Анатолий Завадский: «В СИЗО «перелимит»

Глава краевого ГУФСИН о побегах, рецидивистах и киношных проблемах
Андрей Дементьев | «В СИЗО «перелимит»
Андрей Дементьев
Анкета
Завадский Анатолий Фридрихович, начальник Главного управления Федеральной службы по исполнению наказаний по Приморскому краю (ГУ ФСИН). Родился 11 июля 1960 г. в Гродненской области Белорусской ССР. После срочной службы в рядах Советской армии в 1981 г. поступил на службу в уголовно-исправительную систему, начинал контролером в тюрьме строгого режима в г. Гродно. После окончания специальной школы МВД в г. Вильнюсе в 1984 г. по распределению был направлен в Приморье, в ИТУ-29 (г. Большой Камень). Начав службу оперуполномоченным, дошел до должности начальника учреждения. В 2003 г. был направлен в ГУИН МЮ РФ по Приморскому краю и назначен на должность 1-го заместителя Главного управления. С апреля 2007 г. — начальник ГУ ФСИН по Приморскому краю.
Женат, двое детей.

С апреля 2007 г. Главное управление Федеральной службы по исполнению наказаний по Приморскому краю Министерства юстиции России (ГУ ФСИН МЮ РФ) возглавляет полковник Анатолий Завадский — сегодня его должность в Приморье актуальна как никогда. Но прежде чем стать «начальником приморской зоны», г-н Завадский отработал в исправительной системе более 20 лет. В интервью корр. «К» он рассказал о некоторых проблемах этой системы, как реальных, так и телесериальных.

— Анатолий Фридрихович, с наступлением холодов заканчивается «сезон побегов» из мест лишения свободы. Каковы итоги нынешнего сезона?

— В течение двух последних лет нами не было допущено ни одного побега из исправительных учреждений Приморья. Последний был из колонии в 2005 году. Это не значит, что осужденные не бегут вообще — только в этом году мы пресекли 24 попытки. Мы принимаем меры: укрепляем охранные сооружения, работу с нашими сотрудниками наладили.

— Какой процент осужденных после выхода на свободу вновь попадает в колонии?

— Обратно возвращается порядка 45%, за последние годы этот показатель практически не меняется.

Экономическая ситуация в стране не столь благополучная, как хотелось бы. Многие частные предприятия отказываются брать на работу ранее судимых. А государственных предприятий, которые их трудоустраивают, раз-два и обчелся. То есть проблема с реабилитацией в обществе есть. Мы, конечно, стараемся ее решать, как можем.

Недавно было заключено соглашение между ФСИН РФ и РАО «РЖД» о трудоустройстве осужденных. Они будут предоставлять нам информацию о том, где на железной дороге требуются рабочие. А мы — сведения об освобождающихся, их специальностях. Например, в Приморье есть нехватка кадров у ДВЖД на хасанском направлении. У нас там расположена колония №26. Примерно 25 — 30% осужденных в ней — местные жители.

— Государственные программы по реабилитации существуют?

— Программа есть. Она, в частности, предусматривает открытие центров по социальной реабилитации освободившихся. Только она не работает. Насколько я знаю, такой центр был создан лишь в одном регионе России. Хотя до перестройки такой центр был и в Приморье, в Уссурийске. Там освободившимся предоставляли место в общежитии, трудоустраивали.

К сожалению, ни одного соответствующего предложения, с которыми мы выходили в ЗС ПК, депутаты так и не приняли.

Из попадающих к нам не в первый раз примерно 60% осуждены за кражи и грабежи. Это как раз категория небезнадежных. Многие из них при нормальной социальной обстановке, при наличии работы в их родных городах и селах преступлений бы не совершали.

— В каких условиях в СИЗО Владивостока содержатся VIP-персоны? Как сидит мэр Николаев?

— По условиям содержания у нас нет VIP-арестантов. Николаев сидит в обычной камере на троих, где двое других — обычные подследственные. Я не могу каждой VIP-персоне выделить отдельную камеру! Шишкин, как бывший милиционер, содержится в специальной камере для бывших сотрудников МВД. Другое дело, что мы сейчас активно занимаемся ремонтом помещений, чтобы они соответствовали Европейской конвенции по правам человека.

Мы ремонтируем корпуса, камеры, медицинскую часть. Сейчас идет ремонт в корпусе для несовершеннолетних и женщин. На сегодня отремонтировано порядка 65% камер. Нельзя сказать, что там везде сидят VIP-персоны.

— Правда ли, что Николаев оплатил обустройство спортзала в СИЗО?

— Нет. Спортзал вообще еще не ремонтировался.

— А наполнение главного краевого изолятора сейчас какое?

— 145%. «Перелимит», естественно.

За этот год в учреждениях уголовно-исполнительной системы края стало содержаться примерно на тысячу подследственных и осужденных больше. Было 18 тысяч, к концу года перевалит за 19. Но мы боремся с переполненностью. В Большом Камне на базе колонии №29 открылся изолятор на 110 человек. В 2010 году собираемся открыть третий изолятор — для несовершеннолетних и женщин.

В этом году планируем открытие одного корпуса изолятора на базе колонии строгого режима в поселке Волчанец. Там будут содержаться осужденные, написавшие кассационную жалобу после вынесения приговора и ожидающие ее рассмотрения.

— В чем же причина роста численности осужденных?

— Мы пожинаем плоды беспризорщины 90-х годов. Идет молодежь, которая не нашла себя в жизни. Кому только 14 исполнилось, кому 16... Думаю, еще лет пять — шесть приток будет.

— Оказывают ли материальную помощь колониям представители бизнеса?

— В каждом нашем подразделении существуют комиссии по приемке и распределению гуманитарной помощи. Их работу недавно проверяла прокуратура, претензий не было. Предпринимателей и компаний, оказывающих помощь, довольно много, всех не перечислишь. Делают они это бескорыстно, никаких льгот за это не получают.

— Как вы относитесь к популярным телесериалам о тюремной жизни — «Зона», «Платина», насколько они соответствуют действительности?

— Я видел первую серию «Зоны», дальше смотреть не стал. Такие сериалы очень далеки от реалий. Собрали в кучу все начиная с 1937 года! Условия содержания совершенно иные. Кстати, мы узнавали, что сериал снимался на одном из заброшенных заводов — это говорит само за себя. Стыдно за тех, кто запустил этот сериал.

Гораздо страшнее иное. Недавно в кировоградской воспитательной колонии Свердловской области произошли массовые беспорядки, при которых погиб сотрудник, его забили до смерти. Насмотревшись сериала «Платина», подростки (около 200 человек) подняли бунт по сценарию сериала — точно также пытались захватить оружие, напав на часовых, пытались поджечь вышки. Пришлось вызывать спецназ для подавления бунта.

Сериалы вырабатывают и негативное отношение к сотрудникам ФСИН. Да, у нас попадаются недобросовестные сотрудники, которые стараются подзаработать на осужденных, но таких единицы.

— Кстати, о сотрудниках. Каковы результаты работы службы собственной безопасности за последние годы? Известно, что несколько лет назад колонии испытывали дефицит кадров, как ситуация складывается сейчас?

— В прошлом году против пяти сотрудников были возбуждены уголовные дела — все осуждены. В этом году возбуждены дела против трех аттестованных сотрудников (два — за взятки, одно — за попытку изнасилования). Кроме того, возбуждено дело против вольнонаемного работника — директора профтехучилища в детской колонии. Ее обвиняют в мошенничестве в отношении своих сотрудников. Дело передано в суд.

Что касается кадровой проблемы, то в последние годы она у нас решена, некомплект менее 1%.

— У религиозных организаций в колонии свободный доступ?

— Да, мы весьма плотно работаем с православной епархией, с мусульманской общиной. В декабре, я надеюсь, достроим православный храм в 31-й колонии, в Чугуевском районе. В этом году вручили награду отцу Николаю — у него в колонии в Большом Камне самая мощная православная община.

БЛИЦ

— Ваш любимый писатель?

— Антон Макаренко. Часто перечитываю его «Педагогическую поэму».

— Кого уважаете из исторических личностей?

— Петра I.

— Чего вам не хватает для счастья?

— У меня все есть — семья, работа. Что еще надо?

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ