Андрей Абрамович: Боец невидимого рынка

Зачем городу нужна конкурентная разведка
из личного архива героя публикации | Боец невидимого рынка
из личного архива героя публикации
АНКЕТА
Абрамович Андрей Михайлович, 35 лет.
Родился в городе Бийске Алтайского края, с 1992 г. живет во Владивостоке. Окончил Санкт-Петербургский университет профсоюзов по специальности «юриспруденция», Институт международных отношений ДВГУ по специальности «муниципальное государственное управление». Служил в воздушно-десантных войсках (1988—1990), был на госслужбе (1992—2004) — в частности, в региональном отделе Антитеррористического центра ФСБ России (ныне — РОСН УФСБ по Приморскому краю), последняя должность — советник губернатора. С 2004 г. руководит собственной компанией — «Центр комплексной безопасности и актуальной информации». Женат, воспитывает дочь. Любит охотиться, коллекционирует оружие.
Легальная конкурентная разведка во Владивостоке только зарождается. Об этом говорят немногочисленные игроки этого рынка. Местные предприниматели пока только учатся отличать конкурентную разведку от промышленного шпионажа и на собственных ошибках выявляют наиболее эффективные способы получения информации о тенденциях на рынке, конкуренции и т.п. С недавних пор ценные бизнес-сведения берутся раздобыть сотрудники компании, владелец которой — человек с боевым прошлым и фамилией всемирно известного олигарха.

«Было время, был я беден
И копейке лишней рад...
На еду хватало меди
Только-только, в аккурат...»
Группа «Любэ», песня «Ночь».

— Не всем ветеранам локальных войн удалось хорошо устроиться в гражданской жизни. А вам что помогло найти себя в бизнесе?

— Нереализованное желание чего-то добиться и два высших образования: юридическое и экономическое.

Есть такая тема для задушевной беседы — «Кому из бывших вояк от жизни чего надо». Так вот, некоторые останавливаются на определенном этапе — привыкли смотреть только вперед, то, что творится вокруг, не видят. У меня же голова всегда крутилась на 360 градусов.

Сегодня государство ничего не может дать людям, которые защищали Родину, и это обидно. Как всякий солдат, я мечтал стать генералом, но хорошие служаки, в своем характере соединяющие отличные человеческие качества и талант стратега, никогда не становятся начальниками.

— Что для вас легче: армейские будни или бизнес?

— Выходит, что первое. На службе человек худо-бедно прикрыт: выполняет поставленные задачи, получает зарплату, хотя порой невовремя. В бизнесе этого нет. Нужно принимать решения самостоятельно и оперативно. После службы я сразу ушел в предпринимательство: начинал в структурах безопасности, своим бизнесом занялся в мае прошлого года.

— Как строится работа вашей компании?

— Сначала заказчик ставит задачу. Дня два мы обсуждаем, способны ли решить ее, и если обещаем помочь, то заключаем договор. Затем решаем проблему, не рассказывая заказчику в подробностях, какими именно путями и средствами. Главное условие работы — конфиденциальность. Персонал центра — бывшие военнослужащие, как правило офицеры запаса либо уволенные по сроку службы.

— Клиенты довольны?

— Никто не жаловался. Приведу такой пример. Человек имеет игорный бизнес. В его игровой сети почему-то постоянно падает объем выручки. Мы изучаем проблему, вносим свои предложения, и он сам осуществляет необходимые процессы, которые позволяют искоренить воровство в компании и решить другие проблемы, выявленные в результате нашей работы. Далее потенциальный клиент заключает договор с нашим центром на абонентское обслуживание и регулярно платит небольшие суммы. Он уверен, что в случае возникновения новой проблемы мы готовы ее решить.

— Сколько стоят услуги вашего предприятия и кто к ним прибегает чаще всего?

— Мы не даем рекламу, к нам обращаются по рекомендациям. Приходят бизнесмены, которым не смогли помочь в правоохранительных органах, иных инстанциях. Строгих расценок нет. Цена на услуги обсуждается в конкретном случае.

— Слоган вашего центра — «Наше мастерство — ваша безопасность». О каком мастерстве идет речь? Каким образом вы предоставляете безопасность своим клиентам? Нет ли тут намека на пресловутое «крышевание»?

— Ничего подобного нет и в помине... Допустим, вы — наш клиент. Мы изучаем бизнес вашего конкурента, тенденции на рынке, в политике. Можем показать вам, где нужно нанести конкуренту «укол иголочкой». После чего его дело начинает «прихрамывать», а ваш бизнес продолжает работать, но — с лучшими результатами.

— Не получится ли, что, «уколов иголочкой», я под вашим чутким руководством нарушу закон?

— Мы все делаем по закону. Дело в том, что к любому виду бизнеса у власти всегда есть претензии. Даже определенный звонок по телефону доверия в налоговую инспекцию может решить нужную проблему.

Мы выбираем, с кем можно работать, кто соблюдает условия конфиденциальности и не раздает наши визитки первым встречным. Каждого клиента предварительно проверяем настолько тщательно, что знаем о нем гораздо больше, чем о его конкуренте (история фирмы, где брал деньги, кому должен, кого избегает и т.д.). Тем самым защищаем себя, иначе можно попасть в переделку...

— В сегодняшнем обществе принято считать, что принадлежность к силовым структурам, спецслужбам дает некие преимущества и защищенность.

— Никаких преимуществ нет, а есть знания — куда пойти и к кому постучаться. Впрочем... Служба в армейском спецназе научила меня принимать решения порой за секунду. И еще одно преимущество: умею разбираться в людях и подбирать работоспособный, сплоченный коллектив. Мало кто понимает, что столь сложный вид бизнеса помимо пользы государству может приносить еще и прибыль.

— Легальный рынок конкурентной разведки в Приморье только зарождается?

— Да, мы здесь пионеры и пока монополисты. А началось все в Москве, в 1991 году. Наши коллеги из внешней разведки создали фирму «Пентарекс», профиль которой, по устаревшим представлениям, — промышленный шпионаж (ПШ). Поскольку ПШ ныне относится к международной сфере, «Пентарекс» — это агентство деловой, или конкурентной, разведки. Оно активно помогает тем, кто вышел в реальный сектор экономики: делится опытом на страницах учебников, проводит курсы, семинары.

Благодаря подобным агентствам в Москве руководителям предприятий практически не нужны собственные службы безопасности. Владивостоку до этого далеко. К тому же те приморские предприниматели, которые не всегда чисты на руку, мошенничают, уверены в своей недоступности. Например, сейчас разыскивают человека, задолжавшего порядка 12 миллионов долларов! Раньше у него бизнес был стабильным, но потом его нашли, «укололи», и бизнес «сдулся».

«Если радость на всех одна,
на всех и беда одна,
Море встает за волной волна,
а за спиной — спина...»

Из репертуара группы «Любэ».

— Попроси вас участник локальной войны помочь ему материально, дадите денег?

— Не откажу точно. Помните, погибли восемь сотрудников регионального отдела специального назначения «Альфа» УФСБ по Хабаровскому краю (вертолет, в котором они летели, сбили в Чечне)? Мы, «альфовцы» из Приморья, собрали тогда средства для семей погибших. Был случай, когда подполковник, чтобы заработать на квартиру, подписал контракт на два года в Чечню. На втором году службы он получил тяжелое ранение, и мы помогаем ему до сих пор: устроили в хорошую больницу, поддерживаем жену. Мы более свободны, нежели те, кто служат, поэтому стараемся помогать.

— За 12 лет безупречной службы вы много наград получили?

— «Иконостас» мой скромный — только медали к юбилейным датам, за сроки службы. Я никогда не рвал себя за «железки». Тут ведь вот какая штука...

Помню, когда происходили события в Баку в 1989 году, у нас очень много ребят покосило. Одного бойца, который так и не понял, за что воевал, «собирали» в институте Склифосовского. Спустя три месяца он ковылял из строя за орденом Красной Звезды к командиру Александру Лебедю минут двадцать — тяжелое зрелище. Парень остался инвалидом на всю жизнь. Это принцип, когда государство закрывает глаза людям, жертвующим собой, «железками». Так происходит не только на службе, но и на «гражданке», с теми же учителями... Награды сегодня не дают определенных прав, привилегий и материального достатка. Это не та оценка труда человека, которой он достоин.

«Не умею жить иначе,
Такова моя порода...»

«Любэ», песня «Хулиган».

— Всё ли вам нравится, что происходит в России, во Владивостоке? Некоторые предприниматели считают, что власть ведет передел бизнеса.

— По-моему, передел бизнеса еще будет, только непонятно пока, в чью пользу. Не устраивает меня то, что власть в стране формируется, что бы ни говорили про честные выборы, по трем принципам: «денежно-мешочному», «самоокупаемому» и тому, когда берется на заметку преданность в глазах и отсутствие личной позиции.

«Денежно-мешочный» принцип понятен: отвез деньги в Москву — назначили тебя на должность. «Самоокупаемый» уровнем пониже: создаешь команду, которая начинает приносить тебе доход, и нарабатываешь сферу влияния. Третий принцип, по которому формируется власть на местах, основан на личной преданности: собираются такие тупоголовые исполнители, которые никогда не озвучат свою позицию. Возьмем любого чиновника, отвечающего за ЖКХ. Скажут ему: «Иди красить столбы» — он пойдет и будет их красить. Он никогда не скажет, что правильнее сделать по-другому...

Вообще, я поражаюсь тому, как бизнесмены предпочитают договариваться с властью: предлагают взятки, работают на «проценте» с чиновниками. Об этом все знают и молчат. Люди почему-то считают, что власть — это Олимп, на который просто так не взойдешь. Хотя и бизнес, и власть находятся на одном уровне.

«Не забудь свое, парень, прошлое,
Он сказал мне в ту злую пургу...»

«Любэ», песня «Тулупчик заячий».

— Приходилось ли вам сталкиваться с проявлением бытового антисемитизма в свой адрес?

— Никогда. Хотя в подобных ситуациях постоять за себя могу. По паспорту я русский, ну а еврейская кровь во мне, наверное, все-таки есть. Кстати, до сих пор не восстановил свое генеалогическое древо.

— Как вы можете объяснить тот неоспоримый факт, что все олигархи России и самые богатые люди мира — евреи?

— Если судить по всемирной истории, евреи всегда были гонимы представителями других народов. Им необходимо было заработать, чтобы прокормить семью. Поэтому у этого народа гигантский потенциал выживаемости. Если посадить еврея в огромный сосуд без воздуха и еды, то он найдет и воздух и пищу, еще и продавать это начнет... (Смеется.) Кстати, я не согласен с мнением, что все миллиардеры — исключительно евреи.

Лидия КЛЮЕВА, «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ