Место, где наши олигархи не стесняются тратить миллиарды

фото: Ю. Пивненко | Место, где наши олигархи не стесняются тратить миллиарды
фото: Ю. Пивненко

АВТОР: Юлия ПИВНЕНКО, журналист

Если бы меня попросили описать Австрию в нескольких словах, я бы ответила: «Рай для российских олигархов».

«Видите, вилла Лужкова», — с гордостью рассказывала экскурсовод, показывая куда-то в сторону дорогих особняков, белеющих среди идиллии Венского леса. Я так и не поняла, какой именно особняк принадлежит семье Юрия Михайловича, но предположила, что, наверное, самый помпезный и большой, обычно эта логика срабатывает безотказно.

«А еще у него здесь гольф-клуб», — интриговала наша провожатая тоном, в котором смешались гордость за русский размах и классовая ненависть. Открыв Интернет, я обнаружила массу статей из разряда «альпийские аппетиты Юрия Лужкова» и выяснила, что какой-то из особняков экс-мэр купил за 10–12 млн евро, другие, не исключено, стоили дороже.

Пресловутый гольф-клуб «Айхенхайм», а также строящийся пятизвездочный отель «Гранд-Тиролия» (на 82 номера) в курортном городке Китцбюэль, по некоторым данным, обошлись супруге Лужкова Елене Батуриной в 25 млн евро, потребовали инвестиций в 80 млн евро и все равно приносят одни убытки. «В 2016 г. балансовый убыток гольф-клуба составил 2,3 млн евро, в 2015 г. — уже 2,4 млн евро. Нехватка собственного капитала достигла 17,4 млн евро, обязательства выросли до 76,6 млн евро. Долги отеля — 10,3 млн», — радостно захлебывалась пресса. Наверное, это говорит о том, что Елена Батурина — не очень хороший менеджер.

Тем временем наш экскурсовод, окончив захватывающую историю о том, как австрийцы под давлением внешнеполитической обстановки наотрез отказались продать чете Лужковых очередную роскошную виллу в Венском лесу, не сдавала позиций: «А сейчас мы проезжаем мимо охотничьих угодий олигарха Саркисова…» Говорят, жители Австрии питают к охоте особую нежность. Если чопорные англичане занимаются нетворкингом на поле для гольфа, в венском лесу договоренности принято скреплять кровью убитой косули. Видимо, Юрий Михайлович Лужков не учел этот факт. Саркисов оказался более продвинутым.

Таким нехитрым образом экскурсоводу удалось полностью завладеть нашим вниманием, чего не отмечалось еще полчаса назад, когда ее рассказ вращался вокруг двух фронтменов австрийской истории — военачальника Евгения Савойского, прогнавшего турок из Венгрии, и любимицы народных масс императрицы Сисси, коей в Вене посвящено немало музеев. Каждый день я спешила на площадь Альбертинаплац, к зданию Туристского информационного центра, откуда можно было записаться на любую экскурсию, и каждый день узнавала что-то новое из жизни соотечественников: «А вы знаете, что в Австрии самая большая чеченская диаспора?», «Смотрите, в этом банке Грудинин хранит свои миллионы евро…»

Апофеоз наступил в прекрасном месте Зальцкаммергута, где опрокинутым небом раскинулось чистейшее озеро Аттерзее, воду из которого можно пить. Отличный вид на горы и… виллы российских олигархов, которые, как нам сообщили, выкупили едва ли не весь левый берег этого прекрасного водоема, в свое время вдохновлявшего культового художника Климта. «А еще там живет знаменитый австрийский автогонщик», — сообщила экскурсовод. Не помню, каюсь, что за гонщик обосновался на берегу Аттерзее, но его виллу я обнаружила сразу, руководствуясь принципом «от обратного»: среди шикарных особняков «русских европейцев» она выглядела утлым домишкой.

«За державу обидно, — размышляла я позже, сидя в знаменитом кафе «Моцарт». Как путешественника с некоторым стажем, меня настигло чувство дежавю. Вспомнилась поездка на Брайтон-Бич, когда российско-американский друг Аркаша вдруг указал на огромное спортивное сооружение и восторженно изрек: «А Мишка-то Прохоров молодец, поднимает Бруклин». Место, куда указывал Аркадий, носило гордое название «Барклай-центр» и являлось спортивной ареной, построенной Прохоровым за бешеные по меркам дефицитного приморского бюджета деньги, чтобы было где тренироваться его баскетбольной команде «Бруклин-Нетс». Или взять Ватикан, рядом с которым вы найдете немало природных красот. Угадайте с трех раз, кому принадлежат одни из самых роскошных вилл на семи холмах по соседству с папой римским?

Но все-таки Австрия в этом плане совершенно поразительна — количество олигархов и бывших российских чиновников на квадратный метр здесь зашкаливает. И товарищей олигархов можно понять, глядя на бурный поток туристов, растекающийся по Альбертинаплац в стороны величественного собора Святого Штефана, дворца Хофбург, с балкона которого Гитлер зачитал аншлюс, провозгласивший «ненасильственное» присоединение Австрии к Германии, и знаменитого рынка «Нашмаркт». Прекрасная страна. Вода в кранах — drinkable — поступает прямо из альпийских источников, так что ее подают вам даже в ресторанах, улицы абсолютно безопасны, люди приветливы, продукты — высочайшего качества.

Кроме того, Австрия поразительно красива, а Вена, на мой взгляд, один из самых красивых городов Европы. Но это легкая, кружевная (многие путешественники отмечают, что Вена словно кружится в вальсе Шуберта) красота с каким-то поразительным драматическим привкусом. За ее фасадом из архитектуры в стиле барокко, за ее пышными садами и выверенной геометрией улиц, где надо умудриться заблудиться, скрывается что-то хтоническое, названное Фрейдом (музей-квартира которого, к слову, тоже расположена в Вене) Танатосом. Особенно можно прочувствовать это в соборе Святого Штефана, где, заплатив пять евро, вы спуститесь в катакомбы, полные человеческих костей, или в шахтах, где долгое время располагался филиал Маутхаузена, «кузница» военных самолетов, ад для заключенных, а сейчас застыло в прозрачной неподвижности искусственное озеро Seegrotte (фашисты в свое время осушили шахты), превращенное в аттракцион.

Какой-нибудь переулок в центре города может легко привести вас к офису тевтонского ордена или даже вольных каменщиков, о чем сообщит камень в железном обруче, повешенный над глухой дверью. Танатос усиливает позиции по мере продвижения к Чехии и там звучит уже мощным крещендо где-нибудь в ресторанчике под уютным названием «Морг». Прага для меня — это готическая баллада, в которой рыцарь Пржемысло скачет с отрубленной головой. Вена — это драма. Драматична, допустим, история Венской государственной оперы: после того как император Франц-Иосиф раскритиковал ее здание, «похожее на затонувший комод», один из архитекторов с горя повесился, а второй умер от сердечного приступа. Самые темные страницы в истории Австрии связаны со Второй мировой войной. К примеру, генерал Карбышев, в честь которого названа одна из улиц Владивостока, человек с удивительной биографией, был убит в Маутхаузене, пережив несколько лет заключения и не дотянув до победы совсем немного — в 1945 г., голого на морозе, фашисты поливали его ледяной водой до смерти.

Но вернемся к вещам более прозаическим. Простому человеку при среднестатистическом доходе 1,5–2 тыс. евро за вычетом налогов жить там не то чтобы легко. Случайные собеседники из числа таксистов и прохожих на улице жаловались на высокие цены и низкий уровень жизни. Моя подруга, проживая в маленьком австрийском городке, ездит закупаться продуктами в соседний Мюнхен. Пределом мечтаний для многих австрийцев является пенсия в две тысячи евро, особо состоятельные пенсионеры переезжают в курортный город Баден (не путать с Баден-Баденом) и там наслаждаются спокойной старостью среди термальных источников и розовых садов. Что касается соотечественников, с которыми мне довелось пообщаться, то они жаловались на то, что русских в Вене «стали прессинговать», вплоть до увольнений с работы.

Хотела бы я вернуться в Вену? Конечно. Хотела бы я там жить? Никогда и ни за что.

Комментарии (1)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Иванн | Отправлено: 8 декабря 2018, 22:31
В этом плане с русскими сравнятся только Саудиты
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ