Елена Новгородова: «Мы и не думали о конкуренции, сами учились»

Основатель сети розничных супермаркетов об открытии бизнеса и развитии
Из личного архива героя публикации | «Мы и не думали о конкуренции, сами учились»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Елена Новгородова, генеральный директор ЗАО «Роял Маркет». Родилась в Саратовской области. Окончила ДВИСТ (ныне ТГЭУ) по специальности «товароведение промышленных товаров». После университета работала в ГУМе, прошла путь от продавца до товароведа. В 1991 г. — товаровед, начальник отдела внешнеэкономической деятельности, заместитель гендиректора Приморского торгового Дома книги (в прошлом «Книготорг»). В 1994 г. возглавила собственную оптовую компанию. В 1997 г. назначена заместителем гендиректора торгово-ресторанного комплекса «Приморье» и директором ресторана «Приморье». В 1999 г. руководит супермаркетом, позднее становится директором розничной сети супермаркетов компании «Сфера-маркет». С августа 2005 г. — генеральный директор ЗАО «Роял Маркет».

Всего лишь 10 лет назад в Приморье появились первые супермаркеты. Елена Новгородова одна из тех, кто стоял у истоков развития этого нового для нашей торговли формата. А в течение всей жизни ей довелось торговать и мужскими костюмами, и китайской лапшой, и книгами, и стройматериалами. Она была успешным наемным менеджером и пыталась развивать собственный бизнес. Сейчас Новгородова говорит, что самое сложное — организовать работу большого супермаркета.

— Елена Викторовна, с какими сложностями пришлось столкнуться в пору становления первых супермаркетов?

— В то время не хватало опыта и специализированной литературы. Казалось, что наши жители еще не готовы принять формат самообслуживания. Все бизнес-процессы, которых в супермаркете множество, мы изобретали самостоятельно, коллективом. Строили свою работу методом проб и ошибок.

Первой и главной проблемой, с которой столкнулись, стало воровство. Как я и думала! Помню, 2001-й год был пиковым: в супермаркете начали пропадать даже элитные спиртные напитки, недостача обнаружилась на очень крупную сумму... Так продолжалось около месяца. Я не могла придумать, как вычислить злоумышленника, в каждом сотруднике видела вора. А дальше все походило на сюжет из криминального фильма. В кабинете раздается звонок. Человек сообщает, что знает, кто ворует, но информация стоит денег. Встречу назначили в пиццерии. Там-то я и узнала, что в нашем супермаркете существует сговор между продавцом, кассиром и их сообщниками. В результате мы со службой безопасности компании раскрыли настоящую преступную группировку.

Этот случай заставил тщательнее проверять каждого сотрудника, установить систему видеонаблюдения и антикражное оборудование.

Конечно, работа в «Сфере-маркет» дала мне огромный опыт, открытие супермаркета на Бестужева стало лучшей тренировкой. Позже ко мне неоднократно обращались за помощью предприниматели, желающие заняться этим бизнесом.

— Конкуренты тоже появлялись и поднимались на ваших глазах.

— Тогда мы и не думали о конкуренции, сами учились. Это было интересное и новое направление в розничной торговле, нам хотелось помочь и научить других. Десять лет назад никто и не понимал толком, что такое настоящая конкурентная среда или, допустим, мерчендайзинг. Вот когда я впервые узнала о бостонских матрицах, то поняла, что пора заняться дополнительным образованием. Прошла обучение, получила диплом специалиста рыночной экономики. Затем стажировалась в Германии, где нас знакомили с немецкими технологиями и менеджментом.

— Насколько быстро приморские покупатели привыкли к удобствам совершения покупок в супермаркетах?

— Вообще-то удивление на лицах я наблюдала довольно долго. Первое время к нам даже приходили на экскурсии. Те, кто бывал за границей, что-то советовали. Мы долго боролись с другой проблемой: требовалось развенчать неверное представление о супермаркетах как магазинах исключительно для обеспеченных людей.

— Сколько еще супермаркетов нужно краевому центру? Рынок уже насыщен?

— Думаю, во Владивостоке есть потенциал для открытия еще как минимум пяти огромных супермаркетов-двухтысячников — по одному в каждом из районов города. Понимаете, мы идем по пути «глобализации», укрупнения розницы.

— Почему вы покинули «Сферу»?

— В определенный момент поняла, что надо идти дальше. В это время поступило предложение от компании «И Джи Эс» развивать собственную розничную сеть. Почти два года работаю в дочерней компании «Роял Маркет». Сейчас моя задача — развить розничную сеть под этим брэндом. В ближайшее время мы откроем еще один супермаркет в формате «магазин у дома».

— В последнее время многие магазины формата самообслуживания строятся в спальных районах и позиционируются как «магазины у дома». Этот формат требует знать своих покупателей едва ли не поименно, так?

— Сегодня покупатели любят ходить на «своего» продавца. Бывает, один человек приходит несколько раз в день: утром один, днем с друзьями, а вечером — с семьей.

— На ваш взгляд, чего не достает приморским супермаркетам, в сравнении, допустим, с европейскими?

— Зарубежной ментальности. Обслуживающий персонал — это главная проблема. Сложно настроить работников на позитивный лад, чтобы они встречали покупателя с улыбкой. Существует и проблема текучести кадров. Впрочем, последняя меня не пугает. Текучесть в пределах 30% — это норма для торговли.

— Как люди становятся директорами магазинов?

— Вообще-то в школе я мечтала стать хирургом. Была идеалисткой, хотелось заниматься благим делом. Но желание посвятить себя медицине исчезло, когда я попала на день открытых дверей в районную больницу Дальнегорска. Я впервые присутствовала на операции, затем был обход больных... Профессиональный хирург сказал мне: «У каждого врача есть собственное кладбище». В общем, в морге я окончательно убедилась, что профессия врача не для меня.

Родители посоветовали мне пойти в торговлю чисто из практических соображений. Это дело меня не впечатляло, но я все же поступила на самый популярный тогда факультет «Товароведение промышленных товаров».

— Вы пробовали себя в ресторанной сфере, книжной, открывали свой бизнес... Какой опыт обогатил больше других?

— Работа в «Книготорге». Это было время перестройки, пустых прилавков. Книжная торговля начала постепенно умирать. В 1991 году Вера Михайловна Арбатская, гендиректор «Книготорга», пригласила меня развивать смешанную торговлю. Помните, когда-то на одних полках с книгами продавались кроссовки, куртки, тушенка и шампунь? Все это было китайское. Помню, каких усилий ей стоило получить лицензию на бартерные контракты и квоты на отправку рыбы в Китай. Сейчас-то сложно поверить, что «Книготорг» отправлял в Китай рыбу составами!

Я стала заниматься бартерными контрактами, возглавила отдел внешнеэкономической деятельности. Затем стала заместителем гендиректора. Сама отправляла рефсекции, сама дежурила ночами на пирсе в порту, контролируя погрузку, сама считала ящики со свежемороженой рыбой, ведь простой рефсекций на станции стоил очень дорого. А на следующий день выезжала в Китай, где взамен рыбы выбирала продукты и одежду — все то, что пользовалось массовым спросом в Приморье.

— Какая черта характера помогает вам в работе?

— Мама воспитала во мне синдром отличницы с налетом перфекционизма. В работе, как и в своей жизни, все хочется довести до совершенства. Хотя понимаю, что это невозможно.

— Суббота и воскресенье — ваши законные выходные?

— В эти дни рабочие вопросы решаю только по телефону. И это меня страшно радует.

Беседовала Елена ЦОЙ, фото автора.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ