Александр Градуленко: Бизнесмен с душой офицера

Об игорном бизнесе, слухах и войне
пресс-служба Приморская краевая организация ветеранов боевых действий «Контингент» | Бизнесмен с душой офицера
пресс-служба Приморская краевая организация ветеранов боевых действий «Контингент»
АНКЕТА
Градуленко Александр Александрович, 30 лет.
Родился в Магдебурге (Германия). Имеет два высших образования (ТОВВМУ им. Макарова, специальность «инженер автоматических систем управления»; ДВГУ, «политолог»). Проходил службу на первичных офицерских должностях в ВC РФ (1998—2001), затем занялся бизнесом. С 2003 г. — гендиректор группы компаний «Седьмой континент» (поставка оборудования для игорных заведений). Женат, сыну 6 лет. Любит путешествовать, любимый отечественный фильм об армии — «Офицеры», зарубежный — «Взвод» Оливера Стоуна; среди писателей отмечает Куприна, прочел почти всего Шекспира.

В детстве он мечтал стать генералом. Две военные кампании в Чечне, полученное там ранение, не вернувшиеся из боя товарищи — такое забыть невозможно. «В душе я всегда останусь военным», — заключает Градуленко. Теперь его поле битвы там, где встречаются Человек и Фортуна. За полтора года существования «Седьмой континент», которым командует наш герой, открыл четыре филиала по Дальнему Востоку. Сейчас молодой бизнесмен покоряет вершины индустрии азарта: в его планах привить местному игорному бизнесу лоск.

Офицерская косточка

— Игорный бизнес традиционно имеет «порочный» вкус и криминальную репутацию. Не противоречит ли это кодексу чести офицера, погоны которого носили и вы?

— Могу заверить, что данный бизнес не более «бандитский», чем многие другие. Слухи о засилии мафии в администрациях владивостокских игорных заведений весьма преувеличены. Допускаю, что так было раньше, лет 10 назад, когда все только зарождалось. Сейчас этим бизнесом занимаются по-настоящему деловые люди, профессионалы своего дела. На самом деле это очень интересный мир, я с головой погрузился в этот бизнес и не жалею.

— А как же мнение о том, что игра в казино — болезнь многих людей, которая может жизнь разрушить?

— Казино — полноправная часть индустрии развлечений. Если придерживаться приведенной точки зрения, можно утверждать, что питейные заведения, те же пивные бары, превращают своих клиентов в алкоголиков.

Лудомания, или гемблинг (губительное пристрастие к азартным играм), — это болезнь, индивидуальная проблема тех людей, кто ей подвержен. Игорный бизнес как явление здесь ни при чем. Если знать меру, от азартных игр можно получать удовольствие.

— Как произошло, что военную карьеру вы сменили на менеджмент, да еще в торговле игорным оборудованием?

— Я участвовал в боевых действиях в обеих чеченских кампаниях. Служил в десантно-штурмовом батальоне морской пехоты Тихоокеанского флота. В 1999 году после возвращения из зоны конфликта в пункт постоянных дислокаций части, то есть во Владивосток, продолжил службу. Но ранение, полученное в первую кампанию, все-таки давало о себе знать. В связи с этим вскоре пришлось уволиться и заняться бизнесом, традиционным для многих приморцев «с коммерческой жилкой»: вместе с друзьями создал небольшую фирму, которая занималась продажей японских автомобилей.

В одной из поездок в столицу мне посчастливилось познакомиться с главой компании «Век» (крупнейший российский производитель оборудования для игорного бизнеса) Сергеем Проказиным. Он предложил мне партнерство на правах дальневосточного дистрибутора. В то время я был настолько далек от этой сферы, что сразу отказался. Через полгода, когда автобизнес пришлось прекратить, вспомнил о московском знакомом и рискнул попробовать. Так на свет появилась компания «Седьмой континент».

— Почему не продолжили военную карьеру, расстались с мечтой дослужиться до генерала?

— Однозначно ответить сложно. Во-первых, служба Родине, в моем понимании, для профессионального военного — это участие в боевых действиях, готовность, если понадобится, отдать жизнь. Там, на войне, получаешь определенный опыт, после чего очень трудно смириться с необходимостью покраски снега и травы, другими проблемами выживания воинских частей в настоящее время. А обыденность и рутина затягивают... Кроме того, мне стало обидно — полностью отдаешь себя армии, а что она в ответ? Мне нужно было содержать семью, в то время даже собственной жилплощади не было. Вот и ушел, как говорят офицеры, «поднимать сельское хозяйство». Однако война накладывает отпечаток в душе на всю жизнь, я живу этими воспоминаниями, помню и люблю сослуживцев. Несмотря на то, что многие из нас — бывших боевых товарищей — погрузились нынче в бизнес, душой мы до сих пор в строю. А генеральские погоны? Я понял, что они совсем не обязательны, можно и на гражданке быть генералом.

На европейский манер

— Среди партнеров «Седьмого континента» есть крупные московские производители, дистрибуторы европейского оборудования. Вам есть с чем сравнивать; каков, на ваш взгляд, уровень местной игорной индустрии?

— До Москвы, тем более до Европы, нам далеко. Особенно это касается залов игровых автоматов. Во Владивостоке есть прекрасные образцы игорных заведений, но это в основном «сетевики».

Что касается сугубо приморских казино, им необходимо над собой работать. 10 лет назад было достаточно просто открыть заведение, и люди туда шли — потому что это новое, конкуренции практически нет. Сейчас между игорными домами идет борьба за клиента, и выиграет тот, кто постоянно развивается, предлагает что-то новое. У многих наших казино и сервис хромает, и сам формат: интерьер, качество оборудования, квалификация крупье.

— Какие конкретные шаги им стоит предпринимать?

— Многое зависит от генерального менеджера казино. Он должен быть настоящим профи, ориентированным на западные стандарты. Если новичок планирует выйти на рынок, то идеальный вариант — пригласить иностранного девелопера или хотя бы проконсультироваться с ним. Например, наша компания привозила во Владивосток Даниэля Ван Мариссинга — регионального менеджера по России французской компании Bourgogne et grasset.

Необходимо понимание, что такой бизнес требует постоянных вложений. Если вы стремитесь к VIP-уровню заведения, не стоит экономить на интерьере и оборудовании. Пока не все приморские владельцы казино это понимают. На Дальнем Востоке чаще предпочитают покупать китайские карты, нежели один раз потратиться на качественные европейские. Я привел бы следующую аналогию: имея финансовые возможности, какую машину вы предпочтете — «Жигули» или «Мерседес»? Одна из задач моей компании — привить местным заведениям хоть частичку европейской цивилизации.

— Значит, в конкурентной борьбе выиграют те, кто будет брать пример с Европы и вкладывать средства в совершенствование?

— Вероятнее всего. Кроме того, мировая практика показывает: казино или зал игровых автоматов в чистом виде — это прошлое. Люди хотят получить комплекс развлечений — от ресторана, бильярда и боулинга до казино и ночного клуба. Если наши заведения будут расширяться в данном направлении — это верный путь. Как минимум качественная шоу-программа в казино — весомое конкурентное преимущество, и тому подтверждение довольно популярный среди горожан и гостей города развлекательный комплекс Royal Park. И мне импонирует личное отношение к бизнесу его совладельца г-на Шарапова.

— Последние изменения в краевом налоговом законодательстве вряд ли поспособствуют движению вперед местного игорного бизнеса...

— Не могу с вами не согласиться. Уверен, что налоги не должны быть тяжелым бременем для предпринимателя, он должен относиться к налоговым выплатам с легкостью, а это вряд ли возможно, когда их размер составляет треть его доходов. В этом смысле мне очень обидно за наш город. Уже сегодня в Приморском крае самая высокая налоговая ставка на игровой автомат — 7,5 тысячи рублей, и если новые налоговые ставки — 125 тысяч рублей за один стол — все-таки будут приняты, то местный игорный бизнес, особенно его небольшие участники, просто погибнет. Такие изменения приведут к монополизации рынка крупными «сетевиками». Отсюда вопрос — в чьих интересах принимается данный закон? Те, кто не смогут финансово тянуть такое налоговое бремя, будут сокращать количество столов, следовательно, увеличатся ставки. Поставив игорную индустрию в такие условия, власть вынуждает предпринимателей думать не о том, как развивать и улучшать бизнес, а о том, как выжить. Точнее, как не заплатить налоги.

— «Седьмой континент» планирует открыть свое казино?

— Возможно, мы откроем развлекательный комплекс. Для начала такого предприятия нужны весьма крупные вложения, так что это дело не ближайшей перспективы. Это заведение будет играть роль гигантского выставочного зала, на его примере владельцы игорного бизнеса смогут увидеть все возможности сегодняшней индустрии для игорного бизнеса, представленные нашими партнерами. Примечательно, что производители сейчас могут предоставить оборудование под любой интерьер — от средневекового замка до космического корабля. Есть даже игорные столы в стиле hi-tech. Необходимо только желание воспользоваться предоставляемыми возможностями.

Успеть как можно больше

— Вы следите за сегодняшними событиями в Чечне?

— Обязательно. Сюжеты в новостях, тематические передачи — все это вызывает интерес и сопереживание. Читаю не только бизнес-издания, но и военную прессу, журнал «Солдат удачи», например. Однако просто сопереживанием не ограничиваюсь.

Год назад была создана общественная организация «Контингент», заместителем председателя которой я являюсь. Большинство ее членов — ветераны боевых действий — ребята, которые прошли дорогами Афганистана, Чечни и других «горячих точек». Некоторые из них сегодня предприниматели. Сейчас мы имеем возможности оказывать поддержку ветеранам боевых действий, семьям погибших, нынешним военнослужащим. Снабжаем уходящих в зону боевых действий ребят навигационными и оптическими приборами, продовольствием, сигаретами. «Контингентом» была разработана губернаторская программа о поддержке и защите ветеранов боевых действий.

— В декабре прошлого года исполнилось 10 лет с начала боевых действий в Чечне. Как отреагировали на эту дату?

— Во Владивостоке скорбное десятилетие было отмечено закладкой памятника приморцам, погибшим в боевых действиях в ходе локальных и военных конфликтов. Считаю, что такие действия и есть реальная помощь бизнес-структур нашим военнослужащим. Например, компании «Владхлеб» и «Уссурийский бальзам» предоставили свою продукцию для собравшихся в этот день ребят и родителей погибших. Это чисто человеческая помощь. Ведь мы тоже потеряли на войне своих друзей и товарищей. И, может быть, поэтому стремимся успеть в жизни как можно больше — и за себя, и за них.

БЛИЦ
— Самый большой успех за столом в казино?
— В игру на деньги не везет, но поиграть могу.
— Любимый тост 23 февраля?
— Поскольку я и мои друзья служили в десантном батальоне морской пехоты, то «За тех, кто в стропах!».

Александр ВЕЛИКАНОВ «Конкурент»

Комментарии (3)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Аноним | Отправлено: 18 июня 2018, 22:52
Что ты мелешь в каких стропах сапожина пехотная!
Аноним | Отправлено: 18 июня 2018, 22:50
Грач не птица....
Аноним | Отправлено: 18 июня 2018, 22:48
Погоняло пися.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ