«Приморье — край страны, пусть краем и называется»

20 октября исполняется 80 лет Приморскому краю. Почему же этот край был назван именно так и как это происходило?
фото: ru.wikipedia.org | «Приморье — край страны, пусть краем и называется»
фото: ru.wikipedia.org

В конце 1938 г. в Хабаровск из Москвы выехал 33-летний Николай Пегов. Его задачей было возглавить руководство партийной организации Дальневосточного края (ДВК), включавшего в себя почти всю территорию нынешнего ДВФО. Однако по прибытии в Хабаровск Пегова вызвали к прямому проводу и проинформировали, что в связи с большой территориальной разбросанностью края в целях усиления руководства народным хозяйством ЦК партии приняло решение край разукрупнить…

Первые дела

Для того чтобы сделать это, Пегову было предложено внести свои соображения по данному вопросу. Пегов собрал военных, старожилов, выслушал их и внес свои предложения в ЦК. Вскоре его опять вызвали на телеграф, где он прочитал: «Ваши предложения по разделению ДВК приняты. В соответствии с указом Президиума Верховного совета СССР от 20 октября с. г. о разделении Дальневосточного края (ДВК) на Приморский и Хабаровский края образованы два края — Хабаровский с центром в г. Хабаровск и Приморский с центром в г. Владивосток. Пегов назначен секретарем Оргбюро ЦК ВКП(б) по Приморскому краю».

«Собрав имущество и всех выразивших желание переехать в новый край, составили эшелон и тронулись в путь к берегам Тихого океана, в стольный город Приморья — Владивосток, — вспоминал впоследствии секретарь. — Было это в конце октября 1938 г.»

Прибыв во Владивосток, Пегов отобрал у профсоюзов здание под крайисполком партии. Профсоюзы тут же написали жалобу в ЦК. В Москве собралось специальное заседание с повесткой дня о самоуправстве новых приморских властей. Присутствовавший на заседании Сталин, выслушав стороны, заметил, что в профсоюзе, видимо, не понимают сложностей, сопутствующих формированию нового края, и вместо помощи ставят палки в колеса. После такого замечания вопрос о здании был снят с повестки.

Вторым вопросом, который пришлось экстренно решать Пегову, была ликвидация Уссурийской области с центром в Уссурийске и Приморской с центром во Владивостоке. Пегов предложил упразднить громоздкую систему и слить обе области в одно административное образование. Опять пришли к Сталину и заметили, что край не может состоять из одной области, и административно Приморье является областью, а не краем. Сталин опят выслушал стороны и сказал: «Приморье — действительно край страны, пусть краем и называется».

Вскоре Пегов поехал на 18-й съезд партии в Москву. Прямо на съезде к нему подошел секретарь Сталина и попросил пройти с ним. «Привел он меня в комнату, открыл дверь, и я увидел идущего мне навстречу Сталина, — вспоминал Пегов. — Дверь за мной тихо закрылась. Я оказался один на один со Сталиным, которого видел только на портретах. Я совершенно не был готов к этой встрече. Подойдя к Сталину, протянул руку чтобы поздороваться, и услышал только конец сказанной им фразы: «… живете?». В ушах у меня звенело, а в груди не хватало воздуха… Сообразив, что Сталин интересуется, как мы живем на Дальнем Востоке, быстро овладел собой и начал рассказывать.

Вдруг Сталин спрашивает:

— Какие возможности имеются в крае для расширения посевных площадей под овощи и картофель?

— Более всего для выращивания таких культур подходит Ольгинский район. Но он отделен от основной территории края Сихотэ-Алинским хребтом, так что добраться туда можно только морем. А вывоз урожая морем сопряжен с множеством перевалок…

— А почему вы не пользуетесь дорогой, которая идет ущельем в горах Сихотэ-Алиня? Дорога эта похуже шоссейной, но лучше проселочной. В ущелье течет много речушек, которые пересекают дорогу. Мостики на них годами не ремонтировались и, скорее всего, разбиты, размыты. Отремонтируйте их и возите на здоровье урожай Ольгинского района.

Осведомленность Сталина загнала Пегова в тупик. Об этой дороге он ничего не знал, но по возвращению во Владивосток сразу же снарядил экспедицию с грузом шпал и досок. А уже вскоре по отремонтированным мостикам прошел автопробег Владивосток — Ольга — Владивосток. 6 октября 1939 г. из Владивостока в Ольгу отправился автопробег из шести автомашин «ГАЗ-АА» (полуторок). Срок пробега был определен в 12 дней (туда и обратно); фактически было затрачено 13 дней из-за разлива рек и заболоченной местности. Позже дорогу ввели в число постоянно действующих.

Что с ним стало?

С октября 1938 г. Пегов становится первым секретарем Приморского крайкома ВКП(б), а с 1940-го одновременно и первым секретарем Владивостокского горкома. При нем был разработан и утвержден первый генеральный план развития Владивостока.

В то время ни одного оборудованного порта, кроме до предела загруженного Владивостока, в Приморье не было. В краевом центре располагались торговый и рыбный порты, судостроительные и судоремонтные заводы, базировался и Краснознаменный Тихоокеанский флот. Большой потенциальной опасностью для Владивостока была перегрузка здесь на суда огромного количества взрывчатки для Дальстроя — ее доставляли по железной дороге. Поэтому весьма важной была задача строительства нового порта — например, в бухте Находка.

Для решения этого вопроса во Владивосток в апреле 1939 г. прибыл член Политбюро ЦК партии Жданов. Он посетил Дальзавод, побывал на кораблях КТОФ, на границе. В Находку Пегов, командующий флотом Кузнецов и Жданов пошли на эсминце «Войков». Бухта произвела на московского гостя хорошее впечатление, и вскоре там началось сооружение порта. Летом 1946 г. в Находке взорвался пароход «Дальстрой» с 10 тысячами тонн взрывчатки. Вспоминая об этом впоследствии, Пегов отметил, что во Владивостоке последствия такого ЧП были бы намного катастрофичнее.

После войны Пегов покинул Приморье и стал подниматься по служебной лестнице, став наравне с Хрущевым и Брежневым кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС и секретарем ЦК КПСС и Президиума Верховного Совета СССР.

Несмотря на заслуги, после хрущевской оттепели Пегов был «сослан» в Иран послом за несогласие с группой Хрущева, осудившей культ личности Сталина. На новом месте Пегов прилагал усилия для улучшения советско-иранских отношений. При нем шах Ирана Мухаммед-Реза Пехлеви впервые официально посетил СССР и между двумя странами было подписано соглашение по пограничным вопросам.

В 1967–1973 годах Пегов был направлен послом СССР в Индию. 9 августа 1971 г. при участии Пегова был подписан советско-индийский Договор о мире, дружбе и сотрудничестве. Так получилось, что началась война Индии с Пакистаном и встала потребность реализовывать договоренности. Эту работу проводил Пегов, и в ходе этого опять повстречался с земляками-приморцами.

7 декабря 1971 г., когда отряд советских кораблей уже находился приблизительно в 500 милях к востоку от острова Цейлон (Шри-Ланка), в Индийский океан из Владивостока по тревоге вышла группа поддержки во главе с ракетным крейсером «Варяг», а 13 декабря туда же вышла вторая группа кораблей, состоявшая из четырех судов, включая ракетный крейсер «Владивосток», ракетный эсминец, 4 дизельные и 2 атомные подводные лодки. Американцы в свою очередь послали для поддержки Пакистана корабли 7-го флота во главе с авианосцем «Энтерпрайз». Это напугало индийцев.

Тогда 13 декабря посол СССР в Индии Пегов появился в индийском МИДе и заявил, что переброска в район ударного соединения 7-го флота — это попытка США надавить на Индию, препятствовать возможному наступлению в Западном Пакистане и в то же время попытаться поднять боевой дух пакистанских войск. И успокоил индийцев, что советский флот уже находится в Индийском океане и что СССР не позволит 7-му флоту вмешиваться. В это время советские корабли уже находились приблизительно в 180 милях к юго-западу от острова Цейлон. Как вспоминали впоследствии военные, после выступления Пегова «наш авторитет в Индии очень вырос». У нас в составе отряда к тому времени было два ракетных крейсера, три больших противолодочных корабля, три дизельные и две атомные подводные лодки.

По возвращении в Москву Пегов в 1973–1975 гг. занимал должность заместителя министра иностранных дел СССР. С октября 1975 г. был заведующим отделом по работе с загранкадрами и выездам за границу ЦК КПСС. Умер пенсионер союзного значения Николай Пегов в Москве в год развала страны, которой и отдал всю свою жизнь без остатка.

В 2008 г., когда праздновалось 70-летие Приморского края, на здании музея ТОФ по Светланской, 66, где жил Николай Пегов, была открыта мемориальная доска в честь человека, так много сделавшего для Приморья.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ