Андрей Чичерин: Подданный огромной империи

Эффективный менеджер об ответственности и конкуренции
из личного архива героя публикации | Подданный огромной империи
из личного архива героя публикации
АНКЕТА
Андрей Чичерин, 31 год, управляющий продажами по Дальнему Востоку ООО «Юнилевер СНГ».
Место рождения: Минск.
Образование: ДВГТУ (1994), факультет радиоэлектроники и приборостроения.
Карьера: торговый представитель компании «Эдикт»; менеджер по продажам, региональный менеджер Best Foods (американская фирма, купленная Unilever), последние четыре года — один из менеджеров транснационального концерна Unilever (майонез Calve, чаи Lipton, Brook Bond и «Беседа», серия Dove, маргарин Rama, бульонные кубики Knorr, дезодоранты Rexona и AXE, шампуни Sunsilk и Timotei, чистящее средство Domestos, зубная паста Pepsodent, стиральный порошок OMO и др.). С января 2003 г. — глава Дальневосточного представительства Unilever.
Состав семьи: жена, дочь трех лет.
Главное личное достоинство: целеустремленность.
Главный недостаток: не всегда оправданный альтруизм.

Родина знает трех Чичериных, добившихся очевидного успеха и признания. Дореволюционный философ, советский дипломат и современная рок-исполнительница. Рискнем предположить, что в этом ряду пока не хватает Чичерина-менеджера. Человек с этой фамилией сегодня главная и довольно важная персона компании Unilever на Дальнем Востоке. То, чем он занимается, является для него школой, продолжительным курсом молодого бойца. А своего рода аттестатом зрелости будет генеральский жезл, который рано или поздно Андрей Чичерин достанет из походного ранца.

По правилам касты

— Каково ощущать себя подданным империи Unilever?

— Волнительно, потому что это большая ответственность. К тому же ты понимаешь, что принадлежишь к определенной группе менеджеров, достигших уже многого на сегодняшний день. Как и они, ты работаешь в компании, которая является одним из мировых лидеров в своей области. В общем, это симбиоз ответственности, профессионализма и принадлежности к некой касте.

— Такого рода избранность тешит самолюбие?

— Только с профессиональной точки зрения. Как говорится, положение обязывает — нужно всегда поддерживать бизнес-тонус на необходимом уровне. Возможности расслабляться нет. Помимо этого я должен быть примером, флагманом для тех людей, которыми руковожу.

Наша команда сегодня состоит из 11 человек. Это специалисты, способные решать серьезные задачи на всех этапах работы: от обучения торговых представителей до контактов с руководителями крупных дистрибуторских компаний.

— Позволяет ли себе Unilever имперские замашки на Дальнем Востоке: захват территорий, агрессивную политику по отношению к конкурентам?

— В Дальневосточном регионе компания Unilever как полноценная структура присутствует с 1996 года. Мы по-прежнему агрессивно относимся к конкурентам, как и они к нам. В большей степени рынок устоялся, и в нашем сегменте бизнеса определились основные игроки. Конкуренция же переходит на качественный уровень. Сейчас наши агрессивные методы направлены на конкретные проекты, позволяющие любому человеку приобрести наш продукт где угодно — будь то торговый центр или павильон возле дома. Чем большему количеству людей будет регулярно доступен наш продукт, тем ближе мы к реализации своих целей.

— Какими полномочиями наделен управляющий по продажам Андрей Чичерин?

— Они достаточно масштабны и широки. Как говорит президент «Юнилевер СНГ», территориальный менеджер на месте — это президент данной территории. Поэтому моя задача стратегическая: грамотно определять панель дистрибуторов, оптимизировать работу структуры и реализовывать торговые проекты. Помимо оперативного управления важно знать пути развития бизнеса в регионе.

— Сколько в Приморье дистрибуторов Unilever?

— 24, и я уверен в каждом из них. Наш принцип — работать с сильнейшими на рынке. Но делаем мы это на партнерских началах, то есть не пытаемся выжать компании как лимон, а видим в них полноценных партнеров. От дистрибуторов требуется оптимально разместить товар на прилавках торговых точек, а мы гарантируем им обучение персонала и поддержку наших брэндов.

— Поговорим о ценных кадрах. Их — нормальных «продажников» — в России не было никогда. Лучшие из лучших имеют чужую закваску, так как вышли из крупных западных компаний (один из таких выходцев — г-н Чичерин, работавший в фирме «Эдикт» — первом дистрибуторе Mars на Дальнем Востоке. — Прим. авт.). Как вы решаете кадровый вопрос?

— Оригинальных решений или собственных рецептов у меня, конечно, нет. Источников немного — внутренние резервы и кадровые агентства. Что касается рекрутинга, то в этом процессе я обращаю пристальное внимание не только на существующий потенциал претендента, который сразу бросается в глаза, но и пытаюсь понять его способности развиться в достаточно короткие сроки. Специфика нашего бизнеса, к сожалению, не оставляет возможности для долгого обучения. Хотя каждый сотрудник проходит три раза в год специальные тренинги.

Чтобы не заглох мотор

— Когда вы заработали свой первый рубль?

— В году 88-м, будучи старшеклассником. Я проходил производственную практику на заводе — работал токарем. Первую зарплату потратил на аудиокассеты BASF. В те времена они были в страшном дефиците и стоили сумасшедших денег.

— Что значат деньги для вас сегодня? Кто-то сказал, что они дают ощущение свободы.

— Согласен с этим мнением. Однако для меня деньги прежде всего важны как вспомогательное средство в выборе качественной жизни. Я имею в виду возможность позволить себе нечто более качественное во всем: в отдыхе, образовании, времяпрепровождении.

— Живя во Владивостоке, вы можете себе гарантировать этот выбор?

— Я уверен в этом.

— Как сына профессионального военного Андрея Чичерина не угораздило надеть курсантские погоны?

— Случайно. Крутым поворотом в моей биографии стало решение остаться на Дальнем Востоке. Но прежде была гарнизонная жизнь: я сменил шесть школ. И восемь учебных лет из десяти думал, что стану офицером. Перестройка изменила мои планы... Хотя в любом случае, поскольку все мои родственники живут в западной части России, а в основном в Белоруссии, я хотел поступать исключительно в западный вуз. Однако, волею судеб, пошел в ДВГТУ и остался на Дальнем Востоке всерьез и надолго. Правда, по специальности ни дня не работал...

— Вы стали торговым представителем: развозили по магазинам и киоскам шоколадные батончики и прочие импортные сладости. На каком автомобиле ездили тогда и на чем передвигаетесь сейчас?

— Сейчас езжу на служебной «леворукой» Corolla 98-го года, через две недели пересяду на Ford Focus 2004 года (достаточно необычная машина для Владивостока). А десять лет назад мне верой и правдой служил так называемый чемодан на вентиляторе — Toyota Mark II 84-го года.

— Насколько изменились с тех пор персональные жилищные условия?

— Кардинально. Раньше я снимал жилье разной степени комфортности. Теперь у меня трехкомнатная квартира, которая меня пока во всем устраивает.

— На пути к благополучию и желанной должности, за редким исключением, приходится изрядно попотеть. Что вам дается сложнее всего сегодня, когда вы — региональный полпред Unilever?

— Самое сложное — поддерживать себя на определенном профессиональном уровне. И развиваться, дабы не терять внутреннюю мотивацию. Ведь не секрет, что в нашей работе хватает рутины, и зачастую нет времени взглянуть на себя со стороны либо озадачиться ключевым для менеджера вопросом — куда двигаться дальше?

— Какими вам видятся личные перспективы? Согласны ли вы с мнением, что глава представительства в СНГ — вершина карьеры для российского менеджера в иностранной компании? И действительно ли из иностранной компании вернуться в российскую невозможно?

— На данном этапе становления иностранных компаний в России перспектива одна — получить школу. Пройти собственный путь от солдата до генерала. В моем случае генерал — это, пожалуй, глава представительства в СНГ — почему бы нет?! (Смеется.)

Что касается второй части вопроса, то уровень российского менеджмента сейчас ощутимо вырос, и я не вижу ничего невозможного в переходе людей, работающих в иностранных компаниях, в российские, и наоборот. Такие примеры мне известны. К тому же есть немало отечественных компаний, где и работают по западным стандартам, и топ-менеджеры являются иностранцами либо россиянами, прошедшими серьезную школу западного бизнеса.

— Как вы понимаете словосочетание «менеджер западного стандарта»?

— Если говорить применительно к мультинациональным компаниям — таким как Unilever, то, во-первых, это на 100 процентов структурированный менеджер, который постоянно нацелен на максимальную эффективность и такой же результат любых бизнес-процессов.

— Легко ли русскому человеку, с его менталитетом, стать менеджером западного типа?

— Смотря какие качества вы приписываете русскому менталитету... Порой они очень помогают.

На мой взгляд, сильной стороной русских менеджеров является креативность, принятие нестандартных решений, восприимчивость ко всему новому. Разумеется, работая в мультинациональной компании, необходимо соответствовать определенным стандартам. Поэтому прохождение такой школы «затачивает» специалистов под эти жесткие стандарты. С другой стороны, при этом не теряются «исконно русские качества». В итоге наши соотечественники довольно востребованы на западном рынке. Во многих мультинациональных компаниях, работающих на всех континентах, успешно трудятся русские специалисты.

— Не раз приходилось убеждаться в том, что самые яркие и талантливые менеджеры, которые работают во Владивостоке, — люди не от мира сего, страшно упертые и одержимые идеей. Каково ваше мнение на этот счет?

— Если говорить о последних двух качествах, то я разделяю вашу убежденность. В остальном замечу, что личности очень талантливые не бывают без странностей (а представления журналиста о человеке могут вместить что угодно). Главное для таких людей — уметь сочетать свои странности с абсолютно здравыми и правильными вещами. Также я не думаю, что «страшно упертые и одержимые идеей» работают только во Владивостоке. Они найдутся везде. А чтобы слыть таковым, необходимо, наверное, в чем-то быть упертее и одержимее других.

Действительно, умонастроения и жизненные позиции самых деятельных владивостокцев выделяются на общероссийском фоне. Сказываются, видимо, географическое положение города, рельеф, близость моря. Я не исключаю, что все эти особенности положительным образом отражаются на склонности местных жителей к бизнесу и творчеству.

— Предположим, одаренный, моторный управленец, вставший на деловые рельсы во Владивостоке, переезжает на ПМЖ в какую-нибудь Калугу. Он что, сразу сбавит обороты?

— Я думаю, как минимум по инерции он некоторое время отработает, но в любом случае ему понадобится что-то подбрасывать в топку, чтобы мотор не остановился. Профессиональный менеджер должен найти топливо даже в Калуге. Иначе он погрустнеет и утратит свой драйв.

БЛИЦ
— Ваш образец менеджера?
— Генри Форд.
— Ваша настольная книга?
— Учебник по менеджменту «Школа стратегий» Минцберга, Альстрэнда и Лэмпела.
— Как часто приходится бывать в командировках?
— В среднем 15 дней в месяц.
— Самое памятное поощрение от начальства?
— Поездка в Египет в 2000 году.

Владимир КУЗНЕЦОВ «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ