«Я просто влюбился в этого старого, толстого, краснощекого ученого…»

фото: ru.wikipedia.org | «Я просто влюбился в этого старого, толстого, краснощекого ученого…»
фото: ru.wikipedia.org

150 лет назад вышел в свет роман Жюля Верна «Дети капитана Гранта». Одним из любимейших персонажей романа был и чудаковатый профессор-натуралист Жак-Элиасен-Франсуа-Мари Паганель. Был такой свой Паганель и в Приморье.

«Мы все смеемся над тем, что не так давно произошло на 19-й версте. Доктор Мольтрехт, приехав из города, увидел такую тучу мотыльков вокруг фонаря на станции, что, несмотря на свой преклонный возраст и полноту, не мог удержаться от того, чтобы не вскарабкаться на столб в попытке поймать несколько экземпляров, поскольку он всегда носит сачок для бабочек с собой. И вот он полез. Некоторым из пассажиров, прошедшим уже изрядно вдоль полотна, случилось обернуться, и они испытали настоящий ужас, увидев медведя, который залез до середины фонарного столба, и можешь быть уверена, что это зрелище заставило их ускорить шаг. Конечно же, на следующий день вся станция гудела, встревоженная появлением медведя, и наглость косолапого, осмелившегося заявиться на столь густо населенную 19-ю версту и взобраться на столб на самой станции, обсуждалась бесконечно и повсеместно, пока эти разговоры не достигли доктора Мольтрехта, который чуть не лопнул от смеха — так же, как и большинство других, когда они услышали, что «медведем» был видный и уважаемый во Владивостоке ученый», — вспоминала жившая во Владивостоке американка Элеонора Прей.

В данном сообщении речь идет о почти забытом исследователе Дальнего Востока, выпускнике медицинского факультета Тартуского университета Арнольде Мольтрехте. Будучи окулистом и организатором здравоохранения в Приморье и Приамурье, Мольтрехт был вместе с тем страстным энтомологом, орнитологом, этнографом, путешественником. Он объездил и исследовал Дальний Восток от побережья Берингова моря до реки Амур, путешествовал по Китаю, Корее, Японии.

Мольтрехт родился в 1873 г. в Финляндии. Поступил на медицинский факультет Тартуского университета. В августе 1902 г. он был назначен руководителем глазного отряда Дальнего Востока, где и остался на многие десятилетия. В 1915 г. Мольтрехт стал врачом и заведующим Владивостокским госпиталем.

Важной стороной деятельности Мольтрехта были его естественно-научные изыскания как энтомолога и орнитолога. Наблюдения за жизнью животного мира проводились им как параллельно с лечебной работой, особенно в глазных летучих отрядах, так и в самостоятельных экспедициях. Поскольку специальных сумм на его предприятия частного характера зачастую не отпускалось, Мольтрехт чаще всего проводил наблюдения, сбор материала и фотосъемки за свой счет.

«Владимир Янковский говорил, что Арнольд Карлович Мольтрехт бывал частым гостем у них на Сидими. В частности, его забавный анекдот. Арнольд Карлович рассказывал, как его покусали клопы. То ли лесные, то ли обычные. Но он, поймав, не стал клопа убивать. Однако наказал. «Как?» — спросили его. «Удалил пинцетом его жало и отпустил!» — не моргнув глазом ответил он». Шутка, достойная истинного энтомолога и, видимо, относящаяся ко времени его приключений в тропиках, — прокомментировал корр. «К» энтомолог Евгений Новомодный.

Дело сбора бабочек и птиц в уссурийской тайге было делом не таким уж и безопасным. Например, предпринятое Мольтрехтом по заданию Географического общества путешествие в Японию, Корею, Китай и на о. Тайвань (Формозу) из Владивостока в 1908 г.

Путешествию на Тайвань он посвятил доклад, зачитанный 28.08.1908 на общем собрании Общества изучения Амурского края. Как им было доложено, сопровождал его китаец, служивший переводчиком и поваром. Это был, по словам путешественника, «тип интересный», «пожалуй, единственный в своем роде на всем острове» — знавший английский и японский языки, явный вор и мошенник. Докладчик показал аудитории исторический снимок — прибытие японской экспедиции к народности ями. Почти все члены этой экспедиции были убиты туземцами. Рассказал он и о широко распространенном среди аборигенов Тайваня обычае охоты за головами. Мольтрехт явился и одним из немногих свидетелей обычая побратимства кровью убитого врага у племени атайял. Более того, он явился, вероятно, единственным фотографом, которому удалось это заснять.

Поездки Мольтрехта в Китай (особенно на Тайвань) оказались очень результативными. Путешественник привез 130 турок птиц, 100 видов чешуекрылых, из которых одному виду по инициативе английского консула на Тайване, натуралиста Веймана, было дано название Tajuria moltrechti — в честь А. К. Мольтрехта. Кроме того, Мольтрехту удалось собрать редкую коллекцию змей и уникальные препараты — эмбрионы убитых им беременных самок обезьян Macacus cyclopius, считающихся потомками древнейших ископаемых обезьян. Часть перечисленных материалов Мольтрехт демонстрировал во время доклада.

Изданный впоследствии доклад Мольтрехта написан ярким, остроумным языком. Вот, например, встреча с местными собаками, похожими на шакалов, которые, «подошедши совсем близко, с выражением полного недоумения отвернулись и чихнули, видимо, культуры никогда не слыхали». Или: «Всякий любитель природы, который достиг этого и стоит на вершине Ран-ай-сан, получит настолько сильное впечатление, окруженный тысячелистными криптомериями и кипарисами из породы Chamal cuparis и прочим хвойным лесом, что он не будет в состоянии забыть их или даже сравнивать с чудесами природы Кавказа, Швейцарии, Италии».

Вернувшись в Россию, Мольтрехт продолжал свои энтомологические и орнитологические исследования Приморья и Приамурья: «Пока старый piedestal сердце и легкие для карабканья по горам еще годятся, хотя, конечно, уже не то, что, например, 1908 (Фopмоза)».

Кроме непосредственной научной и лечебной работы, Мольтрехт с 1906 г. по 1929 г. являлся членом совета Общества по изучению Амурского края. Он был его казначеем с 1913 г. по 1914 г., а с 20.11.1914 по 1929-й — заведующим музеем и ученым секретарем общества, преподавателем Государственного Дальневосточного университета, научным сотрудником секции охраны живой природы Краеведческого научно-исследовательского института при Государственном Дальневосточном университете, преподавателем этого же университета первого разряда, членом энтомологического и Приморского лесного общества и общества врачей Южно-Уссурийского края.

30 сентября 1915 г. в своем выступлении, посвященном 25-летию музея ОИАК и планам развития экспозиции, Мольтрехт весьма эмоционально призвал присутствующих: «Спасите от неминуемой гибели, пока не поздно, уссурийскую природу… Общество должно признать своим священным долгом способствовать сохранению первобытной природы края и спасти хоть образцы ее устройством биологической станции и флористического заповедника».

Находясь в 1926 г. в командировке в Германии, Мольтрехт познакомился с писателем и страстным коллекционером бабочек В. В. Набоковым. Знакомство и разговоры с Арнольдом Карловичем произвели на писателя-энтомолога сильнейшее впечатление. «Я просто влюбился в этого старого, толстого, краснощекого ученого, смотрел на него, пока он, с потухшей сигарой в зубах, буднично и ловко перебирал бабочек, картонки, стеклянные ящики, и думал, что всего лишь два месяца назад он ловил огромных зеленых бабочек на Яве», — вспоминал Набоков.

Врач городской больницы Владивостока и препаратор в областном музее Мольтрехт А. К. был арестован УНКВД 28.04.1936 по ст. 58–1, п. «а» — за высказывания о голоде в Поволжье, свидетелем которого он оказался, дружбу с пастором лютеранской кирхи отцом Рейхвальдом, укрывающим нелегалов-эмигрантов, а также за его заграничные поездки. Как заявило следствие, бабочки были лишь ширмой для его «шпионажных действий в России». Тем не менее Мольтрехт был оправдан по суду, уехал на Украину, затем в Кенигсберг и закончил свои дни в довольно преклонном возрасте в Бейруте, все так же продолжая изучать и писать о бабочках.

Юрий УФИМЦЕВ

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ