Валентин Гутиков: «Жизнь прожить — не поле перейти»

Как хулиган стал учредителем предприятия во Владивостоке
Валентин Гутиков, учредитель ООО «ДВР ЗИП». Родился 12 сентября 1954 г. в с. Мурюк Кемеровской области, окончил 48-ю школу во Владивостоке в 1969 г., ГПТУ № 10 по специальности «слесарь строительных машин» — в 1971 г., заочно — механический факультет ДВИМУ, Институт патентоведения. Служил в рядах СА — 1973–75 гг., затем работал на различных предприятиях, с 1994 г. — на Заводе измерительных приборов.  Фото: К. Сергеев | «Жизнь прожить — не поле перейти»
Валентин Гутиков, учредитель ООО «ДВР ЗИП». Родился 12 сентября 1954 г. в с. Мурюк Кемеровской области, окончил 48-ю школу во Владивостоке в 1969 г., ГПТУ № 10 по специальности «слесарь строительных машин» — в 1971 г., заочно — механический факультет ДВИМУ, Институт патентоведения. Служил в рядах СА — 1973–75 гг., затем работал на различных предприятиях, с 1994 г. — на Заводе измерительных приборов. Фото: К. Сергеев

Человек этот родился в сталинском лагере, в полуголодном детстве рос хулиганом, но никогда не унывал и стал директором. Руководитель ООО «ДВР ЗИП» Валентин Гутиков — о том, почему важно рано утром приезжать на работу, как наладить отношения с Евросоюзом и решить проблему нехватки бюджетных средств.

— Валентин Николаевич, начало вашей жизни почти совпало со смертью Сталина, потому вы и попали во Владивосток?

— В метрике моей — печать НКВД. Родители мои отбывали наказание в Кемеровской области, вскоре после смерти «отца народов» были освобождены, их отправили на Камчатку. В конце 1954-го в теплушке, трехмесячный, с мамой и братом Альбертом, которому было три года, приехал во Владивосток. Отец умер раньше.

Поскольку я по дороге заболел, на полуостров нас не отправили, оставили в лагерном пункте на Второй Речке. Затем бывших заключенных — несколько десятков женщин и детей — перевезли на завод на 6-й километр. Мать работала обмотчицей. Жили в маленькой комнате в бараке на Снеговой. Брат рассказывал: мама, когда уходила на работу, стелила на пол одеяло, привязывала мою ножку веревкой к кровати, чтобы далеко не уполз. Вызвали во Владивосток бабушку. Жили впроголодь, и когда зарплаты не хватало, выручала ее пенсия.

В 1966 г. барак снесли, мы получили двухкомнатную квартиру на Давыдова. Вскоре мама вышла замуж второй раз, родила третьего братика, нам выдали четырехкомнатную квартиру на Кирова, 40.

Русский человек много десятилетий работал из-под палки. В результате обленился и не хочет трудиться

— В одном из интервью вы рассказывали, что учились плохо, зато здорово хулиганили?

— Это так, из-за чего поменял много школ. Но в ГПТУ я несколько изменился. Наставником у меня был Петр Иванович Киселев, прекрасный человек, позже директор училища. Этот человек взял меня в духовой оркестр, ансамбль училища, дал в жизни многие напутствия. Я и после окончания ГПТУ десятилетиями с ним общался.

Был призван в армию, отслужил два года в Совгавани, демобилизовался в звании старшины. Вернулся во Владивосток, где работал в том числе начальником ЖЭУ. В 1994 г. пришел на ОАО «Завод измерительных приборов» (ЗИП).

Когда мы мальчишками покидали школу, многие прочили, что ничего хорошего Гутикова не ждет. К сожалению, некоторые выпускники, кому обещали блестящее будущее, на моих глазах спились и умерли. Я стал руководителем завода. Предсказать, как жизнь у кого сложится, невозможно.

— Как получилось, что ЗИПов стало два?

— С 2009 г. проходят непростые процессы реорганизации. Мы поделили предприятие в отношениях 58,47% и 41,53% с бывшим руководителем ЗИПа Валерием Павлухиным. Он организовал ЗАО «ЗИП». Я выплатил другим акционером компенсацию и создал ООО «Дальневосточный региональный завод измерительных приборов», где являюсь единственным учредителем, а мой сын Алексей — генеральным директором.

90% имущества мы с Павлухиным разделили, однако по каким-то вопросам до сих пор спорим в судах. Валерий Георгиевич претендует на большую часть земли под комплексом, пытается доказать, что та не моя. Кроме того, пока шла реорганизация, Павлухин успел продать принадлежавшие заводу автомойку и баню. Боремся за гараж, который уже более 10 лет арендуют наши партнеры, водяную скважину. Впрочем, все идет цивилизованно, без войны и хамства, ряд судов я выиграл.

— Сейчас завод не занимается той деятельностью, для которой был построен в советское время?

— Все изменилось. До 90-х ЗИП ремонтировал вычислительную технику, кассовые аппараты, весы, электросчетчики. Выпускали немного сантехнического оборудования. Были попытки создать совместное предприятие с китайцами, но бизнес не пошел. Занимаемся сегодня только сдачей складских и офисных помещений в аренду. Впрочем, если найдутся желающие развернуть производство в наших бывших цехах, готовы рассмотреть варианты.

Заниматься арендой — хорошо, но этого мало. Для наполнения казны надо возрождать и развивать промышленность, особенно для нас традиционную

— Арендодатели Владивостока жалуются на пустующие помещения; есть ли такая проблема?

— Считаю, всем предпринимателям надо выживать. Мы не поднимаем высоко стоимость аренды, зато все площади заняты. Многие арендаторы снимают у нас по 10–15 лет и не собираются уходить. Есть ряд предприятий, которым дорого снимать помещения в центре Владивостока, и они хотели бы переехать к нам — стоят в очереди. К тому же издержки у нас невелики, работает 12–15 человек.

— Несмотря на то, что вы 20 лет проходите инсулинотерапию сахарного диабета, утром в 8 часов уже на работе. В чем секрет работоспособности?

— С утра всегда на работе, в обед меня заменяет сын. Дважды в год, поскольку болен сахарным диабетом, ложусь в больницу на профилактику. Но и в это время иногда приезжаю на завод. Когда ЗИП был госпредприятием, все было иначе. Сегодня, если не будешь контролировать, смотреть за порядком — разворуют, разломают, отнесут на металлолом. Русский человек много десятилетий работал из-под палки. В результате обленился и не хочет трудиться. Лучше будет бутылки собирать или милостыню просить.

— Как вы проводите свободное время?

— Иногда встречаюсь со старыми друзьями, раз в неделю — с внуком Кириллом. В пятницу-субботу его привозят, стучится в дверь: «Дед, я пришел». У нас полное взаимопонимание. Внуку 6 лет, уже умеет читать, считать, писать. Я напилил на заводе брусков, принес молоток, гвозди, мальчик учится забивать гвозди. Говорит, что хочет стать строителем. (Улыбается). Очень люблю животных, в своем частном доме на Спутнике держу собак и кошек, раздаю щенков по объявлению.

— В свое время вы активно участвовали в политической жизни ЛДПР и даже отдали половину своего частного дома на Пархоменко, 24 под региональный штаб партии. За кого голосовали на президентских выборах?

— Всей семьей: я, сын, невестка — за Владимира Путина. А за кого, не за Жириновского же? Хотя этот человек в 1993 г. приходил к нам на Пархоменко, его время в политике прошло. Давно пора передать эстафету молодежи и работать советником. Вместо чего Владимир Вольфович говорит о выдвижении в кандидаты на президентских выборах-2024.

Вообще я в коммунистах, либерал-демократах разочаровался — одна говорильня. О России, конечно, надо думать, но — и о Приморье тоже. Что касается последних решений правительства, считаю, пенсионный возраст увеличивать не стоит. Найти возможность на выплату средств есть. А пенсионеры и так будут работать.

— Перед новыми главами Приморья и Владивостока — многие проблемы, и, как обычно, встает вопрос нехватки бюджетных средств. Что думаете по этому поводу?

— Когда денег хватало? Вижу притом: Андрей Тарасенко приезжает в любой город, дает четкие указания и требует по делу. Скажем, провел разговор с руководителем Кавалеровского района Сергеем Гавриковым, и тот сразу все понял. Надо всем вместе решать проблемы, которые накопились за долгие годы.

Не хватает средств в бюджете — надо кликнуть клич, бизнесмены помогут! Если не будем помогать мы, то кто? Обязательно надо достроить онкологический диспансер. Четыре года назад я похоронил жену, больную раком. Это ужас. У нас в химиотерапии через одну койку проходит за день 3–4 человека — не хватает мест. По выпускникам детских домов тоже есть личный опыт — моя племянница вышла из детдома и уже 6 лет стоит в очереди на получение жилья. Хотя в свое время ее квартиру государство благополучно забрало.

Заниматься арендой — хорошо, но этого мало. Для наполнения казны надо возрождать и развивать промышленность, особенно для нас традиционную. Если заработает как следует судостроительная верфь в Большом Камне — прекрасно.

Пенсионный возраст увеличивать не стоит. Найти возможность на выплату средств есть. А пенсионеры и так будут работать

— Не раз вы и словом и делом выступали в поддержку кандидатов, которые становились депутатами и главами столицы Приморья. Почему у руководителей Владивостока зачастую образуются непростые отношения с законом?

— На мой взгляд, главное, чтобы мэр не держал при себе подхалимов. Не успел Копылов прийти к власти, вокруг него образовался «кружок». Николаева также оперативно «облепили». Пушкареву стоило быть осторожнее с окружением.

Отмечу, что за последние 10 лет некоторые вопросы во Владивостоке, о которых я говорил, стали решаться. Скажем, выдают землю многодетным — со скрипом, но выдают.

— У России сейчас сложные отношения с рядом зарубежных партнеров. Каким образом это разрешится, на ваш взгляд?

— Время лечит. Думаю, в Европе поймут, что с Россией можно дружить, работать и вести торговлю. Что и показал чемпионат мира по футболу. Ехали гости с опасениями, а оказалось, что все в нашей стране в порядке.

Комментарии (7)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Неватник | Отправлено: 15 августа 2018, 16:59
Что интересно .... правы в комментариях .. все
Анон | Отправлено: 25 июля 2018, 17:57
Создавать производство в этих базарных условиях не выгодно. Его может создавать только государство в нашей стране (по большому счёту, в плане условий), а этому госаппарату нужно только вывозить недра за бугор и там же оставлять выручку за них, в по ходу дурить народ , чтоб не барагозили . Вот вся правда
Аноним | Отправлено: 24 июля 2018, 19:17
Гутиков дает людям аренду. С довольно высокой стоимостью. Рабочее место, может быть, лишь своему буху. О каких рабочих местах речь? Если бы он на захваченных территориях производство сам организовал....
Аноним | Отправлено: 24 июля 2018, 13:48
Причем здесь дельцы-то? Государство пустило все эти предприятия в рыночные отношения. Основная масса работников не хотела участвовать в управлении, мягко говоря (что характерно и сейчас на примере собственников МКД) и продавала свои доли, акции, ваучеры. Другие же покупали - причем не всегда отбивали эти затраты. Содержание собственности, тем более, огромного завода - это не фунт изюма. Надо людям сказать спасибо, что сохранили хоть что-то, дают рабочие места и платят налоги. От огромного количества предприятий в России остались только пустые каменные коробки.
Прохожий | Отправлено: 24 июля 2018, 11:41
Вот типичный пример "прихватизатора", коллектив обдурили, предприятие "прихватизировали", вместо трудового коллектива - директор, охранники и бухгалтер, вместо производства - сдача в аренду помещений под склады и пр. Такая же ситуация и с другими предприятиями. "Дельцы" и "проныры" захватили хитростью, подлогом работающие предприятия и затем все разрушили - фан.завод, Инструментальный з-д, Фарфоровый з-д и т.д.
Аноним | Отправлено: 24 июля 2018, 11:12
Вот они - приватизаторы 90-х.... "Сегодня, если не будешь контролировать, смотреть за порядком — разворуют, разломают, отнесут на металлолом. Русский человек много десятилетий работал из-под палки. В результате обленился и не хочет трудиться......" А судьи кто?....
СтИв | Отправлено: 24 июля 2018, 11:07
Когда-то работали в одной конторе, нормальный был мужик, надеюсь, им и остался.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ