Сергей Федаков: «У меня, как у того сапожника»

Главный страховщик края о местном рынке, тенденциях и жалобах
Ольга Куцая | «У меня, как у того сапожника»
Ольга Куцая
Анкета
Сергей Александрович Федаков.
Родился в Новгородской области в 1952 г.
Окончил Тихоокеанское высшее военно-морское училище им. С.О. Макарова г. Владивостока по специальности «военный инженер-электромеханик» в 1977 г.
Служил на корабле Тихоокеанского флота на командных должностях (1977-1992 гг.). С 1992 по 1994 гг. работал в страховых компаниях «Дальсаор» и «Росгосстрах».
Начал свою деятельность специалистом по морским рискам, закончил на должности директора дирекции личного и медицинского страхования. В 1995 г. пришел в инспекцию страхового надзора на должность главного специалиста.
В настоящее время заместитель руководителя инспекции страхового надзора по ДВФО.

Сергей Федаков, в прошлом офицер Военно-Морского Флота, ныне заместитель руководителя инспекции страхового надзора по ДВФО, 15 лет своей жизни посвятил работе в сфере страхования. Но так вышло, что по воле случая главный страховщик Приморского края до сих пор остается не застрахован. О перспективах развития страхового бизнеса на Дальнем Востоке и о проблемах в российской системе страхования г-н Федаков рассказал корр. «К».

«У нас нет среднего класса»

— Сергей Александрович, оцените местный страховой рынок.

— Для начала объясню, в каком правовом поле мы работаем. Целью страхового дела является защита имущественных интересов физических и юрлиц при наступлении страховых случаев — так записано в законе. Чтобы эта цель была выполнима, государство ужесточает требования к страховщикам. В первую очередь это касается финансовой устойчивости компаний. Этот показатель достигается экономически обоснованными тарифами, страховыми резервами, а также собственными средствами — это в первую очередь уставный капитал.

По отношению к уставному капиталу государство планомерно проводит политику по его увеличению. Но чтобы процесс увеличения капитала (от 30 млн до 120 млн руб. в зависимости от видов страхования. — Прим. «К») не стал последним днем жизни страховщика, его растянули на три этапа. И каждый отсеивал слабых. Я двумя руками за подобные нововведения и считаю их даже слишком либеральными. Ведь сегодня страховщики часто берут на себя риски гораздо большие, чем позволяют их собственные средства. Радует то обстоятельство, что многие компании тоже это осознают. Они, конечно, жалуются на ужесточение правил игры, но понимают, что без этого нельзя. Кстати сказать, если первые два этапа по увеличению приморские компании прошли с некоторыми потерями, то завершающую стадию большинство из них, я надеюсь, пройдет успешно.

— Любая реформа порождает какие-то новые тренды. О каких тенденциях в страховании можно говорить?

— Сегодня в Приморском крае работают 15 местных компаний и более 100 филиалов и представительств иногородних, есть и те, кто зарегистрировался, но к работе пока не приступил. Большая часть «чужих» — москвичи. При этом, по нашим прогнозам, их число после заявлений о развитии Дальнего Востока и подготовке к форуму АТЭС будет расти. Уже сейчас мы наблюдаем повышенный интерес варягов к нашему региону. Это первое. Второе: тенденция такова, что крупные компании, а значит, более сильные, вытесняют с рынка своих слабых коллег. Это тоже очень заметно.

Еще одна характерная черта: местное население предпочитает страховаться в приморских компаниях. Не мое личное наблюдение, это статистика. Цифры таковы, что 10 местных компаний собирают практически те же взносы, что и филиалы. При этом объем средств, вращающихся в страховании, также увеличился. И дело не в удорожании страховых услуг, просто растет число страхователей, понимающих необходимость услуги. Тут, конечно, нужно отдать должное введению ОСАГО, в свое время оно подтолкнуло граждан и компании страховать те же автомобили и по добровольному виду страхования КАСКО. Более востребованным стало и страхование недвижимости.

— Можно ли сегодня говорить о росте качества предоставляемых услуг?

— Все услуги страховщика оговорены законом — это 23 вида страхования. Практически все компании сегодня имеют на эти виды лицензии. Можно сказать, что сегодня страховщики в Приморском крае готовы застраховать все, что им предложит клиент. Продукт у всех один, но есть небольшие нюансы, которые влияют на результат.

Во времена социализма страхование представляли две государственные страховые компании — это «Госстрах» и «Ингосстрах». Один работал на внутреннем рынке, другой — на международном. После принятия закона о кооперации в России появилась частная страховая компания. Этот момент стал толчком для развития страхового рынка современной России. А в развитых странах Запада история страхования насчитывает сотни лет. Вот там можно говорить о традициях, высочайшем качестве услуг и ориентированности на клиента. А о каком новом уровне услуг может идти речь в нашей стране, где страхованию нет даже 20 лет? У нас этот вид бизнеса только развивается, набирает силы, кристаллизуется. Хотя, надо признаться, это развитие идет семимильными шагами, поэтому в отдельных случаях уже сегодня можно говорить о каких-то стандартах обслуживания, качестве самих страховых продуктов.

Здесь есть еще одна проблема. Как бы страховые компании не хотели развиваться, отдельно от всей экономики они сделать это не смогут. Ведь страхование предназначено в первую очередь для так называемого среднего класса, малого и среднего бизнеса. За рубежом эта прослойка состоит из наиболее активной и массовой части населения, а в России, к сожалению, средний класс только зарождается. Поэтому пока экономика в России не будет стабильной, трудно говорить о том, что страхование может выйти на новый уровень предоставления услуг или перенять зарубежный опыт даже относительно того же медицинского страхования.

«Собрать побольше и выйти из игры...»

— С какими жалобами на страховые компании люди обращаются чаще всего?

— В большинстве случаев это жалобы относительно несоблюдения различных нюансов ОСАГО. При этом около 40% этих жалоб при дальнейшем рассмотрении оказываются необоснованными. Причина — низкая «страховая» грамотность населения. Судите сами, во Владивостоке у почти 70% людей есть машины, при этом при заключении договора ОСАГО каждому клиенту страховщик выдает, помимо прочих документов, еще и правила страхования. Но их никто не удосуживается даже пролистать, в связи с чем многие просто не знают своих прав и обязанностей.

К сожалению, есть и такие компании, которые ставят перед собой цель — собрать деньги и пропасть. Они бросают тень на весь страховой рынок. Недавно негативную реакцию вызвала страховая компания «Пирамида». Но компания пока не признана банкротом, у нее есть активы, и она может выполнить минимальные обязательства, которые у нее существуют. Поэтому могу порекомендовать всем, кто заключал договор добровольного страхования с «Пирамидой» и теперь не может получить свои деньги назад: обращайтесь в суд.

— Однажды наша редакционная машина пострадала в ДТП, виновник предъявил полис ОСАГО «ГУТА-Страхование», но ущерб газете столичный страховщик отказался оплатить, сославшись на «утрату того полиса». Как вы можете прокомментировать данную ситуацию?

— Здесь надо определиться с понятием «утраченный полис». Если он был утрачен в связи с тем, что его украли еще до выписки страхователю, страховщик об этом сообщил в прессе и у себя провел его как утраченный, то это одно. Если страховщик выписал полис, а второй экземпляр по непонятным причинам «утратил», это совершенно другое. Но в любом случае о таких моментах надо сообщать нам, а мы в свою очередь будем разбираться со страховщиком.

«Страховка не восполнит утрату жизни»

— Какие необычные случаи страхования можете вспомнить?

— Однажды одна местная страховая компания застраховала чугунные балки... от пожара.

Еще на память приходит случай, когда московский страховщик, изучив документы пострадавшего в ДТП, принял решение в отказе выплаты, так как потерпевший и второй участник происшествия находились в момент аварии в машинах, у которых руль был расположен с правой стороны.

— А вы сами застрахованы?

— Я как государственный служащий застрахован в обязательном порядке по контракту, а по добровольному страхованию, к сожалению, ни я, ни моя семья не застрахованы. Как правило, сапожнику случается оставаться без сапог (смеется). Я вам даже пример приведу. Недавно руководитель одной из страховых компаний и мой хороший знакомый пришел ко мне и рассказал, что его офис ограбили, вынесли много ценных вещей. Самое интересное, что на мой вопрос о том, был ли его офис застрахован, товарищ ответил «нет»! Но наши случаи — исключения.

— От чего, по-вашему, в жизни нельзя застраховаться?

— Никакая страховка не восполнит утрату человеческой жизни. И когда идет речь о страховой выплате в 20 тысяч рублей по обязательному страхованию жизни пассажиров при авиационных, железнодорожных и автомобильных перевозках, считаю это насмешкой.

Блиц:

— Кем мечтали стать в детстве?

— Моряком.

— Какое из человеческих качеств вы не приемлите?

— Подлость, трусость и предательство.

— Сколько вам нужно денег для полного счастья?

— Не в деньгах счастье.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ