиатско-Тихоокеанского банка или биткоины по $20 тыс. Тех, кто остался этим доволен, я не встречал. И если вы меня спросите, какие площадки вы бы рекомендовали, ваш вопрос прозвучит все равно что: «А какие подпольные казино вы бы рекомендовали?» Недаром во всем мире контроль за финансовым рынком, наверное, самый жесткий после контроля за обращением оружия или наркотикосодержащих веществ — как я уже говорил, малейшее сбивание настроек дает невероятное преимущество сторон. Здесь можно провести аналогию с краплеными колодами карт или электромагнитом под рулеткой. То есть сама по себе технология хорошая, но, будучи бесконтрольной, она ставит вас в совершенно лотерейное положение».

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ