Мария Соловьенко: «Я не являюсь оппозиционной и эпатажной, как меня иногда называют»

Вся такая огненная
Из личного архива героя публикации | «Я не являюсь оппозиционной и эпатажной, как меня иногда называют»
Из личного архива героя публикации

На прошлой неделе для многих в Приморье одиозная редактор и журналистка Мария Соловьенко выпустила в свет книгу «Зачем я смутила президента?», в которой подробно описывает свои встречи с Владимиром Путиным. Каковых встреч было «три с половиной». Опустив тему художественных достоинств данной книги, корр. «К» расспросил «Россиянку, Женщину, Мать» (так подписывает свои статьи г-жа Соловьенко) о разном.

— Мария Дмитриевна, помнится, еще в 2000 году во время визита президента в Благовещенск вы прорвались к нему и вручили ему документы о коррупции в Приморье.

— Слово «прорвалась» не соответствует действительности. Я не прорывалась, я не являюсь оппозиционной и эпатажной, как меня иногда называют. Я всегда действую в рамках закона, очень спокойно, аккуратно, но настойчиво. В книге, которая сейчас вышла, все мои встречи с президентом описаны: они были практически случайными. Хотя мне, конечно, хотелось встретиться. И в Благовещенске я тоже не прорывалась. Просто как-то фантастически все получилось! Я не знаю, кто ведет нас друг к другу — может, случай, может, судьба, провидение.

— Сколько же всего было встреч у вас?

— Три, пресс-конференция — четвертая, если это можно назвать встречей, ведь мы были далеко друг от друга. Хотя в тот момент, когда я спросила его про коррупцию, мне казалось, что мы опять остались один на один, несмотря на 1200 журналистов в зале...

Из книги: «В метро люди узнают, на память фотографируют: мол, разрешите, а то жена не поверит, что я Вас живьем видел. Смущаюсь: не Волочкова я и не Кристина Орбакайте. «Вы — лучше», — отвечают. Хочу купить хурмы в киоске. Пожилой азербайджанец: «Это Вы? Я с Вас денег не возьму, берите, что хотите!». Вышел из киоска, руки мои пожимает: «Нам так трудно, я директором интерната был на родине, физик, а там — нищета, работы нет. Защитите нас от коррупции».

— Как все-таки вам удалось пройти без аккредитации в зал, минуя строжайший контроль? И почему президентский пресс-секретарь дал вам возможность задать вопрос? Признайтесь, что все это было кем-то организовано.

— Некоторые придумывают мне всяких покровителей. Например, Евгения Наздратенко, которого я в свое время сильно критиковала. Но на самом деле я его видела последний раз несколько лет назад.

— При каких обстоятельствах?

— Написала материал о коррупции в рыбной отрасли. А перед этим Евгений Иванович, в ту пору возглавлявший Госкомрыболовства, позвонил мне и сказал: «Машенька... можно вас так называть? Как же вам так трудно в ВАШЕМ бандитском крае?..». Я отвечаю: «Евгений Иванович, я в ВАШЕМ бандитском крае десять лет как газету придумала». Он помолчал, а потом говорит: «А вы бы не могли прилететь в Москву и подготовить материал? Для меня очень важно, чтобы мои земляки получили правдивую информацию». Я немного оторопела и ему в ответ: «У меня нет лишних денег, чтобы лететь в Москву». — «Не переживайте. К вам подойдет человек и все вопросы решит». На следующий день приходит ко мне один из депутатов Законодательного собрания тогдашнего созыва (сейчас он уже не депутат): «Я от Евгения Ивановича, давайте решим вопрос». И я говорю: «Спасибо, уважаемый, передайте Евгению Ивановичу, что я прилечу, но денег ни от него, ни от вас не возьму. Мое условие: я напишу правду, как есть. Если он не прав, то так и напишу».

В Москве мне горами носили документы, я их изучила и написала объективный материал о том, как команда Михаила Касьянова гробила рыбную отрасль. Признаю, что в тот момент Евгений Наздратенко действовал как государственник. После публикации статьи я никакой благодарности от Евгения Ивановича не приняла. Единственное, что позволила, — организовать мне экскурсию в Алмазный фонд, который тогда был закрыт для посещений.

Вот с тех пор я Наздратенко и не видела.

— Что было после пресс-конференции?

— После я, в отличие от президентского пресс-секретаря, чувствовала себя совершенно спокойно. Я последней вышла из зала — не люблю толкаться. И тут телевизионщики начали разрывать меня на части этим самым вопросом: «Как чувствует себя женщина, смутившая президента?». Я отвечаю: «Легко! Смутила и дальше пошла». Это ведь нормально, что президент, как мальчик, может смущаться. Я вспоминаю, как он смутился при нашей встрече в Благовещенске, когда я гладила его по плечу... Это — нормально. Ведь все равно изначально существуют мужчина и женщина, которые дают друг другу вдохновение и силу двигаться вперед, к совершенству, правильно?

Среди любимых поэтов г-жи Соловьенко — Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский и др. Но есть в числе ее любимцев и свежие имена в отечественной поэзии, например приморский депутат Александр Передня.

«Я хочу лежать на песке,

Разбросав на полсвета ладони.

Я хочу бежать по земле

И не чувствовать шума погони.

Я хочу лететь по волнам

Для большой и великой цели.

Я хочу пожелать всем нам,

Чтобы все в этой жизни успели!»

А. Передня (цитата из книги М. Соловьенко).

— Говорят, что платья для вас шьет жена депутата Александра Юртаева.

— Да, у нее маленькая мастерская, она одна там шьет. Обычно я придумываю фасон, а она прекрасно все делает. Но я нечасто заказываю платья: во-первых, это недешево, а во-вторых, некогда.

— Расскажите о своей семье.

— Сын — студент Морского университета, будущий специалист по морской экологии. Будет предотвращать морские разливы. Муж в деревне на Ханке живет, уединился, он водолаз по профессии. Обеспечивает сына, периодически приезжает проведать, и мы очень хорошо общаемся. Но постоянно такую огненную супругу, как я, наверно, трудно выдерживать.

— Планируете ли вы еще какую-нибудь книгу написать?

— В течение лета хочу написать еще три книжки такого же формата: о гражданском обществе, о том, как угробили рыбацкий флот, и о том, как президенту подбирают губернаторов — на примере Приморья, Камчатки и Амурской области. А затем закончу начатый два года назад роман о Путине. В этом романе всех будет жалко, даже негодяев. Но в итоге никто не погибнет и не умрет. Там будет и любовь, и политика. На основе этого романа мечтаю поставить красивый-красивый фильм про нашу жизнь, которая есть и комедия, и трагедия, и слезы, и любовь. Там будет главарь российского архипелага, а на островах, т. е. в регионах, будут «главарята». А самого главного негодяя-губернатора будет играть очень красивый человек. И к концу романа негодяй раскается и отдаст наворованное народу. И за это его полюбит главная героиня — Россиянка, Женщина, Мать.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ