Дмитрий Ямщиков: «Время «посиделок» на бюджетных средствах прошло»

Дмитрий Ямщиков, директор АНО «Инвестиционное агентство Приморского края». Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова, ЕМВА (квалификация «мастер делового администрирования»), В 2007?г. Ямщиков стал заместителем генерального директора ЗАО «Шинтоп-Инвест» (розничная торговля шинами, дисками, автотоварами), был генеральным директором АО «Шинтоп-Инвест». Управляющий НП «Современный бизнес — Приморью». Фото: предоставлено Д. Ямщиковым | «Время «посиделок» на бюджетных средствах прошло»
Дмитрий Ямщиков, директор АНО «Инвестиционное агентство Приморского края». Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова, ЕМВА (квалификация «мастер делового администрирования»), В 2007?г. Ямщиков стал заместителем генерального директора ЗАО «Шинтоп-Инвест» (розничная торговля шинами, дисками, автотоварами), был генеральным директором АО «Шинтоп-Инвест». Управляющий НП «Современный бизнес — Приморью». Фото: предоставлено Д. Ямщиковым

В этом году Дмитрий Ямщиков впервые будет представлять на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) Инвестиционное агентство Приморского края. Организацию, призванную помогать бизнесу в осуществлении их проектов. Ямщиков сам из бизнеса, а потому многие надеются, что ему удастся внедрить новую модель инвестиционной политики, которую тесно свяжет с потенциальными рынками сбыта.

— Дмитрий Валерьевич, до вашего назначения многие ставили в вину бывшему руководству Инвестиционного агентства некоторую пассивность. В результате проекты, по сути, зависали, а барьеры возрастали. Удалось ли вам выстроить системную поддержку или в каждом случае приходится подключаться в ручном режиме?

— У нас есть понимание, что раньше Инвестиционное агентство подписывало соглашения, которые часто, скажем так, носили декларативный характер. Энное количество зарегистрированных проектов было как KPI. При этом никто не спрашивал, когда из проектов вылупится конкретный результат. Мы решили изменить практику. Например, заключим на ВЭФ меньше соглашений, но с контрактными инвесторами, которые едут в Приморье с конкретной целью.

Так, на ВЭФ предполагается подписание пяти инвестиционных соглашений на общую сумму 14,5 млрд рублей. Речь идет, в частности, о создании ООО «Арника» в ТОР «Надеждинская» производства импортозамещающей продукции «Кормбиосинтез» — биотехнологических кормовых белков (проект оценивается в 3,7 млрд рублей). Также у нас есть договоренность с одним фермерским хозяйством о восстановлении и вводе в эксплуатацию незаконсервированного карьера №?3 «107 км» на сумму 200 млн рублей, с ООО «АвтоФабрика» — о создании производственного предприятия комплектации и обслуживания грузового автотранспорта (550 млн рублей), с ООО «НК Лотос» — по строительству тепличного комплекса для выращивания свежих овощей общей площадью 30 га (3,7 млрд рублей).

Стоит выделить меморандум о намерениях с HEFI Development (Франция), касающийся тематического парка «Парк народов мира». Общая сумма инвестиций по данному проекту составляет более 7 млрд рублей, а сам парк, посвященный человечеству, его развитию и культурным особенностям всех народов планеты, обещает стать масштабным объектом, призванным развивать не только внутренний туризм Приморского края, но и продвигать международный туризм в РФ.

— Вы отметили новое производство на территории ТОР «Надеждинская». Насколько известно, сейчас в ТОР проблема с земельными участками — их просто нет. Решен ли вопрос с данным проектом?

— Перед тем как что-то запустить, нужна просто инфраструктура: дорога, ЛЭП, вода. Именно это сейчас строится. Насчет земли… Да, ее уже нет, но есть планы по расширению ТОР. Динамика заявок растет. Люди поверили в возможности, и есть уже некая гонка: надо успеть. Часть бизнеса поначалу не совсем понимала, что такое ТОР. Боялись, что конкуренты получат незаслуженное преимущество, а потом сообразили, что любое преимущество можно получить самим. Если у тебя есть какой-то завод, как правило, не всегда новый и качественный, тебе государство дает новую площадку, подводит инфраструктуру и говорит: «Я здесь никаких налогов не беру» — заложи свой завод, возьми кредит в банке и построй новый такой же, будет в два раза более конкурентоспособным. Главное, у тебя рынок есть, ты знаешь, кому продавать.

— Откуда у вас уверенность, что названные вами проекты будут реализованы?

— Когда в отдельных проектах в ручном режиме проходишь все необходимые этапы, понимаешь, где и какие ограничения встречаются. Когда снимаются соответствующие ограничения, это открывает новые возможности не только для конкретного направления, но порой и для целой отрасли.

Возьмем, например, вопросы, связанные с инвестиционным климатом. На протяжении многих лет Приморье находится внизу Нацрейтинга, четыре года подряд падаем. На март 2018?г. исполнение целевых моделей составляло 42% (в то время как в среднем по стране — 67%). Мы были худшими на Дальнем Востоке.

Мы проанализировали процессы и сделали определенные выводы. Причем эту работу проводили не вслепую, а с привлечением предпринимателей и экспертов. Так как убеждены, что бизнес знает лучше кого бы то ни было, какие условия работы ему удобны. В частности, разработали 12 дорожных карт (10 по Национальному рейтингу и 2 региональных — «Информационная политика» и «Грузовые перевозки»). Для мониторинга за их исполнением ежемесячно проводим рабочие группы (всего их было уже более 40).

Департаменты перестроили свою работу: мы разобрали методологию, научились слушать бизнес и учитывать его предложения в своей работе, наладили межведомственное взаимодействие. Начали появляться первые результаты. Например, департамент земельных и имущественных отношений края выделил специальный день для приема предпринимателей — четверг; разработана витрина закупок, которая упрощает предпринимателям поиск рынков сбыта своей продукции; ежемесячно проводятся заседания Инвестиционного совета при губернаторе Приморского края; Гарантийный фонд Приморского края разработал новый продукт — предоставляет независимую гарантию субъектам МСП при осуществлении тендерной закупки в рамках 223-ФЗ; объекты сетей тепло-, водоснабжения и водоотведения теперь можно размещать на государственных и муниципальных земельных участках без предоставления земельных участков и установления сервитутов. Ну и наконец — с 30 до 10 дней сокращен срок принятия решения о выдаче/отказе в выдаче разрешения на размещение объектов линий электропередачи до 35 киловольт, для размещения которых не требуется разрешения на строительство.

Нам удалось повысить уровень исполнения целевых моделей до 80% по региону (в среднем по России и Дальнему Востоку — 84%). Наша цель — 96% к концу текущего года.

— А решение конкретных проблем бизнес-проектов можете озвучить?

— Могу. Вообще, самые большие вопросы сегодня возникают в сферах строительства и марикультуры. Наверное, это сейчас самые инвестиционно активные отрасли, соответственно, проблем хватает. Если приводить конкретные примеры…

На сопровождении Инвестиционного агентства с 2016?г. находится проект разведения осетровых рыб. Но возникла проблема с землей, которая принадлежала частной компании. И нужно было вывести землю сначала в край, потом признать проект приоритетным и эту же землю отдать уже под марикультуру. Все это Инвестиционное агентство сумело сделать за три месяца. Почему? Потому что иначе проект бы не работал. На воде можно делать только в море, осетровых чисто на воде не разведешь, это не моллюски. Но мы нашли путь в законодательных рамках, при этом все остались довольны.

Вообще, проблем в марикультуре хватает. Обладая уникальными условиями, Дальний Восток в 2017 г. произвел только 9 тыс. тонн аквакультурной продукции из 202 тыс. тонн по России. То есть в ДФО рынок составляет 0,3%. Между тем, по оценкам экспертов, в регионе можно выращивать до 1 млн тонн продукции. Колоссальный разрыв, не правда ли?

Почему это происходит? Одна из главных проблем — получение государственной экологической экспертизы. Тот же проект разведения аквакультуры: площадь участка составляет 56 тыс. кв. м, акватории — 900 га. Создано 150 рабочих мест. Есть планы по расширению. Общая сумма инвестиций может составить 5 млрд рублей. Но на этом все хорошие новости заканчивались — из-за госэкспертизы. Чтобы ее получить, нужно собрать столько документов и получить справок, что руки у многих просто опускаются. При стоимости госпошлины самой экспертизы от 190 до 270 тыс. рублей цена сбора полного пакета необходимых документов возрастает до 2 млн рублей. Плюс время, которое придется потратить на все это. Наша задача сейчас — упростить данный процесс и по возможности удешевить его.

— Известно, что Инвестагентству поручено заниматься моногородами в Приморском крае. Как работа продвигается в этом направлении?

— В Приморском крае девять моногородов. Причем положение большинства из них ниже среднего, а потенциала для развития очень мало. Тем не менее главы этих монопоселений абсолютно адекватные люди, они все понимают. На одной из встреч мы обрисовали возможные точки соприкосновений между Инвестагентством, Фондом развития моногородов и непосредственно главами. И первой ласточкой станет представление проекта горнолыжной трассы в Арсеньеве.

Про трассу в Арсеньеве много говорится, но все концепции, которые создавались, носили некий декларативный характер. Теперь же создан окончательный вариант.

Вопрос в том, что основной заработок у инвесторов будет не на подъемнике. Деньги должны приносить гостиницы, общепит, которого сейчас в Арсеньеве просто нет. Гостиничного фонда вообще только на 1,5 тыс. номеров, в то время как трасса будет рассчитана на мощность в 2400 человек в час. Проект город самостоятельно не потянет. И край тоже не сделает подъемник. Но от инвесторов, с учетом, что там все-таки место известное и туда едут многие, мы надеемся получить лояльные отклики.

— Во сколько оценивается проект?

— Тут все будет зависеть от создаваемой инфраструктуры. Почему? Потому что проект идет из трех стадий, и можно одну стадию, скажем так, убрать. Но без постройки инфраструктуры там будет просто один подъемник. Его минимальная цена — 600 млн рублей. Но это по оценке одного потенциального инвестора. Сейчас мы рассматриваем и другие предложения.

На примере этого проекта могу рассказать, в чем заключается наша работа, потому что, с одной стороны, это муниципальное образование Арсеньева, с другой — гора федеральная и находится в Яковлевском районе. Плюс трасса тоже федеральная. То есть одним концессионным договором проект не сделаешь. И нужно все эти вопросы свести воедино. Получить разрешения на строительство инфраструктуры и еще не забыть про наших спортсменов, которые тренируются в детской школе Арсеньева. Вопросы глобальные.

— Арсеньеву грех жаловаться — там есть рентабельный ААК «Прогресс». А вот в Дальнегорске, Ярославке или Светлогорье все очень плохо. Здесь есть какие-то стратегические наметки?

— Если вы спрашиваете о том, есть ли у них какие-то программы или паспорта, то они существуют. Вопрос в том, что писались они… В общем, каких-то таких явных точек опоры в документах совершенно нет. Даже если есть интересные проекты, например, как в Светлогорье по туристическому кластеру, но чтобы все заработало, нужно сделать дороги в несколько километров. А это федеральная задача, решить которую в ближайшее время вряд ли получится — в стране идет экономия бюджетных средств. Поэтому работа с моногородами носит точечный характер. Если люди, и власти, и инициаторы проектов активны в своих действиях, то мы им помогаем. А если мы звоним главе, не буду говорить какого поселения, а он говорит: «Не трогайте, мне и так хорошо», то сдвинуть с мертвой точки процесс физически невозможно. Ведь даже финансирование дорожной инфраструктуры идет по запросам муниципалитетов в край.

Мировоззрение местных властей должно меняться. Время «посиделок» на бюджетных средствах прошло, сегодня с каждого главы будут спрашивать, что он лично сделал для развития своего района. Это касается не только моногородов. Все муниципальные образования Приморья должны иметь собственные, реальные паспорта развития. Над этим они должны работать. Контроль за данным процессом в том числе возложен и на Инвестагенство.

— В портфеле Инвестагентства 128 проектов. Какие из них в стадии обсуждения, а какие, по вашей оценке, все же реальные?

— Реальных — где работаем не только мы, но и сам проект, и лицо, его заявившее, — порядка 43. Но инвесторы подходят каждый день, потому что проекты в разной степени проработанности. Некоторые просто в тезисе. У многих проблемы с землей. К примеру, выдано разрешение, но земля оказывается накрытой военным лесничеством. Бывают такие участки, которые Росреестром заявлены как лесные участки, а в кадастре это земли промышленности.

— Как часто к вам обращаются иностранные инвесторы?

— Довольно часто. Причем из разных стран, от Великобритании до Китая. Другое дело, что они приходят с проектами, которые не имеют привязки к нашим условиям, к существующей действительности. Например, хотят построить акваферму на определенном месте, который выбрали у себя на родине, просто изучив в Интернете карту Приморья.

Мы сейчас разработали новый инвестиционный портал Приморского края, он будет вестись на двух языках (русском и английском). Там же будут вывешены паспорта развития муниципальных районов с точки зрения инвестора. То есть в первую очередь это тарифы, количество рабочей силы, налоги и т. п. В будущем портал планируется переводить и на корейский, и на китайский, и на японский языки.

Если говорить о конкретных проектах, то подписано соглашение с китайскими инвесторами на строительство двух электростанций (Фокино и рядом с ИКРЗ «Приморье») и ветряков. Инвесторы уже строили на территории Российской Федерации, в том числе в Челябинске. Если там построили, то тут у нас они точно смогут. И они ввели их в эксплуатацию и сдали по всем нашим СНИПам и ГОСТам. Люди не просто пришли и сказали: «Мы хотим». Они пришли и сказали: «Мы можем». С электростанциями сейчас вопрос только по газу — когда проложат трубу. По ветрякам: их планируется восемь мощностью по 2,5 мегаватта. Но здесь много согласительных мероприятий, в том числе и с экологией. Как оказалось, ветряки создают определенную вибрацию и определенные децибелы, что сказывается на животных. Но тем не менее это очень дешевая электроэнергия, и у нас в крае она востребована.

Очень многими рассматриваются проекты в рекреационных зонах, ну и, конечно, различные производства на наших природных ресурсах. Инвесторы есть со всех сторон. Край открыт для всех. Особенно местные предприниматели, которые выжили, когда не было преференциальных режимов. Сейчас им сам бог велел помочь этими режимами, чтобы они развивались быстрее.

— Кстати, о режимах. На острове Русском создан офшор. Это как-нибудь повлияет на экономику Приморья?

— Чем больше будет привлечено инвестиций, чем больше будет рабочих мест, даже если находятся в офшорной зоне, тем нам будет лучше. Это все-таки зарплата, а значит, поступление НДФЛ в местные бюджеты. Но давайте начинать с малого. Люди в Приморье прежде всего должны знать, где они будут работать, какую зарплату получать и какие условия жизни в конечном итоге будут. Все силы мы на это и бросаем.

Даже подача и инициация какого-то объекта государственно-частного партнерства может занимать 300–400 дней. Это норма. Соответственно, сам проект может быть реализован не раньше чем через два года. То есть через два года появятся первые инвестиции. Но тем не менее мы уже знаем, что делать по каждому проекту.

Комментарии (5)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
восток | Отправлено: 12 сентября 2018, 16:51
Одна из многочисленных кантор по осваиванию бюджетов.
Ирма | Отправлено: 11 сентября 2018, 18:15
А у господина Ямщиков на столе каталог проектов, который сделан старой командой агентства. А что же такая «эффективная» новая команда свои материалы для продвижения инвестиционного потенциала края не делает? Или даже такие простые вещи новой команде не под силу?
налогоплательщик | Отправлено: 11 сентября 2018, 17:23
Кстати, о заключаемых на ВЭФ соглашениях. Господин Ямщиков видимо не в курсе, что каждый заключаемый на ВЭФ договор всегда сопровождался вплоть до отчётов в министерства. Я это точно знаю, так как с прошлым составом агентства взаимодействовали по этому поводу. Сейчас надо просто признать, что команда агентства не может набрать клиентскую базу, проработать возможности заключения соглашений и не подменять неумение работать умными словами о том, что соглашений немного, но все они очень великие и хорошо продуманные. Не стоит прикрывать свою неэффективную работу обрамлением к словесные формы...
Налогоплательщик | Отправлено: 11 сентября 2018, 17:09
Очень верный комментарий. Я как-то сам приходил в эту контору. Вопрос был не один. Хотел узнать о размещении производства в ТОР Надеждинская и о процедуре перевода земли из одной категории в другую. На встречу со мной пришли два мальчика, которые долго переглядывались по поводу заданных вопросов, а потом консультация завершилась очень быстро. Мне сказали примерно следующее. По размещению в ТОР вам надо обратиться к федералам. Никаких контактов и телефонов не дали, сказали, что все есть на сайте. А по переводу земли - сказали что надо подготовить заявку и бизнес-план проекта, а затем проект примут к сопровождению и проконсультируют по земле. У меня вопрос - зачем мне такая суета с документами и бизнес-планами, если непонятно что будет с землёй. Мало того, бизнес-план надо делать с привязкой к ресурсам, в том числе, к земле. А здесь такой ответ... сложилось впечатление, что консультанты не имеют представления о бизнес-процессах. И в связи с этим у меня вопро - зачем эта контора??
Аноним | Отправлено: 11 сентября 2018, 15:49
Одни декларации и никакой конкретики, впрочем как всегда! На совещании по рассмотрению проекта посидели представители этого мифического агентства — уже сопровождают проект. А помощи реальной от этих граждан получить вообще невозможно. О портале уже пять лет говорят и три года его переводят на китайский и корейский и каждый год на эти цели бюджетные деньги получают. Портал ещё в 2016 был на двух языках. Что же сейчас там нового сделано? Количество проектов не меняется и названия компаний, реализующих проекты, все те же. О ТОРах и Свободном порте вообще можно не говорить. Там всем федералы занимаются. В чем же вклад этого мифического агентства в развитие экономики края — вопрос так и остаётся открытым... Может пора прикрыть конторку и бюджетные деньги направить на решение проблем детей—сирот, строительство новых школ и детских садов? А так получается, что уж очень много людей с непонятными компетенциями кормится вокруг бюджета.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ