Елена Юдакова: Книжная королева Владивостока

Когда в город приедет Пауло Коэльо и зачем он тут нужен
Елена Юдакова | Книжная королева Владивостока
Елена Юдакова
АНКЕТА
Елена Юдакова, генеральный директор сети магазинов «Книжный червь».
Родилась во Владивостоке. Окончила Киевский институт инженеров гражданской авиации, специальность «инженер-экономист». Прошла путь от менеджера до директора в книготорговой компании «Оферта-Дело». С января 2002 г. руководит ООО «Книжный червь», которое имеет три магазина, является членом Ассоциации книгораспространителей независимых государств. По итогам ежегодного конкурса книготорговых предприятий России «Книжный червь» вошел в число победителей, получив почетную грамоту и диплом Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Госпожа Юдакова замужем, у нее две дочери 10 и 7 лет. Считает главным личным недостатком нехватку жесткости, а главным достоинством — умение достигать поставленных целей. Любимая книга — «Мастер и Маргарита».

Многие книготорговцы походили бы на преуспевающих продавцов чистой воды, будь их бизнес более доходным. Елена Юдакова, совладелица и директор и владелица сети магазинов «Книжный червь», рассказывала о том, как продать немодную классику, приедет ли во Владивосток Пауло Коэльо и почему «чтиво» имеет право на жизнь.

Любите книгу — источник... денег

— «Книжный червь» для вас бизнес или хобби?

— И то и другое, потому что взаимосвязаны. Дело не будет жить долго и приносить доходы, если оно не приносит морального удовлетворения. Деньги могут достаточно быстро наскучить. Должно быть нечто, что из банального зарабатывания средств превращает бизнес в хобби. Тогда вопрос, идти на работу или полежать на диване, исчезает, не родившись.

В «Книжный червь» я была приглашена на должность директора, тогда на книжной ярмарке мы занимали лишь маленькое место в уголке зала и при этом очень хотели открыть большой книжный магазин. В ту пору мне говорили, что книготорговля — недоходный бизнес, что есть места с приличной оплатой. Мне же нравилось заниматься книгами. Прежде всего должно быть интересно, а остальное приложится. В результате сегодня я не только руковожу компанией, но частично являюсь ее владелицей.

— И вы по-прежнему испытываете удовольствие от процесса продажи?

— Книги, конечно, товар приятный, и, находясь в торговом зале, я с удовольствием их продаю. Моей работой на начальном этапе было только выполнение поставленных задач, а теперь я непосредственно занимаюсь и стратегией развития компании, и формами работы с покупателями, и определеляю общие идеи дизайнерского оформления наших магазинов.

— С какими трудностями сопряжена книготорговля?

— Непременными атрибутами являются низкая доходность и огромная трудоемкость. Поэтому книжным бизнесом занимаются те, кто действительно любит книгу. Что касается трудоемкости — 40 тысяч наименований ассортимента, которые мы продаем, требуют очень кропотливого труда менеджеров.

Томик из долгого ящика

— Этот бизнес также специфичен и отсутствием отлаженных способов получения информации розничными продавцами от книгоиздателей, что порождает большие трудности в поиске сведений о выходе новинок. Сложно себе представить ситуацию, когда кто-то из розничных операторов продуктового рынка не знает о появлении нового соуса или йогурта. И покупатели о такой новинке из рекламы узнают мгновенно. А массовая реклама книг отсутствует. Хотя, надо отдать должное, книжный рынок начинает приближаться к нормальному состоянию. Яркая демонстрация прихода цивилизации — проекты «Смотрим фильм — читаем книгу», когда выход фильма на большой экран либо совмещается с выходом новинки, либо экранизируется классика. Показателен пример с экранизацией «Идиота» Достоевского. С выходом киноверсии у книжников не хватило никаких запасов — раскупили все. А ведь это произведение из школьной программы.

Другим признаком цивилизации на рынке можно считать единые дни продаж долгожданных новинок от известных авторов, которые устраивают издатели. Понятно, что новые издания до регионов доходят гораздо позднее, чем они появляются в центре России. А единые дни продаж — это реальная возможность привезти книгу во Владивосток и начать продавать ее наравне с Москвой.

— В моем детстве книга имела особое значение, которое сейчас частично утеряно.

— Я до сих пор храню книги, которые читала в юности. Действительно, сейчас ушла из жизни читателей радость обладания каким-то отдельно взятым экземпляром. На это сетуют и мои сверстники. Но вместе с тем безусловное благо, что теперь каждый может прийти в магазин и купить любую книгу.

— Есть мнение, что современная литература — не литература вовсе. Можно ли модное чтиво считать книгой, внешний вид которой напоминает скорее рекламный буклет?

— Признаюсь, долгое время и я скептически относилась к подобным вещам типа модного чтива или комиксов для детей. А потом поняла: в данном случае мода выступает методом борьбы за свободное время человека. Хорошо, если кто-то сумел убедить людей, что Пауло Коэльо — это «ваще супер», что его книжки нужно прочитать все и обязательно покупать новые. Если люди читают и получают удовольствие, то, безусловно, модное чтиво имеет право на жизнь. В итоге мы отрываем людей от интернета, от желтой прессы, от жутких теленовостей. Поэтому любая книга — которую человек взял почитать — это большое благо. При этом с точки зрения бизнеса модные книги приносят основную часть прибыли.

Почему Коэльо «ваще супер»

— Городские библиотеки находятся в плачевном состоянии. Какую роль в этой ситуации играют книготорговцы?

— Пока наша помощь заключается в поставке многоотраслевой литературы. Просто дать библиотеке деньги, на мой взгляд, не выход. Меценатствовать могут позволить себе компании, достигшие благосостояния. Не стоит также забывать, что состояние городских культурных учреждений должно заботить и госструктуры.

— Вы это всерьез о том, что во Владивосток может приехать Пауло Коэльо для встречи с посетителями «Книжного червя»?

— Издательство «София» объявило, что в начале июня этого года Коэльо выезжает из Москвы с туром по России. Конечный пункт следования — Владивосток. Конечно, мы постараемся устроить с ним встречу для наших покупателей.

— Вашу личную библиотеку, должно быть, составляют сплошные раритеты.

— Нет, она у меня самая обычная, много детской литературы, модных авторов, есть классика. Среди прочих книг — мои любимые. Не буду оригинальной, если скажу, что среди фаворитов роман Булгакова «Мастер и Маргарита» и книги братьев Стругацких. Это вещи, которые действительно можно перечитывать в любом эмоциональном состоянии, с любой страницы многократное количество раз. Что, собственно, и происходит.

— Почему «Книжный червь» не привозит раритеты вроде издания Хельмута Ньютона, стоящего баснословную сумму?

— Не очень понятно, для чего такая книга нужна универсальному магазину. Ее стоит выставлять разве что для имиджа. У нас самая дорогая стоила 8200 рублей. Это был художественный альбом «История русского воинства», обложка которого была выполнена в железной чеканке. Вообще книги стоимостью в 3-4 тысячи рублей — уже не редкость. И самое главное — они востребованы. Конечно, это не Донцова, которая уходит как горячие пирожки, но и эти книги покупают, особенно для подарка.

— Хорошие издания и стоят недешево. Кто сейчас определяет ценовую политику на книги?

— Книготорговцы и книгоиздатели говорят о том, что цена на книгу (соответственно, и возможность на ней зарабатывать) искусственно сдерживается. Они боятся, что повышение цен приведет к оттоку покупателей, а это может стагнировать рынок. Рост цены на книгу в процентах в прошлом году был меньше процента инфляции. Это прямое следствие советской аксиомы о том, что книга всегда была дешевой. Никого не удивляет, что дорожает хлеб, бензин и прочее, а книга? Просто-напросто россияне привыкли к тому, что книга всегда стоила копейки.

— Детская литература популярна не меньше деловой или бестселлеров, и родители часто берут в магазин ребенка. Название «Книжный червь» не отпугивает маленького читателя?

— В действительности детское восприятие никаким ассоциативным рядом не замутнено. А вот у взрослых вполне могут начаться фобии. Есть покупатели, у которых название магазина вызывает самый настоящий протест. Я отдаю себе отчет в том, что определенная категория людей не ходит к нам именно из-за неприятного, на их взгляд, названия. А кому-то нравится. «Книжный червь» — это старославянская идиома, определяющая человека, которому кроме книг ничего в жизни не нужно. Собственно говоря, когда мы придумывали название, именно это и имели в виду.

БЛИЦ
— Продаете ли в своих магазинах литературу эротического характера?
— Эротическая литература выставлена в специально отведенном месте. Книги так называемого спорного содержания обязательно просматриваются менеджером, их заказывающим. То, что откровенно пропагандирует антисоциальные вещи, мы не продаем.
— Когда в последний раз плакали над страницами книги?
— Лет в 12, над повестью Гавриила Троепольского «Белый Бим Черное Ухо».
— Какие качества героинь из книг охотно бы позаимствовали?
— Не думаю, что качества книжных героев пригодились бы в жизни.

Яна КОНОПЛИЦКАЯ, «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ