Светлана Ландышева: «У меня на прицеле первые лица»

Фотограф губернатора о политиках, привилегиях и секретности
Из личного архива героя публикации | «У меня на прицеле первые лица»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Светлана Ландышева, личный фотограф губернатора Приморского края Сергея Дарькина с 2003 г. Родилась на Сахалине. Окончила профессиональный лицей №38 по специальности «Фотодело». Работала на Примполиграфкомбинате, в газетах «Завтра России», «Приморские вести», «Новости». Замужем, сыну 14 лет.

«Оружие» этой миниатюрной рыжеволосой женщины весит 7 кг. Она мало интересуется политикой, но иногда только ее допускают к первым лицам государства и края. Она подписала контракт на ненормированный рабочий день, не может себе позволить многие женские атрибуты и не имеет права разглашать подробности визитов VIP-персон. Но уже сейчас видела столько и стольких, что хватит на десятерых. Говорит, что в старости обязательно напишет обо всем этом книгу или, по меньшей мере, будет развлекать внуков байками из жизни «нынешних великих».

Уже четвертый год под прицелом объектива фотографа Светланы Ландышевой — приморский губернатор Сергей Дарькин. Она единственная женщина на Дальнем Востоке, которая занимает подобную должность. Как правило, первые лица любят, чтобы их снимали мужчины.

Про барский гнев

— Помнишь, как тебе предложили эту работу? Как представляли губернатору?

— Все было очень обыденно. Без предварительных собеседований и прочего. Мы до этого вместе работали с нынешним пресс-секретарем Сергея Дарькина в газете, он криминальный репортер и студент, я фотограф. И на трупы выезжали вместе, и на другие ЧП. Он знал, что и как я умею делать. Когда пришел в приморскую администрацию, предложил мне эту работу.

После первой съемки (кого-то чем-то награждали) меня подвели к губернатору и сказали: «Это Светлана Ландышева. Она будет с вами работать» — «Отлично, — ответил губернатор, — завтра едем по краю». И понеслось... Короткие перерывы, чтобы сбросить фотографии, немного поспать, и снова в дорогу. Тогда должность губернатора была еще выборная. Необходимо было поддерживать и тиражировать его положительный имидж среди населения. И мы стали работать в этом направлении. За короткий срок «подсадили» на наши фото все приморские СМИ.

— Что дает статус личного фотографа губернатора — квартира, машина, загранкомандировки?

— Что касается политики, скажу сразу — я абсолютно вне этих процессов. До этого работала в СМИ, которые поддерживали диаметрально противоположные силы. А иногда даже не знаю фамилий известных в стране людей, министров, замов, которые прилетают в край. Муж постоянно пытается меня пристыдить, когда по телевизору показывают популярных политиков, а я спрашиваю: «Это кто?».

Зарплата стабильная, но средняя по нашим меркам. В конвертах ничего не доплачивают. Квартиру от губернатора тоже не дали. В командировки не берут.

Здесь дело в другом. Мне предложили очень хорошие условия для профессионального роста. Отличная техника. Цену моего комплекта аппаратуры даже называть не буду. Я со своим фотоаппаратом одна за пределы «Белого дома» не выхожу. Страшно. Однажды выскочила памятник сфотографировать на площади и пожалела. Слишком приметная аппаратура.

У меня появилась возможность работать со своими снимками «от и до», доводить их до того состояния, которое нужно мне как автору. В газетах немного другие условия: побежал, отснял, отдал редактору, и снова на задание. Нет полноты цикла.

— И что, никаких бонусов от первого лица края не получаешь?

— Я придерживаюсь известного принципа: «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь». Получаю задания в основном только через пресс-секретаря. И я этому очень рада. Упала бы в обморок, если бы Сергей Михайлович подошел, хлопнул по плечу и сказал: «Ну что, Света, сними-ка меня на этом совещании!». А вот сын и муж, естественно, гордятся моей нынешней работой. Ребенок в школе хвастается: «Моя мама — личный фотограф губернатора». Еще, конечно, на съемки меня служебная машина от дома забирает. Но уж было бы смешно, если при наличии такого количества машин в краевом автопарке я бы на автобусах гоняла на важные съемки.

Любила всех, кого снимала

— У каждого человека свои особенности, сложно снимать Дарькина?

— Мне повезло. Я пришла работать в его команду через полтора года после избрания. За это время он сильно изменился. Совершенно другой человек, если сравнивать с тем периодом, когда он впервые появился на публике как политик. К тому же мой босс, нужно отдать ему должное, совершенно не привередливый в отношении съемки.

А вообще, я всегда люблю героев своих снимков. Это есть у каждого фотографа. Невозможно сделать хорошую фотографию, если ты не любишь того, кого снимаешь: президента, губернатора, свадьбу, выставку сельхозтехники. Моя дипломная работа, между прочим, называлась «Женский индивидуальный портрет». Я всегда в объективе вижу прежде всего человека.

— У тебя есть определенные ограничения на разглашение информации?

— Конечно. Всегда есть моменты и кадры, которые я не имею права выносить из стен «Белого дома» без разрешения. Да и зачем? У меня есть работа, которую я люблю, у меня есть работодатель, с которым мне комфортно работать

— То есть кроме качества ты гарантируешь и конфиденциальность?

— Да. Кстати, меня часто приглашают сделать съемку к известным в крае людям, бизнесменам, политикам. Они не скрывают, что выбирают меня именно по двум причинам: она сделает качественно и все то, что увидит, услышит, сфотографирует, нигде потом неожиданно не «выстрелит». Хотя через много лет можно будет написать очень интересную книгу.

С Путиным было просто

— Часто ты единственный фотограф, кого допускают снимать первых лиц государства во время их визитов в Приморье. Ведешь счет VIP-героев своих снимков?

— Уже нет. Потому что такой опыт был еще со времени работы в газетах. Хотя помню, что первым значимым лицом российского масштаба, моим первым мужчиной, которого я фотографировала, был Борис Грызлов в бытность его министром МВД.

— Проходишь специальный инструктаж перед такими съемками?

— Бывает. Например, когда приезжал Фрадков, меня предупредили, нельзя снимать его в фас, нельзя обходить со спины. Обычно чем выше чиновник, тем проще с ним работать. Сказывается профессионализм их служб. С президентом Путиным вообще никаких проблем не было, когда он приезжал.

Но вот во время полуофициального визита одного из первых лиц государства (он был здесь во время своего отпуска) нервы потрепали. Во-первых, очень долго не разрешали разглашать информацию о его приезде. Коллеги звонят, спрашивают, а ты молчишь. Потом губернатор дал задание сделать снимок его и VIP-чиновника на футболе. Но кремлевская охрана, увидев меня на поле, категорически не разрешила даже лицом к этой трибуне поворачиваться. Я им говорю: ребята, у меня задание от губернатора сделать кадр. Так они этот вопрос решали с пресс-секретарем того самого человека (имя до сих пор нельзя называть), который в тот момент находился в Италии. Пока шли переговоры, я так и стояла спиной к трибуне.

— Какие еще курьезные случаи были?

— Ну, если не курьезные, то памятные. Больше всех меня поразил Жириновский. По ТВ он очень яркий и харизматичный человек. Но, когда я увидела его вживую, скажем прямо, разочаровалась. Передо мной — уставший, в годах дяденька, совсем не похожий на привычного Жириновского. Может, конечно, его дорога так вымотала, он же через всю страну на поезде ехал. Я должна была сделать ему на память снимок во время отдыха на островах. Прилетаю на причал, а катер уже отошел. В чем дело? Мне объяснили потом, что Жириновский попросил, чтобы женщин в этой поездке не было. Он там расслабиться собирался, а когда Владимир Вольфович расслабляется, очень сильно матерится. Вот и не взяли меня, чтобы не смущала вице-спикера Госдумы.

Ну я же девочка!

— Ради работы приходится себя в чем-то ограничивать?

— Мой комплект аппаратуры весит 7 килограммов. Я не могу позволить себе маленькую дамскую сумочку, высокие каблуки, длинные накладные ногти. Даже тушь выбираю очень тщательно, чтобы не текла и не пачкала объектив. Мне нельзя толстеть, иначе будет тяжело держать рабочий ритм. Я могу уйти в недолгий отпуск, только когда губернатор уезжает в командировку или на отдых. Об этом обычно заранее не предупреждают. Так что если не успеваю, жду следующего момента.

— Обычно у первых лиц фотографы — мужчины. Как на тебя реагируют коллеги из различных пулов?

— Да, я на сегодняшний день на Дальнем Востоке единственная женщина-фотограф при губернаторе. Но реакция всегда нормальная. Бывают, правда, другие моменты. Например, несколько лет назад Сергей Дарькин разрешил женской половине администрации по пятницам работать до 14.00. Я в одну из пятниц стала в обед домой собираться, не вышло. Были срочные задания и резонный вопрос: «А что мы скажем губернатору, у нас фотограф — женщина?».

Часто злюсь, когда предупреждают о съемке очень поздно. Звонок по телефону, допустим, в шесть утра: «Света, через 15 минут за тобой приходит машина, встречаем в аэропорту того-то». Я потом ворчу, ребята, ну я же девочка, мне времени чуть больше нужно на сборы, чтобы выглядеть прилично.

— Физически тяжело такой график выдерживать?

— Тяжело, съемки бывают разные. Но, как только у меня в руках камера, забываю и про страх, и про нагрузки. Недавно вернулась из порта Восточный. Для того чтобы сделать панорамный снимок, меня поднимали на самом высоком кране. Спрашивают потом: страшно было? Да мне бояться некогда, я на работе.

Этой весной делали большой заказ для подготовки документации к форуму АТЭС, снимали с вертолета остров Русский. Чтобы нужные кадры получились, машину подняли на максимальную высоту более 3 тысяч метров. Снимали через открытые иллюминаторы. С первого раза не удалось сделать все задуманное. Поднимались в воздух еще раз, но нужного результата добились. Кстати, вот именно за эту съемку получила премию от губернатора (это к разговору о бонусах).

— Никогда не жалела о выборе профессии?

— Я вообще-то фотографом стала по воле случая. Приехала с Сахалина поступать в мединститут. У нас в семье практически все медики. Химию сдала на пять. А после сочинения не нашла себя в списках. Решила поступать на программиста в 38-е училище (очень модно было в то время). Прихожу, а мне в приемной комиссии говорят: девушка, уже набор давно закончен. Вот осталось три места на фотографа. Попробуйте, может, вас еще и возьмут. Когда маме позвонила и все рассказала, она стала причитать: «Света, ну почему у всех дети как дети, а ты?». Зато сейчас мама мне часто повторяет: «Как же я тобой горжусь!».

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ