Александр Талько: «Несмотря на все сложности, собор восстает из пепла»

Делатель на жатве
Из личного архива героя публикации | «Несмотря на все сложности, собор восстает из пепла»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Протоиерей Александр Борисович Талько, настоятель прихода храма святого праведного Иоанна Кронштадтского, настоятель больничного храма великомученика и целителя Пантелеимона при ГКБ № 2, председатель совета Общества православных врачей г. Владивостока, руководитель отдела социальной помощи и благотворительности Владивостокской епархии РПЦ МП.
Возраст: 44 года.
Родился в Киеве.
Образование: врач-травматолог, окончил Киевский медицинский университет и Владивостокское духовное училище.
Семейное положение: женат, двое сыновей.

Недавно православные верующие из Владивостока отправились в крестный ход. За двадцать дней они планируют дойти до Хабаровского края. Возглавляет ход протоиерей Игорь Талько, а в путь его благословлял старший брат Александр Талько, настоятель прихода в Покровском парке. И пока младший несет слово Божье, путешествуя, старший, отец Александр, рассказал корр. «К» о том, как он из травматолога стал священником, почему служители церкви не считают плату за обряды грехом и когда закончится строительство собора в Покровском парке Владивостока.

— Отец Александр, как получилось, что врач стал священником?

— Во всем промысел Божий. Священником не мечтал быть, это точно. Закончил медуниверситет, работал травматологом в районной больнице в городе Бровары Киевской области. Может, работал бы и сейчас, но в 90-е годы, когда стали открываться новые храмы, у Церкви возникла необходимость в служителях. Выпускников семинарий на все приходы не хватало: «жатвы много, а делателей мало». Господь тогда и призывал людей самых разных профессий — и врачей, и военных, и рабочих. И мне такой выбор предоставился: либо слепо следовать своей мечте, либо откликнуться на призыв (на духовном языке это называется — выполнить благословение) и стать священником. Я выбрал второе.

В 1995 году по благословению прибыл во Владивосток. Какую-то роль в этом сыграло и то, что у меня младший брат уже служил здесь священником. А первым священство принял наш старший брат, который проходит служение в Киевской области.

— Сколько у вас прихожан?

— На этот вопрос мне ответить очень сложно. Значительная часть паствы приходит в храм нерегулярно. Тех, кто посещает церковь, образно можно классифицировать на «прохожан», «захожан» и «прихожан». Первые — это те, кто идет мимо: зашел, ушел. Захожане, — это те, кто посещает храм время от времени, в основном чтобы поставить свечку по тому или иному поводу. А прихожане — это те, кто ходит в церковь, чтобы позаботиться о душе своей, кто регулярно исповедуется и причащается. Я могу сказать, что на вечерних службах перед воскресным днем храм, вмещающий 100 — 120 человек, переполнен.

— После ареста Владимира Николаева строительство собора в Покровском парке остановилось?

— Замедленными темпами, но идет. Без Николаева гораздо сложнее, он ведь является организатором и вдохновителем этой идеи.

Не раз уже «промежуточные надежды» относительно сроков завершения строительства не сбывались. Но главная надежда, Божьей милостью, оправдывается: несмотря на все сложности, собор восстает из пепла. Точнее — из фундамента, который остался от прежнего храма после разрушения.

— И все-таки, до конца года закончите?

— Я надеюсь, даже раньше, может быть, летом. Очень бы хотелось к знаменательной дате — 14 октября. Это праздник Покрова Божьей матери, который и является престольным для данного храма. Если и эту дату не выдержим, будет обидно.

— Во сколько обходится строительство?

— Больше, чем предполагалось изначально. Стоимость уже превысила 100 миллионов рублей.

— При вашем приходе в Покровском парке существует реабилитационный центр для наркоманов. Чем конкретно там помогают?

— Официально он называется Душепопечительский центр реабилитации для нарко- и алкоголезависимых людей. Существует с 1994 года. Сейчас там 20 человек. Часть из них живет на приходе, другие (на дневном стационаре) ночуют дома. Третьи находятся на подворьях нашего прихода. Одно подворье в деревне Новодевица за пос. Хороль (сейчас там 8 человек), второе — на острове Русском, сейчас там шесть человек, но можем принять до 15 пациентов. Реабилитацию однозначно проходят бесплатно, всем необходимым обеспечиваем: одеждой, питанием, лечением. В основном центр содержится на деньги прихода. Иногда помогают родственники наших воспитанников: стройматериалами, продуктами, реже деньгами. Кроме того, нам выделили средства в рамках краевой программы по борьбе с наркоманией.

— В парке рядом с храмом стоят торговые павильончики с пивом, тут же оборудованы крытые беседки для распития спиртного. Вас это не смущает?

— Не то что смущает, а возмущает! Прихожанам неприятно видеть вблизи храма пьяных, которые иногда ведут себя неподобающим образом. Но, к сожалению, я не вижу решения этой проблемы. Я не волен их изгнать из парка, поскольку распивочные расположены не на нашей земле и юридически оформлены в частную собственность.

— В одной из центральных газет опубликована статья о том, что в Москве невозможно найти храм, где человек смог бы бесплатно пройти основные христианские таинства — крещения, отпевания, исповеди. Везде требуют пожертвования по определенной таксе. Нет пожертвования — нет и таинства. Как с этим обстоит у нас?

— Я думаю, эта статья необъективна и провокационна. Тот, кто желает, находит средства, а кто не желает — находит оправдание. Если есть материальные проблемы, нужно обращаться прямо к настоятелю. Если священник и откажет, то нужно его пожалеть, ибо не ведает, что творит. Нужно еще стучаться. Если Господь увидит усердие человека, стремящегося к решению духовных проблем, то самое черствое сердце священника смягчится. Что касается сумм пожертвования, то они во многом вынужденная мера. В моей практике в одном храме в виде опыта отказались от конкретных размеров пожертвования. Получилось хуже: люди смущались, мучились, пытаясь определить, какую сумму нужно пожертвовать, доходило до скандала.

— Как вы относитесь к идее преподавания Слова Божьего в общеобразовательных школах?

— Сейчас этот вопрос не стоит. Слишком противоречивое отношение к нему. Мы предложили преподавать в школах основы православной культуры. И очень большое сопротивление. Но Основы будут преподавать не священники, а обычные учителя. И преподаваться это будет не с позиции церковных догматов, а с точки зрения культурологии, истории и эстетики. Разве это плохо, если дети начнут разбираться в иконах?..

— А вы не боитесь обидеть людей, исповедующих другие религии? И Библию разные христианские конфессии трактуют по-разному.

— После Христа осталось вероучение и Церковь «как столп и утверждение истины». И оставшиеся ученики-апостолы не теряли связь с Богом. Когда Он уходил, апостолы просили Его остаться. И Христос сказал им: «я пришлю вам Утешителя», то есть Святого Духа, — того, кто наставит вас на путь истины и будет учить правде. Помимо Церковного Писания в православии есть и Церковное Предание. И одно другому не противоречит! Новый Завет писался апостолами немного позднее, но в нем нет искажений, ибо рукою апостолов водил Бог. Согласитесь, что любая написанная человеком книга рано или поздно уходит в небытие, а Священное Писание существует тысячелетия. Это и есть свидетельство, что оно — творение не человеческое, а Божие. А то, что существуют разные конфессии, говорит лишь о том, что вне Христовой Церкви Библию можно понимать как угодно и кому угодно.

Блиц

— Ваша любимая нерелигиозная книга?

— К большому сожалению, светскую книгу последний раз читал до рукоположения. Мечтаю о Достоевском.

— Сколько раз в день вы молитесь?

— Точно никто не ответит. Часто, молясь устами, далеко отстоим от Бога сердцем.

— Кто из исторических личностей вызывает ваше уважение?

— Суворов, Столыпин, Жуков, Сталин, Путин.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ