Максим Кузин: «Наше время — синтетическое по сути»

Один из 7 лучших молодых дирижеров 2005 года о перспективах, спонсорах и интригах
Из личного архива героя публикации | «Наше время — синтетическое по сути»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Кузин Максим Юрьевич, главный дирижер Государственного театра музыкальной комедии им. Т. Шевченко (г. Кривой Рог) и главный дирижер ансамбля новой музыки «Рикошет» Национального союза композиторов Украины (г. Киев).
Первый участник конкурса на замещение должности дирижера Тихоокеанского симфонического оркестра на сезон 2007-2008 гг.
Родился в 1976 г. в Киеве. Обладатель двух красных дипломов по специальностям «оперно-симфонический дирижер» и «дирижер хора». Один из 7 лучших молодых дирижеров 2005 г., по мнению американского журнала Symphony Magazine, в номинации «Молодой талант-2005».
Свободно владеет украинским, русским и английским языками.
Семейное положение: женат, имеет дочь.

В декабре прошлого года Приморская филармония объявила конкурс на замещение должности дирижера Тихоокеанского симфонического оркестра. Один из возможных претендентов — киевский дирижер Максим Кузин. На прошлой неделе он дал концерт с местным оркестром и обсудил с корр. «К» перспективы переезда во Владивосток.

Профессия второй половины жизни

— Вы решили побороться за место главного дирижера Тихоокеанского симфонического оркестра. Что вас на это подтолкнуло? Полностью ли готовы оставить прежнюю работу?

— Придется выбирать. Я приехал во Владивосток, чтобы понять, какие перспективы и условия для новой работы здесь существуют. У меня есть и другие предложения на Украине. Поэтому визит имеет ознакомительный характер.

Профессия дирижера сводится не просто к тому, чтобы руководить оркестром, но и решать вопросы по гастрольным поездкам. Для меня также было важно понять, на каком уровне здесь организация и какую позицию в городе занимают оркестр и филармония.

— Уже сложилось какое-то мнение о местном симфоническом оркестре?

— До приезда я ни с кем не был знаком из оркестра в силу большой удаленности Владивостока от Киева. В принципе хороший оркестр.

Единственное, что хотелось бы отметить, такая проблема существует, кстати, во всех периферийных оркестрах, — определенные сложности с набором исполнителей и музыкантов оркестра. Причина — мало учебных заведений, которые готовят профессиональных оркестровых музыкантов. Но, в целом, оркестр имеет перспективы и для Владивостока, и для гастрольных поездок. Ведь оркестр без гастролей, как вода, которая стоит в одном месте и ниоткуда не пополняется. Я буду серьезно рассматривать предложение приморцев.

— С точки зрения материальной, переезд во Владивосток будет выгодным?

— Для того чтобы добиться высокой оплаты, необходимо достичь определенного уровня. Дирижер — это профессия второй половины жизни, потому как складывается не только из таланта, эрудированности, знаний психологии и навыков управления и организации работы коллектива. Ключевая роль отводится опыту. Улучшится ли мое финансовое положение, если перееду во Владивосток? Да, есть небольшая разница между оплатой на Украине и в России. Но не такая грандиозная, насколько хотелось бы. Это не будет решающим фактором в принятии решения.

— Готова ли ваша семья к переезду?

— Конечно, это непросто — отрываться от дома, от родителей. Мне немного легче в этом плане, поскольку в силу своей профессии я личность, закаленная переездами. Жене с маленьким ребенком будет сложнее в этой ситуации.

— Знали ли вы что-нибудь о Владивостоке до приезда?

— Я познакомился через интернет с городом и краем, но ожидал абсолютно другого. Мне казалось, что будет намного холоднее.

— А слышали ли вы о политической обстановке в нашем городе?

— Я знаю, что у вас есть определенные проблемы с администрацией, но в подробности не вдавался.

Без спонсоров выживает только Бродвей

— В 2004 году в Гарварде вы читали лекцию на тему «Опера: почему мы ее любим или ненавидим». У вас особое отношение к опере?

— После окончания консерватории я работал в основном в музыкальных театрах, это и определило интерес к опере. Жанр театральный — он сложный для осуществления. Поэтому я выбрал такую тему лекции для чтения в Гарварде, чтобы немного объяснить простой публике, которая ходит на концерты, почему некоторые люди восхищаются оперой, а некоторые — абсолютно не понимают.

— Знакомы ли вы с именитыми исполнителями оперы?

— Лично не знаком, но посещал концерты Хворостовского и Пласедо Доминго в Нью-Йорке.

— Во Владивостоке давно говорят о необходимости создания театра оперы. Как вы считаете, это реально?

— Мне кажется, что это возможно. Насколько я понял из того, что мне рассказывали о Владивостоке, определенные наработки и человеческие ресурсы должны быть. Что касается организационной части оперного театра, то надо заметить, что ни один театр, кроме бродвейских, у которых есть поставленный менеджмент и мировая репутация, не может существовать без государственных дотаций. Создание такого культурного очага весьма затратное, и его очень трудно окупить. Но в мировой практике театры функционируют при большой поддержке коммерческих организаций и бизнес-структур. И лучшие российские театры в этом плане тоже не являются исключением. Поэтому я думаю, что при создании театра оперы во Владивостоке также необходимо обратить пристальное внимание на спонсорскую поддержку.

Я могу привести такие примеры: в Харькове, где чуть более миллиона жителей, есть свой оперный театр. То же самое касается Днепропетровска. Идет разговор об открытии оперного театра в Луганске, где население составляет около миллиона. Оперный театр — культурно-зрелищная организация. Поэтому если изначально все делать на высшем уровне, то популярность будет. Люди нуждаются в культурных и одновременно зрелищных мероприятиях.

— Кто ваши любимые композиторы?

— Это Брамс, Чайковский, Бетховен. Хотя, в целом, я стремлюсь исполнять разную музыку. Не хочу зацикливаться на своих фаворитах. Наше время — синтетическое по своей сути.

На Украине в прошлом году начался телепроект «Танцы со звездами», в который меня пригласили в качестве дирижера оркестра. Мы играли эстрадную музыку. Мое отношение к музыке такое: если она качественная, то это уже заслуживает того, чтобы играть ее. Поэтому я не ставлю для себя никаких барьеров.

Обидно за классику

— Были ли у вас самостоятельные проекты?

— Экспериментальный молодежный театр в Киеве. Первая постановка имела большой успех в Киеве, проект поддержал Фонд Сороса в Украине, городская администрация. Но после того как я реализовал этот проект, понял: чтобы все этого продолжать, необходимо посвятить этому всю жизнь и иметь значительную финансовую поддержку со стороны. Кроме того, в тот момент меня пригласили в театр оперетты, ансамбль музыки, поэтому приоритеты сместились несколько в иную сторону. Поэтому идея отошла на второй план. Но я думаю, что когда это будет возможно, я продолжу ставить камерные произведения.

— Как относитесь к современной популярной музыке? Можно ли, рассуждая о ней, одновременно говорить о качестве?

— Если эта музыка профессионально и интересно сделана, то я отношусь к ней с интересом. Хотя, конечно, все же в поп-музыке меньше содержательности и профессионализма, нежели в музыке классической, поэтому обидно за классику, которая занимает незаслуженно второстепенную роль в современном обществе по сравнению с популярной музыкой.

— Люди творческие склонны к интригам. Сталкивались ли вы с этим?

— Да, я согласен с тем, что люди творческие — в какой-то мере интриганы. Это связано с амбициями и характером. Если честно, театр без интриг не может существовать. Это просто нереально. Некоторые личности могут умудриться избегать их каким-либо образом. Я пытаюсь занять именно такую позицию, потому что это самый надежный способ облегчить себе жизнь. Когда участвуешь в каких-то интригах, только добавляешь себе проблем. Хотя главного дирижера интриги окружают каждый день.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ