Владимир Пятин: «Музыку заказывает государство»

Ответственный за дальневосточную культуру о культурных запросах и бюрократических проблемах
Сергей Ли | «Музыку заказывает государство»
Сергей Ли
Анкета
Владимир Пятин, вице-президент Академии культуры России по работе с регионами, директор Дальневосточного отделения.
Родился в 1965 г. в Барнауле Алтайского края. В 1968 г. вместе с семьей переехал в Киров.
После школы поступил в Кировское училище искусств. Через два года после этого Пятина приглашают на работу артистом в Семипалатинск (Казахстан). В 1985 г. окончил Семипалатинское музыкальное училище им. Мукана Тулебаева. В 1989 г. — Семипалатинский государственный педагогический институт им. Н.К. Крупской (заочно). 1983-1990 гг. — жил в Казахстане. После распада СССР переехал на Дальний Восток, где продолжил работу как исполнитель народных песен. С 1992 г. работает в Академии культуры России.
Двое детей: сын — студент ДВГУ, дочь работает помощником у отца.
Не водит автомобиль.

Господин Пятин — не просто профессор и исполнитель народных песен. Он — вице-президент Академии культуры России по работе с регионами, директор Дальневосточного отделения и заслуженный артист Республики Казахстан. А еще Владимир Владимирович Пятин (разница в ФИО с президентом — одна буква) — человек, всем сердцем переживающий за Россию. За культурную Россию.

Какая опера? Будет рулетка!

— Любовь к сцене обычно возникает уже в детстве. У вас произошло так же?

— В школе занимался художественной самодеятельностью. Культура всегда была тем занятием, которое нравилось и в котором я себя находил.

— Как можно оценить общекультурное состояние Владивостока?

— У людей сейчас огромная потребность в удовлетворении культурных запросов. Но то, что им предлагается, не всегда оправдывает их ожидания. Выбора особо нет. Нет и культуры восприятия: что действительно ценное, а что к искусству имеет весьма отдаленное отношение. Но оценивать культуру одного региона отдельно от страны не стоит, так как местное культурное наследие на процентов 90 принадлежит государству. Музыку заказывает государство.

— Как вы думаете, предстоящие изменения во Владивостоке, связанные с подготовкой к саммиту АТЭС в 2012 году, коснутся культурной жизни? Станет ли она через пять лет шире и ярче?

— Вообще, в речи президента о культуре не упоминалось. А под расширением инфраструктуры подразумевается центр игорного бизнеса. Поэтому в данном случае я верю документам, а не словам. На прошлой неделе губернатор Дарькин заявил о строительстве театра оперы и балета. Откуда? Кто его будет строить и на какие средства? Кто за это будет отвечать? Много вопросов. Но самый главный — как собираются наполнить этот театр жизнью? Кто в нем будет играть?

На голом энтузиазме

— Сейчас в России идет массовая передача культурных институтов из государственной собственности в местную. Как это повлияет на нас с вами?

— Говорить в данной ситуации, например, о сохранности музейных ценностей не приходится. Если даже при такой глобальной системе, которая у нас до сих пор существовала, были возможны кражи ценнейших экспонатов из Эрмитажа, то теперь страшно представить будущее культурного наследия, переданного в местное управление. Да и как это возможно, если у нас не хватает искусствоведов, реставраторов, специалистов музейного дела?.. То же самое коснется доступности библиотечных фондов. Культура в первую очередь зависит от экономики. Сначала нужно поднять в стране экономику, а потом уже заниматься глобальной реорганизацией. Причем заниматься этим следует специалистам, а не людям, которые пришли на место случайно. Ведь таким без разницы, чем руководить — баней или отделом культуры...

— То есть такое перекладывание ответственности на местное управление не подразумевает государственного финансирования?

— Не подразумевает. Все идет по закону о местном самоуправлении. Это касается и культуры.

— А как вы оцениваете вариант, когда оставшиеся без попечительства государства музеи и библиотеки прибегают к помощи бизнес-структур? Ведь становится модным быть спонсором какого-нибудь культурного очага.

— Модно стать спонсором конкурса красоты или чего-нибудь подобного, мало относящегося к культуре. К тому же у нас нет закона о благотворительной деятельности. В налоговом законодательстве отменили статью, которая позволяла компании за счет прибыли оказывать благотворительную помощь. Сейчас ты в первую очередь должен заплатить налоги, а уж после этого «благотвори», кому хочешь. Поэтому прогнозируемый вами исход событий маловероятен.

— Вы считаете, что эта реформа погубит местные культурные очаги?

— Они и сейчас держатся на голом энтузиазме. У нас не финансируется художественная самодеятельность. Она живет, но живет только благодаря людям, влюбленным в свое дело. Идет постепенное разрушение того, что было наработано и доказало свою эффективность на протяжении многих лет. Ведь культура цементирует общество. Если она на высоком уровне, то и общество живет по другим нравственным законам.

Время заката?

— Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что культура России переживает не лучшие времена, если не сказать больше, время своего заката?

— Большинство людей видят вершину айсберга, показываемую нам по телевизору: концерты, фильмы, развлекательные передачи. Любой здравомыслящий человек прекрасно понимает, что это оболванивание нации. А подводная часть айсберга видна только работникам культуры. Это наталкивает на определенные мысли: подобное разрушение музейной и библиотечной систем делается либо по непониманию, либо с определенными целями. Ведь гражданами с ограниченными умственными способностями управлять легче, чем людьми мыслящими.

— Но ведь молодое поколение выросло на таком формате культурной подачи. Вы считаете, им еще можно привить вкус?

— Думаю, что нет. Ведь мы с вами понимаем, что делать это надо с детского сада. Причем необходимо прививать вкус не только тем, кого воспитывают, но и тем, кто воспитывает. В школах сейчас целое поколение учителей, которые и сами-то в театре, может быть, не были ни разу и, впрочем, желания не выказывают. Культура и образование должны развиваться в комплексе. Иначе толку не будет. Мне кажется, вырастить настоящих граждан, которые понимали бы, в какой стране они живут, можно, преподавая историю, русский язык и литературу ежедневно. Мне попадаются выпускники вузов, письменная грамотность которых заставляет задуматься, как они вообще школу-то окончили? Все эти проблемы наталкивают на мысль, почему правительством не был придуман национальный проект «Культура».

— Чувствуете виртуальную близость с почти 100%-ным тезкой, другим Владимиром Владимировичем, президентом России?

— У нас не только ФИО похожи, но и корни. Но, несмотря на это, я не могу сказать, что существует какое-то чувство близости.

БЛИЦ

— Как и где вы любите отдыхать?

— Либо абсолютно один дома под музыку, либо гуляя пешком по городу или за его пределами.

— Какую музыку предпочитаете?

— Так как я исполнитель-народник, люблю слушать народную музыку, например Людмилу Зыкину, Ольгу Воронец. Также классическую эстраду и цыганскую музыку.

— Есть ли у вас любимое исполняемое произведение?

— Есть, это песня Зыкиной «Я лечу над Россией», написанная моим любимым композитором Григорием Пономаренко.

— Вы считаете 23 февраля праздником?

— Когда ты чувствуешь, что армия олицетворяет государство и выражает внутреннюю мощь, то тогда 23 февраля — праздник. А если есть хоть какие-то сомнения на этот счет, то не думаю. У меня подобных сомнений немало. Поэтому для меня это не праздник.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ