Павел Голованов: Как моряк ушел в медицинский бизнес

О лабораторной диагностике, бизнесе и стратегии
компания "Юнилаб" | Как моряк ушел в медицинский бизнес
компания "Юнилаб"
АНКЕТА
Голованов Павел Юрьевич, 37 лет.
Место рождения: Владивосток.
Образование: ДВВИМУ (ныне МГУ им. Невельского), специальность «инженер-судоводитель» (1992).
Карьера: ДВМП, помощник капитана (1992-1995); региональный представитель австрийской компании по реализации мед.оборудования (1995-2000); с 1998 г. — собственный бизнес: сначала — фирма по таможенному оформлению грузов, с 1999 г. — оптовая торговля очистителями и ионизаторами воздуха и первый во Владивостоке специализированный магазин по реализации экологических товаров, переросший в сеть магазинов под маркой «Экоцентр «Биосфера». Основатель и руководитель компании «Лабсервис» по продаже лабораторной техники. С 2002 г. — основатель и генеральный директор компании «Юнилаб».
Состав семьи: жена, две дочери (12 лет и 3 года).
Любимые увлечения: прогулки по лесу с отцом, русский бильярд, посещение Владивостокского буддистского центра.
Главные личные достоинства: пунктуальность, обязательность.
Главный недостаток: неумение кратко формулировать мысль.

Многие приморские мальчики в детстве мечтали быть воинами-десантниками, а потом стали моряками. Многие моряки хотели быть капитанами, а превратились в бизнесменов. И вот многие бизнесмены теперь смотрят по выходным телевизор и интересуются высокими материями. Но только один из них, посмотрев «Намедни», придумал создать фирму по лабораторной диагностике. Через полтора года она стала самой успешной, чем, помимо всего прочего, обязана по-буддистски спокойному взгляду на мир своего основателя.

Море, врачи и Парфенов

— Расскажите свою историю: как моряк уходит в медицинский бизнес?

— Все дело в «кузнице кадров». Когда меня там «ковали», ДВВИМУ было уникальным учебным заведением, в котором обучали не только морским специальностям, но и разносторонне развивали личность. Не случайно в местном бизнесе так много выпускников этого училища. Даже губернатор оттуда.

С другой стороны, во мне в ту перестроечную пору уже проявилась коммерческая жилка: будучи курсантом, во время поездок за рубеж покупал вещи, которые потом продавал здесь. То есть, в широком смысле, все это было хорошей школой жизни. Хотя я, по результатам одного теста, — прирожденный капитан.

А что касается лабораторного бизнеса, то в основе своей он ничем не отличается от любого другого вида предпринимательства.

— Как у вас родилась идея заняться лабораторной диагностикой?

— Спонтанно. Благодаря Леониду Парфенову. Два года назад я управлял фирмой «Лабсервис», которая занималась поставками медицинского оборудования. И вот однажды в «Намедни» показали сюжет о первой частной лабораторной службе в Москве. Это была как раз та идея, которая хаотично плескалась у нас в головах. На следующий день мы с моим неразлучным партнером закрылись на 12 часов в офисе и на одном дыхании создали бизнес-план, где содержалось все: оценка внутренней и внешней среды, процент рынка, который мы можем занять, и т.п. Правда, наша бизнес-концепция в денежном выражении была умопомрачительно дорогой. Потом в течение полугода мы только и занимались тем, что искали инвесторов.

— Насколько ваши прогнозы совпали с реальностью?

— Конечно, мы многого не учли — затраты на оборудование, программное обеспечение, оргтехнику и прочее. За полтора года, что существует компания, мы дополнительно приобрели оборудования на сумму более $100 тысяч. К слову, для того, чтобы сделать лабораторию эталоном, нужно потратить еще такую же сумму. К примеру, хотелось бы приобрести анализатор за 130 тысяч евро. Но важно, что объем рынка был оценен достаточно верно. Вот уже год, как мы живем по бюджету. Вкладываем деньги в обучение персонала.

— Кстати, учитесь ли вы сами?

— Постоянно. Есть желание получить второе образование, но пока энергии хватает только на регулярные (раз в три месяца) семинары. Они оказывают большую помощь в принятии решений.

А если говорить о школе бизнеса вообще, то должен признаться, что мне очень повезло с партнером, главным акционером. Имея за плечами колоссальный опыт ведения бизнеса, он преподал очень много дельных уроков, как правильно организовывать бизнес и уберечься от потерь. Я ему очень благодарен.

Идеальный бизнес

— Как удалось вашей компании так быстро — всего за полтора года — стать лидерами рынка?

— Динамика развития была определена правильной стратегией. Учитывая растянутость городской территории, мы создали сеть специализированных регистратур и вовлекли в работу с нами всех заинтересованных врачей. В этом помогли наработанные во время реализации оборудования связи. Мы были первыми, кто до этого додумался.

— Какие препятствия пришлось преодолеть?

— Особых трудностей не было. Мы относительно независимы от политического климата. Но, конечно, есть специфические проблемы. Главная из них — косность практикующих врачей, которые в силу устаревших знаний не могут правильно интерпретировать результаты исследований. Привыкли, что анализ содержит несколько позиций, вроде уровня лейкоцитов, а наши подробные распечатки их сбивают с толку. Приходится решать проблему самим, организовывая специальные семинары, усиливая работу менеджеров-консультантов.

Сегодня мы подошли к созданию специализированного консультационного центра, который возглавит опытный врач, кандидат медицинских наук. Центр будет иметь свою телефонную линию, куда могут звонить не только врачи, но и пациенты.

— Бизнесмен Голованов — лидер по жизни?

— Лидер складывается в глазах окружающих незаметно, из принятых решений. Я стал уважать себя после того, как придумал «Юнилаб», придумал это название, а главное — нашел инвестора, на что ушло полгода отчаянных поисков, отказов от самых уважаемых людей. Но я не сдался и зубами вытащил свой проект. А также нашел деньги для того, чтобы застолбить свою долю в бизнесе.

— Чем сегодня вы занимаетесь в «Юнилаб»?

— Я отстранился от оперативного управления. В свое время у меня получилось поймать струю, придумать проект, облачить его в бизнес-план и воплотить в жизнь. А дальнейшая его судьба зависит уже от управленцев. К тому же, как совладелец бизнеса, я уже не могу управлять им достаточно эффективно.

— И вас это не тревожит?

— Нисколько. В «Юнилаб» настолько четко прописаны все обязанности сотрудников (а в компании работает более 60 человек), столько сил и времени вложено в подбор персонала и создание правильной, почти идеальной структуры производства, что теперь мои функции сведены почти исключительно к представительской работе.

— Какой диагноз вы поставили бы своему детищу?

— Недавно у нас был зафиксирован 100-тысячный пациент. Сегодня компания проводит более 400 видов лабораторных исследований. Мы первые в крае по технической оснащенности, по разветвленности филиалов. Нам нет равных по уровню сервиса, по качеству информационной обработки. Мы отвечаем столичному уровню.

— Какие планы развития?

— Во-первых, хотим приобрести новое оборудование. Во-вторых, у нас есть несколько бизнес-планов по развитию услуг в области здравоохранения. Не исключаем и возможность экспансии за пределы Приморья.

Буддизм против политики

— Вы жесткий человек в бизнесе?

— Нет. И мне это мешает. Поэтому среди партнеров есть человек, который играет «роль злого следователя». Как я уже сказал, функции управления компанией жестко регламентированы штатным расписанием, на выстраивание которого ушло полтора года гигантских трудов.

— Откуда увлечение буддизмом и что оно дает бизнесу?

— Случилось, что по одному проекту у меня были большие финансовые потери. И буддизм помог справиться с паникой. Теперь я вижу обретение счастья и покоя в развитии ума, который и преодолевает тревогу. К каждому событию в жизни отношусь как к своей карме, судьбе, и если происходит что-то негативное, то чувство отчаяния во мне уже не возникает.

— Что читаете?

— «В поисках алмазного пути» Оле Нидала. По совету друзей знакомлюсь с современной литературой, недавно прочел «Кысь» Татьяны Толстой. На классику времени не хватает.

— Курение трубки не противоречит выбранному имиджу?

— Трубку пока пришлось отложить. Перешел на сигареты. Потому что курение трубки — это деликатный процесс, который не приемлет суеты. К тому же в прежнем офисе была лоджия, где можно было уединиться, а здесь приходится идти на компромисс с окружающими, которым ароматы моего табака не нравятся.

— Люди бегут из Приморского края — по статистике, 40 тысяч ежегодно. Вас перспективы российской деградации на Дальнем Востоке не пугают?

— Тревог о будущем нет. Живем аскетично, все средства инвестируем в текущий бизнес. Уверены, что завтра жизнь наладится. Если мы создаем хорошее дело, то просто так оно не погибнет. В крайнем случае место для нашего дела всегда найдется.

— В политику ради борьбы за свои права, за будущее своих детей не тянет?

— Нет. Россия — это не Европа, где мнение любого гражданина имеет ценность. Это авторитарная страна, в которой играть в демократию бессмысленно.

БЛИЦ
— Если бы вам предложили миллион долларов, как бы вы его потратили?
— Купил бы оборудование для «Юнилаб». А на оставшиеся деньги поехал бы в Лас-Вегас и все проиграл.
— Самое яркое впечатление последних дней от общения с детьми?
— Неожиданно осознал, что младшая дочь стала слишком рассудительной.
— Кем хотели стать в детстве?
— До десятого класса, когда был спортсменом и чемпионом края по классической борьбе, мечтал поступить в Рязанское военное училище, стать десантником.
— Где и как намерены встретить Новый год?
— Мечтаю, как это было несколько лет назад, оказаться в тайге, на турбазе «Чандолаз». Снег, сосны, тишина... Вот настоящий праздник.

Евгений МЫРЗИН 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ