Эдвард Ферн: «Я знаю, я гениален»

Известный бизнес-тренер из США о злобной музе, экономике и счастье
"Конкурент" | «Я знаю, я гениален»
"Конкурент"
Анкета
Эдвард Ферн, 61 год.
Родился в США.
Имеет степень магистра в области управления технологиями и звание профессионала в области управления проектами.
Автор концепции и методологии Time-to-Profit и президент компании, специализирующейся на консалтинге и тренинге в области управления проектами и разработки продукции. За плечами Ферна — управление проектами, охватывающими все штаты Америки, и проектами с бюджетами до $31 млн в 49 странах мира. Член совета директоров американской Ассоциации по разработке и управлению новыми продуктами, организатор отделения Project Management Institute в Калифорнии. Член московского отделения PMI. Автор книги «Управление проектами Time-to-Profit». Соавтор книги «Шесть шагов в будущее. Как массовая индивидуализация изменяет наш мир». 
Проводит в поездках по миру 3-4 месяца в году. Большую часть своей преподавательской деятельности ведет в Калифорнии.
Женат, двое детей.

Им это сказано нескромно, но с оговоркой: быть гением недостаточно. Эдвард Ферн — один из ведущих специалистов в области New Product Development и управления проектами. Человек, чья жизнь состоит из постоянного обучения и познания. Автор парадигмы «10P» и широко известный бизнес-тренер. По приглашению Института устойчивого развития он недавно побывал во Владивостоке.

Выгода мистера Ферна

— Вы проводите семинар за семинаром. Понятно, ради чего в них участвуют менеджеры. А что движет вами? Присущее истинному американцу желание заработать?

— Деньги необходимы, но не важны. Работа для меня — это жизнь. Учиться у слушателей — вот что мне действительно нравится. Это же является стимулом для преподавания. Я приглашаю участников семинаров делиться опытом друг с другом, и лучшее из услышанного использую на своих последующих занятиях.

— Ваша преподавательская деятельность связана с проектным менеджментом. На кого рассчитано это направление?

— На участников бизнеса, стремящихся удовлетворить потребности и желания клиента.

— Что вы сделали для проектного менеджмента?

— В маркетинге существует парадигма «10P». Это 10 факторов, которые должны входить в проект разработки нового продукта и нести наибольшую ценность для клиента, ведь именно покупатель определяет, что является или не является ценностью. В английском языке они все начинаются на букву «p». Прежде всего парадигма «10P» включает в себя маркетинговую концепцию «4P». Современная маркетинговая литература расширила концепцию до восьми «p» и одной «s», которая звучит как «сервис», «услуги». Я решил, что «s» можно заменить буквой «p», и в этом случае service замещается на pleasing — удовлетворение.

Значительный вклад, который мне действительно удалось сделать, — это внести в концепцию еще одну «p» — partnering — установление партнерских отношений. Этот пункт очень важен в концепции проектного менеджмента: не каждое предприятие может быть лучшим во всех аспектах своей деятельности. Партнерство с компаниями, делающими что-то лучше, позволяет организациям предложить качественные продукты. Так навык установления партнерских отношений становится крайне важным — ведь мы существуем как взаимозависимые единицы.

Муза мистера Ферна

— Что вас подвигло к написанию книг?

— Вы слышали о музе? Как вы думаете, кто это? Я полагаю, муза — злобное существо, преследующее тебя. Муза вкладывает в твою голову какие-то идеи и не успокаивается, пока ты не оформишь их в текст. Я ненавижу ее, потому что перекладывать мысли на бумагу очень сложно. Но муза настаивает.

Недавно я закончил писать книгу, и теперь муза контролирует меня немного больше. Но невозможно отказаться от идеи написания новой, используя отговорку, что это сложно и я не могу этого сделать. Уже есть доказательства обратного.

Пытливый ум мистера Ферна

— Вы не только преподаете, но и проводите исследования. Например, изучаете новое направление в сфере проектного менеджмента — time-to-profit. Какой резон в этих исследованиях?

— В 1998 году я начал писать книгу о time-to-market — «времени до рынка». И когда сел за работу, обнаружил, что не знаю этот вопрос в достаточной мере. Я занялся исследованием и понял, что концепция «первым выйти на рынок» — это отличный способ подготовить маркетинговую информацию для своих конкурентов. Существует много компаний, которые первыми вышли на рынок и неплохо заработали на этом. Но еще больше тех, кто хотя и были первыми, но прекратили свое существование, став банкротами.

Я начал рассматривать возможные альтернативы и вскоре пришел к пониманию, что если направить усилия на выведение продукта не первыми и любой ценой, а так, чтобы вернуть все вложенное в него, тогда у компании гораздо больше шансов выжить на рынке. Сейчас мы должны создавать продукт только после того, как получим заказ, не ранее. И доставлять товар покупателю до того, как он может изменить мнение о необходимости его иметь.

Мир начинает отходить от экономики масштаба к экономике скорости. Массовое производство не может конкурировать с массовой индивидуализацией — кастомизацией. Тем не менее вероятность того, что компании, основанные на технологии массового производства, изменятся, мала. Это связано с тем, что люди, которые «стоят у руля», находятся на этих позициях благодаря своим навыкам работы именно с массовым производством. И они не захотят изменить статус-кво — это поставит под сомнение необходимость их существования в этой компании.

Для нынешнего поколения переход от одной экономики к другой — процесс интересный: мы увидим конец парадигмы, на основе которой работали раньше, и расцвет новой. Это внесет значительные изменения в нашу жизнь. В будущем талантливые образованные молодые люди откажутся от работы на одну организацию. Для них будет выгоднее продавать свои услуги разным компаниям. И если одна откажется от них — будет найдена другая. Такой метод работы более надежен. Люди не будут зависеть от одного работодателя. У меня большая уверенность, что так и будет, потому что я сам живу по такой схеме.

— Что более выгодно для потребителя: массовое производство или массовая индивидуализация, т.е. кастомизация?

— При кастомизации потребитель платит только за те свойства и функции, которые он хочет получить. А если я могу приобрести больше из того, что мне нужно, при этом тратя меньше, — это выгодно. Вот почему кастомизация важна — в конечном счете, мы должны заботиться о потребителе. И что хорошо для компании — не так важно.

— Что вы думаете о России?

— Ваша страна обладает самыми большими природными ресурсами в мире. Однако ее ресурсы человеческие весьма ограничены: здесь живут всего 150 миллионов человек, тогда как в США в октябре этого года будет уже 300 миллионов. Россия занимает седьмое место по объему экономики. Каждый раз, когда приезжаю в Москву, я посещаю Кремлевскую стену за Мавзолеем и отдаю дань уважения первому человеку, побывавшему в космосе. Его полет осуществился, несмотря на малый объем экономики, но это лишь удваивает ценность этого события.

Признания мистера Ферна

— Проектный менеджмент неразрывно связан с вашей жизнью. Не стала ли сама жизнь для вас неким проектом?

— Да, стала. Я хочу, чтобы этот проект продолжался как можно дольше.

— Есть что-нибудь, чего вы боитесь в своей деятельности?

— Мне удалось за свою жизнь определить сферы, где я не очень силен. Поэтому я устанавливаю партнерские отношения с людьми, которые могут делать это лучше меня. Вы же помните, что мой вклад в управление проектами — это как раз концепция установления партнерских связей. И я живу по этому принципу каждый день.

— Чего вам не хватает для полного счастья?

— Мы вступаем в отношения с людьми и с этого момента начинаем беспокоиться об их благополучии. Я живу с прекрасной женщиной, у меня двое сыновей, и, возможно, скоро появится невестка. Я надеюсь, что будут внуки. Мы не можем быть счастливы в одиночестве. Мы можем быть счастливы только с кем-то.

— Кому вы обязаны своими достижениями?

— Моему отцу. Эдварду Парвиери, директору одного из направлений компании, которая привела меня в Калифорнию. Дьюку Пейджу, моему профессору по организационному поведению в университете Пеппердайн. Клинтону Флемингу, разработчику концепции достигнутого прогресса относительно плана в проектном управлении. Эти люди оказали на меня наибольшее влияние. Был еще один человек — Харт Мейер, владелец нумизматического магазина, в котором я работал три года. У него я научился быть ценным, полезным.

— Кем вы хотели стать в детстве?

— Мои желания менялись еженедельно. У меня не было представления, кем бы я хотел быть. Сознательно начал думать о том, чего хочу от собственной жизни, когда учился в магистерской школе. Мне было уже 45-47 лет, но лишь тогда я начал думать о себе. Многие из нас тратят большое количество времени в поисках своего места под солнцем, но понимание к ним, к сожалению, зачастую приходит слишком поздно.

— Считаете ли вы себя гениальным?

— Я знаю, что я гений. Но быть только гением недостаточно, неплохо бы уметь зарабатывать и тратить в свое удовольствие.

— Как вы думаете, кому подвластны открытия и свершения?

— Детям. К тому времени, как люди достигают моего возраста, они становятся экспертами в знании мира, который больше не существует. В течение многих лет мы с женой очень сильно критиковали старшего сына за его чрезмерное увлечение компьютерными играми вместо учебы. Сейчас он занимается тем, что сам разрабатывает одну из компьютерных игр и хорошо этим зарабатывает. Поколение моего сына контролирует мир. Это больше не мой мир.

БЛИЦ

— Какие стереотипы вы бы хотели разбить?

— Я вырос в обществе, построенном на расизме. В 1960 году мы поняли, как относились к людям с другим цветом кожи, но вбитое в умы до сих пор там сидит. Я бы хотел, чтобы это исчезло.

— У вас есть любимый афоризм?

— Самое впечатляющее изречение я услышал от своего сына: «Недостаточно мыслить вне рамок — мы должны научиться жить вне рамок».

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ