Сергей Пак: «Центр творчества для Владивостока»

Организатор мероприятий о музыкальной сцене, звездах и зрителях
пресс-служба "Меридианы Тихого" | «Центр творчества для Владивостока»
пресс-служба "Меридианы Тихого"
АНКЕТА
Сергей Борисович Пак, 50 лет.
Родился во Владивостоке. Окончил ДВГУ (1977), физик. Научную деятельность начал в качестве инженера в университете, затем работал в ТИНРО, потом в ВЦ АН СССР (Москва). Став кандидатом физико-математических наук, вернулся в ТИНРО и возглавил лабораторию прикладной математики. В 1990-м основал ООО «Центр творчества — XXI век» и — с перерывом в год (когда работал директором Камерного театра драмы) — возглавляет эту компанию по сей день.
Женат, взрослая дочь, сын-старшеклассник.
Любимое увлечение — музыка.
Главное личное достоинство: «стараюсь не терять чувства юмора».

Сергей Пак — в прошлом ученый-физик и музыкант — одна из центральных персон культурной жизни в Приморье. Владелец арт-клуба «Премьера» (едва ли не единственного места во Владивостоке, где сегодня звучит джазовая и некоммерческая музыка), руководитель «Центра творчества — XXI век». Именно этой компании горожане обязаны фестивалями советско-японской (1990) и российско-американской (1996) рок-музыки, дальневосточным фестивалем «100 лет джазу!» (1999, 2000), а также концертами таких звезд, как Nazareth, Uriah Heep, Smokie, Supermax, Scorpions, Deep Purple и др. Теперь очередь великой британской группы Jethro Tull.

О звездах

— Когда во Владивостоке выступают Scorpions или Deep Purple, это кажется почти невероятным. Как удается привлечь таких звезд в такую провинцию?

— Мы с моим коллегой по концертному бизнесу Николаем Поздняковым уже не первый год тесно сотрудничаем с крупнейшими не только в России, но и в Европе московскими промоутерскими компаниями, на счету у которых такие грандиозные проекты, как концерт Пола Маккартни на Красной площади, шоу Rammstein в Москве и Питере. Благодаря этому и стало возможным то, что в далекие 70—80-е казалось несбыточными мечтами советского человека.

— Прихоти звезд не вызывают проблем?

— Возможно, оттого, что работаем мы с рокерами, пусть со звездными, легендарными, но все-таки РОК-музыкантами, каких-то особых проблем не возникало. В этом смысле достойна восхищения группа Nazareth. У них нет деления на музыкантов и техников — все вместе. Если лететь, то в одном классе, передвигаться — в одном автобусе, питаться — в одном ресторане. Возраст их не берет. Наоборот, с каждым годом их шоу становятся все круче, драйвовее! Или Александр Градский. Летел к нам эконом-классом, без администратора, понимая, что лишние расходы означают дорогие билеты для поклонников. Так вот с собой он захватил, не поверите, только маленький кипятильник...

— Уровень технической оснащенности у нас соответствует мировому?

— Что касается звука и света, то того объема и качества, что просят зарубежные звезды, не всегда хватает. Но, так или иначе, решение находится. Главная помеха в организации гастролей международного уровня — это отсутствие многотысячного концертного или спортивно-концертного комплекса. Владивосток, к слову, — единственный из крупных городов на Дальнем Востоке и в Сибири, где нет подобного сооружения. В Хабаровске, например, Платиновая арена на семь тысяч мест — не просто гордость города, а место, где тысячи горожан отдыхают и активно — на коньках, тренажерах, и как зрители — на концертах.

— Возможны ли во Владивостоке выступления еще более ярких музыкантов, например Дэвида Боуи или Питера Гэбриэла?

— Не сказал бы, что Боуи или Гэбриэл более весомые фигуры в мировой музыкальной культуре, чем Deep Purple или Yes. Хотя их концерты стоят на порядок дороже. Что касается возможности организации концертов этих или других музыкантов во Владивостоке, то здесь главное, чтобы иностранный коллектив согласился выступать вообще в России. А таких, которые по тем или иным причинам в нашу страну ехать не хотят, пока еще хватает. Россия не является приоритетным рынком в международном шоу-бизнесе.

— Нацеленность на лучших — это ваш принцип работы?

— Да. Я считаю, наш город достоин мировых звезд.

— Кто на очереди в этом году?

— Я бы хотел порадовать ту часть публики, с которой вместе с 1996 года, когда впервые в истории Владивостока мы организовали концерт Nazareth. Незабываемый коллектив выступит здесь снова 5 апреля. Кстати, по мнению близких к группе лиц, этот масштабный российский тур, возможно, будет последним. Потом, ДИО — легендарный голос Rainbow и Black Sabbat, он выступит в начале октября. Между прочим, это будет первое американское рок-шоу на приморской земле. Но главное событие произойдет в сентябре — концерт великой британской группы Jethro Tull! Группа, стоящая в одном ряду с Beatles и «Роллингами». Это событие мирового масштаба.

О российской эстраде

— Глядя на искусственную популяризацию безликих проектов вроде «фабрик звезд», можно подумать, что уровень эстрады неуклонно деградирует. Что вы думаете об этом?

— Оборот капитала в российском шоу-бизнесе вырос за последние годы в несколько раз. Но не все так цинично. Та же «Фабрика» — хорошая возможность для одаренной молодежи выбиться в люди. В СССР было нечто подобное — программа «Алло, мы ищем таланты». В свое время, кстати, ее лауреатом стал ансамбль ДВПИ «Эврика» (один из его солистов — Котов, обладатель удивительной красоты голоса, живет во Владивостоке).

Что касается безликости, то в любом деле есть троечники, а есть отличники. Например, Панайотов — талантливейший певец. Я не могу с ходу вспомнить кого-либо из признанных, кто мог спеть так же виртуозно, как он. И не считаю, что эстрада уж так деградирует. Может, деградируют «мэтры»?..

Когда выпускники одной из «фабрик» спели несколько международных хитов, я понял, что с исполнительским мастерством у них все в порядке. Другой вопрос — станут ли они на сцене личностями? Этому нельзя научить. Деньги могут сделать из человека мега-звезду, только если в нем есть особенное нечто.

О себе

— В юности, занимаясь музыкой, вы мечтали о славе?

— Нет, конечно. Это все происходило «по нужде». Началось в школе, в 7-м классе. Учась в университете, организовал ВИА «Время». В Новосибирске, где в конце 70-х собирались на фестивали коллективы из разных регионов СССР и даже из ГДР, мы становились победителями. Помню, получил приз за лучшую композиторскую работу. Не оставлял музыку и потом, когда активно занимался наукой. Принял приглашение занять пост завмуза в ТЮЗе. Перешел вместе с ансамблем в театр. Назвали группу «Дождь». Написал музыку к спектаклю «Ювенильное море» по повести Платонова. Кстати, много лет спустя женский вокал из финала этой постановки звучал в спектакле «Иванов» в театре имени Горького. Узнал об этом совершенно случайно... Ну что ж, по крайней мере приятно, что кроме Анисимова — постановщика «Ювенильного моря» — музыка понравилась еще одному театральному режиссеру... К нескольким молодежным и детским спектаклям сочинили музыку и песни участники ансамбля: Петр Семин, Игорь Петренко, Олег Криволапов. Записывались в нашей студии. А одно время вживую исполняли во время спектаклей. Говорят, вполне на уровне.

Случилась перестройка, и зарплаты завлаба уже не хватало, чтобы кормить семью. Пришлось заняться вплотную бизнесом. Расставался с музыкой, как и с наукой, безболезненно.

По большому счету, я не считаю себя ученым или музыкантом. По моему мнению, ученый или музыкант — человек, который живет только этим. Для него наука или музыка — это вся жизнь, даже если служение этому не увенчалось успехом. У меня не так. Хотя я и получил в той и другой области определенные результаты, жизнь для меня гораздо многообразнее.

— Вы всю жизнь во Владивостоке. Какая музыка у этого города?

— По моим ощущениям, это музыка портового города — яркая, темпераментная, горячая, а еще и эклектичная — в ней изрядно хард-рока, качественной попсы, Митяева, Кукина и немного джаза.

О местной музыке

— Творчество кого из местных музыкантов вас завораживает?

— В нашей студии «ХХI век рекордс» репетируют и записываются много местных коллективов. В клубе «Премьера» регулярно проходят выступления лучших. Талантливых достаточно. Но чтобы завораживало — такого не припомню. Хотя несколько лет назад на джемах в «Премьере» бывало очень неплохо. Тогда собирались сильнейшие джазмены Владивостока: Таланов, Лукаш, Чикишев, Ли, Задков, Виниченко. Из Хабаровска — Захаров, очаровательная Тина Носуль, а то и сам Фишер из Вены. Временами совсем по-европейски звучало.

— Недавно был международный джазовый фестиваль, и выступавший на нем Шихов говорил о том, что джазовая культура во Владивостоке находится в большом упадке: «Уровень музыкального образования чуть выше нуля, лучшие кадры уезжают, играть негде». Что вы думаете по этому поводу?

— Увы, приходится с этим мнением согласиться. По большому счету, причина одна — здесь нет необходимой питательной среды. Это не Москва, которой ничего не надо делать для создания таковой. Искусство живет там, где много высокооплачиваемой работы и, соответственно, потребность в развлечениях подкреплена финансово. Например, концерты знаменитого джазмена, певца и гитариста Джорджа Бенсона собирали в Кремле полный зал. А это 6 тысяч зрителей. И цена билетов — несколько сотен долларов. Во Владивостоке рекордное число зрителей на джаз мы собрали в 1999 году на фестивальном гала-концерте «100 лет джазу!» в ДКМ. Был настоящий аншлаг. Идея фестиваля принадлежит Ярославу Балагушу. Поддержал нас и изыскал средства тогдашний руководитель управления культуры города Анатолий Воробьев. К сожалению, джазовый зритель — небогатая публика. Знаете, как бывает, если человек с деньгами, то травма вкуса... Мы по мере сил и возможностей стараемся проводить джазовые концерты — и это наш скромный вклад в развитие джазовой культуры во Владивостоке.

— Некоторые местные музыканты говорят, что безразличны к политике, и играют на любой предвыборной площадке, лишь бы платили. В то же время многие из лучших зарубежных артистов активно рискуют и выражают свою личную и гражданскую позицию. Как вы думаете, почему во Владивостоке музыканты так аполитичны?

— Вопрос этот риторический. Одно дело Россия, а другое — государства с демократической историей в несколько веков. Где голос любого фермера имеет свой вес. А уж тем более голос известного публичного человека. За рубежом влияние крупных артистов, в том числе музыкантов, на умы и сердца граждан своей страны достаточно велико. Это понимают и сами артисты. Вероятно, отсюда и такая ответственность за свои слова, позицию. А что зависит от российского гражданина?

Пусть уж каждый занимается своим делом. Политикой — политики, пиарщики и т.п. Я считаю, что у нас не народ выбирает, а побеждает тот или иной политкорпус со своими политтехнологами, со своим запасом денег. Чисто профессиональный турнир. Большинство населения, по сути, голосует за победителя этого состязания, хотя искренне считает свой выбор независимым.

А во Владивостоке если музыканту выпадает возможность заработать на выборах, то думает он прежде всего о себе, своей семье. И правильно! И потом, что плохого в том, если хорошую музыку услышит наибольшее количество горожан, пусть даже разных политических пристрастий?

— Как поступили бы вы в подобной ситуации?

— Я хорошо помню слова своего учителя, крупного российского ученого-физика: «Если не можешь перевернуть этот мир, не берись». Так вот, я не берусь переворачивать этот мир, кто бы меня к этому ни призывал. Моя задача скромнее — сделать жизнь моих близких достойной.

Евгений МЫРЗИН.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ