«Госучреждения помогают, поскольку им надо отчитываться о затраченных деньгах»

Почему в Приморье не работает венчурное инвестирование
фото: предоставил А. Косолапов/из архива KONKURENT.RU | «Госучреждения помогают, поскольку им надо отчитываться о затраченных деньгах»
фото: предоставил А. Косолапов/из архива KONKURENT.RU

Венчурное инвестирование… Лучше всего состояние этого направления передает пословица: «Дорогу осилит идущий». Такое мнение высказал Андрей Кололапов, директор ЗАО «Приморский бизнес-акселератор «Инновационный реактор». Специально для KONKURENT.RU он рассказал, что нет так в этой области:

«Нужно понимать, что в нашей стране цивилизованная инвестиционная среда (тут мы говорим о реальных инвестициях, а не об операциях на финансовом рынке) сейчас в принципе находится в стадии формирования. Многие из тех, кто на словах называет себя инвесторами, на самом деле в традиционном мировом понимании таковыми не являются, - рассказал Андрей Косолапов. - По сути, большинство тех, кто в России финансирует реализацию различных проектов, выступают в качестве кредиторов, заимодавцев и т. п.

Самая главная проблема: самих проектов, в которые интересно инвестировать, очень мало. Зачастую приходят, звонят, предлагают такую идею, в которую ни один инвестор в здравом уме не вложит. Быть может, у технопарка ДВФУ есть много венчурных проектов, которые развиваются? Я в этом сомневаюсь. Да, вам могут рассказать про предоставленное под проект место, консультирование и поддержку, которое оказали, но это не тот результат. Важны суммы инвестиционных сделок. А где они?

У нас было три сделки, в один проект инвестировали полмиллиона, в другой — 3 млн. В третий мы зашли с государственным Фондом посевных инвестиций «Российской венчурной компании», там 8 млн денег фонда и частных 3 млн рублей. Причем это только первый раунд.

В первом случае бизнес рухнул, компания ликвидируется. Второй проект, в который мы проинвестировали, — приложение для редактирования мобильного видео. Сейчас программа продается в Интернете через AppStore, у нее 200–300 тыс. пользователей. Это очень немного, на самом деле, соответственно, проект не вышел даже на окупаемость, но хотя бы «дышит», есть какая-то выручка. Сейчас ребята думают, в каком направлении двигаться дальше.

Последний проект — наиболее интересный, связан с биомедицинским уродинамическим оборудованием. Направление в общем известное, но подход новый, вполне можно назвать его инновационным. Обработка измерений происходит иначе, чем в традиционных методах, и этот подход работает. Изготовлен промообразец. Вот-вот прибор пойдет на лицензирование в Минздраве, будут проходить клинические испытания. Все сделано во Владивостоке, и очень хорошо. Торговать продукцией, пока нет разрешения Минздрава, мы, конечно, не можем. Так что выручки нет.

Почему венчурный рынок не работает в Приморье, да и в целом по стране? Нет условий. По очень простой причине — нет конечного покупателя в цепочке. Это может быть стратегический инвестор или фондовый рынок. Ни того ни другого не имеется. В развитых странах, к примеру, компания Google покупает стартапы «пачками каждый день», это позволяет корпорации выигрывать в конкуренции на мировом рынке. А у нас кто купит готовый продукт, чтобы выйти с ним? Есть, конечно, Yandex, Mail.ru, они занимаются венчурным инвестированием, покупают, но таких российских компаний, которые имеют выход на мировой рынок, очень мало. Можно посчитать на пальцах руки. Про выход российского стартапа на IPO я вообще промолчу — прецедентов не имеется.

Помогают ли многочисленные фонды венчурного инвестирования, инкубаторы, акселераторы, бизнес-ангелы? Разумеется, госучреждения помогают, поскольку им надо отчитываться о затраченных деньгах. Но нельзя заменить цепочку «продавец-покупатель» никакой инфраструктурой. Многие думают: создадим инфраструктуру, и все «как побежит». Но бежать-то некуда. Развитие возникает только за счет появления конечных покупателей.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ