Ольга Городинец: «От напастей не убережет никто»

Страховой бизнес, как он есть
из личного архива героя публикации | «От напастей не убережет никто»
из личного архива героя публикации
АНКЕТА
Городинец Ольга Игоревна, генеральный директор Дальневосточной акционерной страховой компании (ДАСК).
Родилась в Иркутске, выросла в Артеме. Окончила ДВГАЭУ (ныне ТГЭУ) по специальности «менеджер». Пять лет работала в гостиничном сервисе. Последние четыре года — в страховом бизнесе. Возглавляемая ею компания имеет устойчивую позицию на рынке Приморья и входит в число пяти крупнейших страховых компаний края.
Состав семьи: муж (работает в транспортной фирме), две дочери (школьница и студентка) и собака породы тойтерьер.
Любит отдыхать на даче.

По данным последних социологических исследований, одним из самых престижных мест работы считается страховой бизнес. И это понятно: страховой рынок сейчас — один из наиболее динамично развивающихся. Компании-лидеры возглавляют такие деятельные и энергичные персоны, как Ольга Городинец. Она убеждена, что к необходимости страхования сограждан подталкивает в первую очередь сама жизнь.

Счастливое число

— 19 августа вашей компании исполнится 13 лет. «Чертова дюжина» не смущает?

— Нисколько. Думаю, для нас это счастливое число. Кстати, в пятницу 13-го я переехала на постоянное место жительства во Владивосток и чувствую себя здесь счастливой.

— Что вы считаете главным достижением компании за минувшие годы?

— Прежде всего — это доброе имя, или, как принято сейчас говорить, позитивный имидж.

Несмотря на то, что мы давно нашли свою нишу — воздушный транспорт, продолжаем расширять сферу страховых услуг. Активно занимаемся страхованием как юридических, так и физических лиц. Работаем по 25 видам страхования, что позволяет компании постоянно развиваться.

— От чего, на ваш взгляд, зависит стабильность страховой компании?

— Факторов несколько. Прежде всего имеет значение величина уставного фонда. У ДАСК она составляет 13 миллионов 845 тысяч рублей (минимальный размер, согласно требованиям Росстрахнадзора, — 10 млн. — Прим. авт.). Мы готовим эмиссию, которая позволит увеличить уставный капитал до 120 миллионов рублей. Разумеется, важную роль играет политика акционеров.

Во-вторых, стабильность компании зависит от тарифных ставок — иными словами, от цен на страховые услуги. Они не должны быть выше и ниже разумного предела. На финансовое положение компании также влияет правильное размещение страховых резервов. Это временно свободные деньги, которые нельзя тратить, их надо сохранить для возможных страховых выплат. Без достаточного страхового резерва страховщик не может выполнить свои обязательства перед клиентами. В этом плане к нашей компании претензий со стороны надзорных органов нет.

— Страховые компании чаще всего становятся объектом пристального внимания и досужих слухов, когда очевидны крупные убытки после катастроф и аварий. Любопытно, с каким случаем была связана самая крупная страховая выплата в практике ДАСК?

— Катастрофа Ту-154 компании «Владивосток-Авиа», которая случилась четыре года назад под Иркутском. Тогда мы выплатили 60 миллионов рублей.

— Помог страховой резерв?

— Не только. Нас выручили перестраховщики, т.е. те, кто страхуют риски страховых компаний. Грамотно построенная защита — оперативная помощь перестраховщиков плюс грамотно составленный договор, который в свое время мы заключили с «Владивосток-Авиа», обеспечили выплату страхового возмещения без особых проблем.

— Авиапассажирские перевозки растут год от года. Насколько перспективным вам представляется добровольное страхование авиапассажиров?

— Весьма перспективным. Ведь обязательные требования к отправляющимся в полет сейчас достаточно мягкие: ну что такое страховка на 10 тысяч рублей? Символическая сумма. Между тем падение самолета — не единственное, что может случиться. Пассажир должен быть застрахован на весь период действия авиабилета, в том числе на время ожидания в аэропорту. Мы предоставляем покрытие от 100 тысяч рублей. Также этим летом мы получили лицензию на страхование выезжающих за рубеж и приступили к активной работе по данному виду страхования.

Мошенник против страховщика

— В чем основное преимущество ДАСК перед конкурентами?

— Наверное, в том, что многие клиенты предпочитают не низкую страховую премию, а гарантию получения страховой выплаты. Это конкурентное преимущество всех крупнейших и стабильно работающих страховых компаний Приморского края.

Нам сложно работать в условиях демпинга со стороны столичных страховщиков. Стремясь завоевать местный рынок, москвичи попросту обваливают тарифы на страховые услуги, что, в свою очередь, не позволяет должным образом формировать страховой резерв. Отрадно другое — клиент, который понимает, что его основная цель — застраховаться и получить в случае чего гарантированное возмещение, предпочитает обращаться в местные компании. Доверяет нам больше.

— Знакомый рассказал о том, как его принимали на работу в страховую фирму. Он смог внятно и без смущения ответить на вопрос, чем отличается страховщик от страхователя. Ты нам подходишь, сказал ему директор, будешь работать в таком-то отделе. Так у нас. А вот американцы ищут в кандидате прежде всего личное обаяние, умение влезть клиенту в душу, подать себя и фирму. Вам в работе с персоналом ближе чья методика, американская?

— Конечно, американская. Несмотря на то, что найти хорошего страховщика очень сложно, коллектив профессионалов в ДАСК сформирован, и мне дорог каждый сотрудник.

— В работе с новичками какая-то «гребенка» есть?

— Скорее это можно назвать мелким ситом отбора. Предпочтительный возраст — от 25 до 40. Первичный отбор осуществляется по анкетам. В расчет берется множество нюансов: от условий проживания, социального положения до личной мотивации, отзывов и рекламаций с прежних мест работы. Затем кандидаты проходят подробное собеседование с руководством.

— В зарубежных страховых компаниях успешно функционируют подразделения по предотвращению и выявлению фактов получения выплат нечистоплотными на руку клиентами. Каким образом ДАСК избегает случаев страхового мошенничества?

— К сожалению, и нам сложно уберечься от этого. Избегать случаев мошенничества пока не удается никому. Наша компания старается проверять клиентов на ранней стадии взаимоотношений. Если имеем дело с юридическим лицом, то наводим о нем справки. Допустим, при страховании финансовых рисков проверяем отчетность компании, выясняем ее репутационный рейтинг. Связываемся со страховыми компаниями — не водились ли «грешки» за этим клиентом. С физическими лицами сложнее.

— Как можно предотвратить факт недобросовестной выплаты страхового возмещения?

— Стопроцентно эффективных способов пока не придумано, потому что в решении этой проблемы много «но». Предположим, сегодня мы застраховали автомобиль Иванова, а спустя несколько дней его угнали. Загодя мы узнали, что Иванов — достаточно обеспеченный господин, поэтому зарабатывать на такого рода мошенничестве ему не резон. На самом же деле он просто чувствовал, что его, извините за жаргон, «пасут», поэтому и пришел к нам. По исходным данным, это не мошенничество. Человек, боясь лишиться автомобиля, решил застраховаться. Справедливо ли подозревать его в предумышленных корыстных действиях?..

Случаи откровенного мошенничества в Приморье не редкость. Для определенной категории людей это своеобразный бизнес: разбивать машины с известной целью либо периодически заявлять о «краже» личного транспорта.

— Обращаются ли к вам очень важные персоны, богачи и крупные собственники?

— Мы не имеем права разглашать имена и уровень достатка клиентов. Приходят все: от бабушек, которые пекутся о своих дачных домиках, до состоятельных владельцев загородных особняков.

— Клиент бывает разным: сговорчивым и не очень, порядочным и готовым обмануть. Гораздо более определенное мнение о ваших коллегах бытует в общественном сознании. Как вы думаете, долго еще нас будет преследовать образ агента госстраха — эдакого назойливого ходока, символа недремлющего государственного ока?

— Я думаю, в советскую пору страховые агенты были не так назойливы, ведь государство обладало монополией на страхование — это о многом говорит. Как раз сегодня страховой агент должен быть назойливым, но в меру. Иначе как же донести до потенциального клиента необходимость страхования?!

К счастью, в последнее время граждане, особенно предприниматели и производственники, прочувствовали на собственной шкуре, что сегодня и в будущем их никто не убережет от напастей — ни государство, ни отраслевое министерство. И они сами приходят в страховую компанию.

Лишь бы не было войны

— Что вас еще занимает помимо бизнеса?

— Погружаюсь с головой в семью. Очень люблю отдыхать на даче. Там красиво и спокойно.

— Что вас может «подкосить» на работе? Форс-мажор?

— Непредвиденные обстоятельства в бизнесе нельзя предусмотреть, но можно и нужно просчитывать. Самый крупный риск — тот, который компания не сможет обеспечить. Если вдруг сгорят все дома, упадут все самолеты и т.д., то страху нет — с работой справимся. Значит, стоит бояться войны. Вот ее-то мы точно «не покроем». Тьфу-тьфу-тьфу...

БЛИЦ
— Для персонала ДАСК обязательно быть застрахованным в собственной фирме?
— Нет, но это — хороший тон. Кроме того, все сотрудники застрахованы от несчастного случая и болезней за счет компании. У меня застраховано здесь все — и семья, и имущество.
— По вашему мнению, главный минус в страховом бизнесе?
— Низкая страховая культура граждан.
— Не боитесь нести ответственность за чужие деньги?
— Если бы боялась, не занимала бы эту должность.

Владимир КУЗНЕЦОВ «Конкурент»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ