Алина Корж: Счастлива в действии

Директор по развитию о бизнес-тренингах, работе крупных компаний и управлении человеческими ресурсами
пресс-служба Business Assessment Technologies | Счастлива в действии
пресс-служба Business Assessment Technologies
АНКЕТА
Корж Алина Александровна, директор по развитию компании «Бизнес-Тренинг», консультант по оценке персонала.
Родилась во Владивостоке. Этапы карьеры: Дальневосточный филиал компании «Марс» — помощник руководителя, ЗАО «Кока-Кола Владивосток Боттлерс» — ассистент менеджера проекта, компания «Протек» — директор по персоналу, компания «Востокшинторг» — директор по персоналу, ООО «Бизнес-Тренинг» — директор по развитию. Состав семьи: муж Александр (в браке с ним уже 13 лет), 7-летний сын Никита. Главное личное достоинство: неугомонность («Я постоянно ставлю перед собой какие-то новые цели»). Вредные привычки: трудоголизм и курение.

Назвать Алину Корж, директора по развитию компании «Бизнес-Тренинг», бизнес-вумен или бизнес-леди? Хрупкая, легкая, изящная. Даже англо-русский словарь, с которым она примчалась на интервью, в ее руках выглядит особенно внушительно. О том, каково это — нести на женских плечах ответственность за личный успех, семейное благополучие и процветание бизнеса, она рассказала корреспонденту «К» Татьяне Коломасовой.

По лезвию бритвы

— Не секрет, что в вашей сфере деятельности (управления человеческими ресурсами), как ни в какой другой, очень сильна конкуренция. Чувствуете за спиной дыхание психологов, кадровиков и менеджеров по персоналу?

— Чувствую, но сильно не переживаю, поскольку наличие других игроков на поле подстегивает меня, не дает стоять на месте, заставляет искать новые и нестандартные направления развития бизнеса. Так, наша компания оказывает услуги в области оценки персонала, используя инструменты мирового лидера — разработчика оценочных технологий компании SHL.

— В HR чаще всего приходят недавние психологи, которые таким образом находят коммерческое применение своей профессии. У вас «не профильная» специальность — «переводчик-востоковед» — сама по себе продаваемая. Как случилось, что вы занялись кадрами?

— Я действительно переводчик китайского и английского языков. К сожалению, это не был мой сознательный выбор. Мама считала, что если я знала английский очень хорошо и в школе получила серебряную медаль, значит, путь мой лежит на факультет китаеведения. С первого курса я работала ведущей на радиостанции VBC, была переводчиком зарубежных фильмов в компании «РВК», которая тогда первой из местных сама занялась переводами. Я сразу поняла, что знание языков — не главное достоинство на трудовом рынке, а скорее «бонус». Да и вообще мне изначально везло — во время обучения в университете сразу влилась в бизнес.

— Многим кажется: для того чтобы работать в HR, не надо быть семи пядей во лбу, достаточно получить корочку о прослушивании нужного курса.

— Мне прийти в HR помог опыт работы. Наверное, этим должны заниматься те люди, которым нравится и помогать, и общаться. В HR нет смысла идти тем, кто не очень любит людей, кому лень копаться в психологии и поведении человека. Кстати, мне кажется, не совсем хорошо, когда менеджер по персоналу является в чистом виде психологом, потому что он начинает углубляться внутрь человека.

К сожалению, в бизнесе не так важны психологические характеристики сотрудника, как его поведенческие проявления на рабочем месте. Чтобы быть специалистом HR с большой буквы, нужно в первую очередь быть HR-технологом и немного юристом, а уже потом — психологом.

И вообще, позиция менеджера по персоналу — это позиция человека, который балансирует на лезвии бритвы: с одной стороны, он защищает интересы компании, а с другой — сотрудника. И вот здесь HR-специалист должен всегда соблюдать разумный баланс. Перейдя в собственный бизнес, я уже не балансирую на лезвии, а помогаю принимать ключевые решения владельцам бизнеса и руководителям компаний.

Но, с другой стороны, технологии, которыми я пользуюсь, позволяют дать адекватную «обратную связь» сотрудникам — узнать какие-то свои «зоны превосходства» и «зоны развития» и поработать над ними. В этом плане разобраться, хороший менеджер работает в компании или плохой, не так важно, как дать ему понять, где и в чем ему нужно развиваться. И вот когда сотрудники сами осознают необходимость развития, тогда начнут совсем по-другому развиваться и компании.

Тяжелая роль

— Как вам кажется, вы уже пережили самый трудный период в бизнесе или это вам только предстоит?

— Наверное, я всегда пребываю в «трудном периоде». И ставлю перед собой непростые задачи и цели. Я хочу, чтобы моя компания однажды объединила в себе комплекс услуг для руководителей — от разработки модели компетенции («портрет идеального сотрудника»), с которой будут сравниваться кандидаты, до разработки и внедрения программ развития и обучения персонала. Еще я хотела бы перевести региональные HR-компании на цивилизованные рельсы общения (чтобы не дико конкурировать, а развиваться вместе). Другая идея — регулярные выставки тренинговых, консалтинговых компаний и кадровых агентств... Не буду раскрывать все карты, но хотелось бы сделать это на таком же уровне, на каком делают в Москве.

— Думаете, Владивосток уже готов к этому?

— Владивосток надо к этому приучать! И должен быть тот человек, которому это будет сложно, но он сделает свой вклад в развитие города. Я решила взять эту роль на себя. Будет тяжело, но я не ищу легких путей. Главное, я занимаюсь любимым делом. Я не наемный сотрудник, и мне это помогает, не мешает внутреннему креативу.

— Найдутся те, кто на это скажет: «У нее — корыстный интерес, а иначе какое ей дело?»...

— Я такой же корыстный человек, как все. Но если расставить мои приоритеты, то желание достичь поставленных персональных целей выше желания жить в достатке. Когда цели будут достигнуты, и вторая составляющая будет удовлетворена. Я в высокой степени конкурентный человек, но соревнуюсь сама с собой, с внутренним «я».

Наказание от сына

— Вы занимаетесь интеллектуальным трудом, от которого особенно трудно отвлечься «по гудку». На отдых время остается?

— Нет, и это плохо. Вот видите, сегодня пришла из дома со словарем, потому что вчера из SHL, чья штаб-квартира находится в Лондоне, прислали интересную статью на английском о новых методах диагностики корпоративной культуры. Хотя язык знаю хорошо, все равно этого бывает недостаточно, потому вчера вечером читала статью дома. Так что отдыхать получается редко. И из-за этого я иногда сильно расстраиваюсь, ведь у меня растет ребенок.

Представьте: прихожу домой, понимаю, что надо и ему уделить время, а в голове — куча проектов. Поэтому я стараюсь ввести за правило ставить ограничения в рабочем времени, например, так играю с сыном: договариваюсь с ним, что если я не выполнила своего обещания, допустим, не сходила с ним в кино, он может назначить мне любое наказание. Но не в виде покупки игрушки, а в форме проявления внимания и заботы к нему.

— А на что тратите свои свободные минуты?

— Для меня лучший отдых — физическая нагрузка. Совершенно искренне тоскую по хореографии, балету. Это то, чем я увлекалась с подготовительной группы детского сада до второго курса университета. Я занималась хореографией действительно профессионально — каждый день у станка... Балет научил меня делать больше, чем тебе дано природой.

Осталось огромное желание и одна неосуществимая мечта — танцевать. Хожу, когда есть возможность, в фитнес-центры на танцевальные, аэробные программы, причем не ради поддержания физической формы, а просто чтобы получить заряд положительных эмоций.

Еще люблю поиграть на фортепиано, и у меня есть музыкальное образование, но сейчас делаю это крайне редко — нет времени. Вообще самый лучший отдых — в кругу семьи. Даже банальное лежание всей семьей на диване перед телевизором уже объединяет, заставляет отключиться. Я обычный человек, не отношу себя к звездным руководителям компаний, и у меня самые незамысловатые потребности.

— Профессиональные знания накладывают отпечаток на общение с семьей?

— Вы будете смеяться, но в быту, например при общении с мужем, я не могу применить даже трети того, что применяю на работе. Могу со всей уверенностью заявить, что в отношениях мужа и жены все знания и известные мне законы психологии бессильны. Это что-то неподвластное моему анализу.

— У вас было занятое детство. Сын пойдет по вашим стопам?

— Детство действительно было насыщенным. И я очень благодарна за это родителям. Они показывали мне страну, несколько раз возили на поезде «Россия», дали возможность учиться в балетной и музыкальной школах, а самое главное — дарили внимание и родительскую любовь.

Что касается воспитания сына, я не заставляю его заниматься тем, что интересно мне. С удовольствием отдала бы его заниматься балетом, но это мой выбор — не его. Мы с мужем предоставили ему право выбора — он учится в частной школе, где может выбирать факультативы. Понятно, сам должен определиться, чем будет заниматься, но в том, что он должен быть занят, я не сомневаюсь, и не на бытовом, а на профессиональном уровне.

— Что вам нужно, чтобы чувствовать себя счастливой?

— Достигнуть поставленных перед собой целей. Второе: хочу, чтобы ребенок стал человеком с большой буквы. Чтобы семья была на первом месте, а не так, как сейчас. А еще для счастья хочу родить второго ребенка. А вообще для полноты счастья мне всегда чего-то не хватает.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ