Ростислав Маслеха: «Я не приемлю слепого подчинения»

Турбизнесмен о географии, Японии и столице
Из личного архива героя публикации | «Я не приемлю слепого подчинения»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Ростислав Маслеха, генеральный директор ЗАО «Интурист-Находка», 42 года.
Родился в Находке.
Окончил отделение японской филологии восточного факультета ДВГУ (1987). Прошел стажировку в США по программе Business for Russia.
После окончания университета работал гидом-переводчиком в ЗАО «Интурист-Находка». С 1992 г. руководит этой компанией.
Свободно владеет английским и японским языками.
Женат, 18-летний сын учится на юрфаке ДВГУ, дочери 9 лет.
Хобби: большой теннис, катание на лыжах и коньках, морские прогулки.

Знакомство с туристическим бизнесом у Ростислава Маслехи состоялось в студенческие годы. Тогда он предположить не мог, что учебная практика в известной советской турфирме обернется стремительным карьерным ростом. Спустя пять лет выпускник восточного факультета ДВГУ возглавил компанию «Интурист-Находка» и сумел возродить ее вновь после распада СССР. Теперь господин Маслеха руководит всеми офисами ЗАО «Интурист-Находка» в 11 городах России.

Новое лицо советского «Интуриста»

— Мы — часть того самого «Интуриста», который был создан в 1929 году и занимался приемом иностранных туристов. Сегодня он называется Всероссийским акционерным обществом и сумел сохранить лидирующие позиции в своей сфере. В столице существует холдинговая компания ЗАО «Интурист», имеющая около 50 дочерних фирм по всей территории России. В Приморье — самый крупный офис «Интуриста» в России после Москвы.

— Как получилось, что второй по охвату туристской отрасли филиал был основан в Находке?

— До 1991 года Находка была единственным открытым городом в Приморском крае, а до 1977 года — на Дальнем Востоке. Весь поток иностранных туристов из АТР проходил через этот небольшой портовый город. После развала СССР первопроходцем в коммерческом иностранном туризме стал именно «Интурист», ни о какой конкуренции не было речи. С тех пор компания носит название «Интурист-Находка».

— Какое было первое маршрутное направление?

— Японское. В те годы существовала только одна регулярная теплоходная линия — на Японию, порт Иокогама. Находка выступала в качестве транзитного пункта. И до 1991 года первым окном в заграничный мир являлась Япония. Со временем появились другие туристические пути в Юго-Восточную Азию (Гонконг, Сингапур, Филиппины), но до «открытия» Приморья они оставались по-прежнему круизными.

— Старые партнерские отношения поддерживаете?

— Да, некоторым нашим контактам более 30 лет. Но, разумеется, в условиях конкурентной борьбы разрабатываем новые маршруты и обрастаем новыми связями. Благодаря тому, что офисы компании находятся на всей территории Дальнего Востока, а деловые «интуристовские» отношения выходят за пределы России, иностранные фирмы часто обращаются к нам сами, если они заинтересованы более чем в одном городе обслуживания.

— Почему возникла необходимость создания владивостокского офиса, ведь до этого контроль осуществлялся довольно успешно из Находки?

— В новых маршрутных направлениях Находка практически не фигурирует, основная часть наших клиентов находится во Владивостоке. И у иностранных партнеров возникают опасения: если мы не присутствуем на владивостокском рынке «физически», то, следовательно, не сможем предоставить качественное обслуживание. Хотя только в Находке у нас четыре офиса.

Японцы не хотят перемен

— Сегодня актуален вопрос о безвизовом обмене между Россией и Японией. Как вы считаете, подписание соответствующего соглашения как-то изменит ситуацию на приморском рынке?

— Я принимал участие в обсуждении данной темы. Честно говоря, для меня и для профессионалов, специализирующихся на японском направлении, эта идея абсурдна и «не имеет под собой почвы». Не стоит забывать, что проблема «северных территорий» остается до сих пор открытой (это одна из причин, почему российской стороне могут не дать безвизовый въезд в Японию). К тому же сам по себе туристический обмен между обеими странами неэквивалентен. Из Японии в Россию едут студенты, пенсионеры, реже бизнесмены с целью познавательного туризма. У 80-90% от общего потока русских туристов подобные поездки связаны с деловыми целями, в частности с автомобильным бизнесом. Прослойка людей, которые могут себе позволить отдых в Японии, у нас невелика.

— Разве не в этом цель безвизового соглашения — упростить организацию поездок и снизить цены на турпутевки для привлечения большего потока туристов?

— Думаю, подписание безвизового соглашения не повлияет на стоимость турпакета. Перелеты в японском направлении монополизированы. Цены на туристическое обслуживание внутри страны также диктуются сложившимся рынком и являются достаточно высокими. Давно и плотно сотрудничая с японской стороной, я вижу, что их турфирмы не заинтересованы в установлении безвизового режима.

— Чем это вызвано?

— Японцы ревностно следят за развитием этого рынка и понимают, что введение новых отношений между нашими странами в известной степени подорвет туриндустрию: разрушится тот баланс, который существует сейчас. С безвизовой системой станет меньше формальностей и требований к качеству партнерских отношений, что позволит выйти на рынок малоизвестным компаниям. Предложение не всегда будет соответствовать цене и уровню обслуживания. Поэтому и для нас, и для японских коллег существует опасность, что «новички» с обеих сторон могут привнести более низкие стандарты, а это подорвет репутацию туристического рынка.

— Какая страна остается перспективным направлением на данный момент?

— К удивлению, по-прежнему лидирует Таиланд. Он остается массовым направлением, несмотря на ежегодное повышение цен. Растет популярность Вьетнама. Но, с моей точки зрения, вьетнамский рынок пока не готов к приему большого количества отдыхающих.

Спасибо демократии

— Что значит в вашей жизни увлечение иностранными языками?

— Это предопределило мою судьбу. Мое знакомство с турбизнесом состоялось во время студенческой практики в «Интуристе-Находка». Я изучал японский, и мне посчастливилось устроиться в эту компанию (в то время она считалась одной из самых престижных). После окончания университета в 1987 году так и остался в «Интуристе».

— Получается, к должности гендиректора вы шли без малого 10 лет?

— После пяти лет работы в качестве гида-переводчика наступил переломный момент для компании и для меня. Прежний начальник — в отставке, предприятие на стадии закрытия, валютные счета заморожены... Поскольку начало моего карьерного роста пришлось на расцвет демократии (многие серьезные вопросы решались голосованием в коллективе), как ни странно, на пост руководителя выбрали меня. Возможно, я производил впечатление энергичного человека, который может что-то сделать (улыбается). Ведь в тот период я был самым молодым сотрудником с наименьшим опытом работы.

— Как ощущали себя на руководящем посту? Ведь пришлось практически создавать компанию заново.

— Были сложности в организации управления, приходилось полагаться на интуицию и идти на ощупь. Во многом помогла пятинедельная бизнес-стажировка в США. Благодаря той поездке я пришел к современному управлению компанией, понял основные принципы и путь, по которому следует развиваться дальше.

— Не возникает желания перебраться в столицу?

— Нет. Одна из причин — я вижу предметно все, что делаю здесь. Результат зависит от меня и от сотрудников компании. Мне нравится строить свою жизнь в плане бизнеса так, как я себе это представляю. Деньги или иная выгода — не единственные стимулы. К тому же Дальний Восток я люблю.

— Как вы контролируете офисы компании в 11 городах России?

— Благодаря тщательно подобранному персоналу. Я не приемлю слепого подчинения. На 80% даю свободу действий. К тому же у меня прекрасная опора: супруга работает вместе со мной, старший сын привлечен в турбизнес. Он еще молод, но уже принимает непосредственное участие в некоторых процессах нашей деятельности. Хотя не думаю, что он останется в «Интуристе».

БЛИЦ

— Вы достигли всего, к чему стремились?

— Не думаю. Всегда есть то, чего хочется достичь. Не будет стремления — пропадет интерес к самой жизни.

— На что обращаете внимание при выборе одежды?

— Для меня главное — чувствовать себя комфортно, поэтому выбираю по принципу «нравится-не нравится».

— Что цените в жизни больше всего?

— Свободу. Люблю ощущать себя свободным в любое время дня и ночи.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ