Том Армбрустер: «Я ковбоем не буду никогда»

Американский генконсул о Владивостоке, визах и необычных случаях
Из личного архива героя публикации | «Я ковбоем не буду никогда»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Том Армбрустер, 49 лет.
Поступил на дипломатическую службу в 1988 г. Работал в Финляндии, на Кубе, в России и Мексике. Предыдущее место работы — посольство США в Таджикистане.
Окончил Военно-морской колледж США (г. Ньюпорт, штат Род-Айленд), где получил степень магистра гуманитарных наук в области стратегических исследований. Автор доклада «Российско-американское сотрудничество в ядерной области». Имеет степень магистра гуманитарных наук в области международных отношений (разрешение конфликтов) Университета Св. Марии, Сан-Антонио, Техас. Автор статей в ряде американских журналов.
Женат на Кэти Армбрустер. Дети: Брайан и Калия.

Четыре месяца назад во Владивосток прибыл новый генеральный консул США Том Армбрустер. За это время он успел осмотреться на месте и оценить обстановку в регионе. Г-н Армбрустер ответил на вопросы «К» о том, каким он видит Дальний Восток, как оценивает перспективы российско-американского сотрудничества, из-за чего чаще всего приходится отказывать в выдаче виз и что он думает о местной прессе.

— Каковы ваши впечатления от первых месяцев работы во Владивостоке? Чем этот регион отличается от предыдущих мест вашей службы?

— Во-первых, хочется отметить высокий профессионализм работников генконсульства. И российские, и американские сотрудники очень талантливы и по-настоящему привержены идее улучшения российско-американских отношений на Дальнем Востоке. Большое различие между этим консульским округом и другими местами моей службы состоит в масштабах территории. Когда я представляю себе, что по площади российский Дальний Восток больше, чем Европейский союз, осознаю, сколь много мне здесь предстоит увидеть и узнать. Это серьезная задача.

— Вам доводилось работать в таких проблемных странах, как Таджикистан и Куба. Что больше всего запомнилось?

— Служба в Таджикистане мне была очень по душе тем, что это была работа в стране, которая развивается и которая очень ценит американскую помощь и американских экспертов. Например, американская продовольственная помощь сыграла решающую роль в поддержке многих таджикских семей во время гражданской войны. Сейчас мы оказываем содействие в пограничном урегулировании и помогаем Таджикистану наладить сотрудничество с Афганистаном в строительстве моста через реку Пянж.

Куба... Как дипломат, я люблю наблюдать, как пересекаются и взаимодействуют наши культуры и бизнес. Но у нас нет официальных отношений с Кубой. Поэтому, когда я там работал, США представляла дипломатическая миссия Швейцарии, в структуре которой функционировал Отдел интересов США (U. S. Interests Section), занимавшийся визами и прочей дипломатической работой, например помощью гражданам США.

— В чем вообще заключается работа генерального консула?

— Работа очень разнообразная.

Некоторые задачи являются базовыми. Визы, помощь американскому бизнесу, программы студенческих, научных и профессиональных обменов, а также всевозможные культурные программы, которые показывают людям, как много общего у нас в области искусства, музыки и истории. При этом совсем недавно мы были вовлечены и в проекты по защите амурского леопарда, борьбы с ВИЧ/СПИД, занимались вопросами военного сотрудничества США и России... Так что каждый день отличается от предыдущего.

— Были какие-то особенно запомнившиеся обращения в консульство?

— Во Владивостоке пока с какими-то необычными ситуациями я не сталкивался. А вот в других миссиях чего только не бывало. Например, в Мексике ко мне обратились с приглашением участвовать в традиционной «кабалгате» — это ежегодная поездка верхом на лошадях 15 миль по берегу рек Рио-Браво или Рио-Гранде. Каждый год в ней принимают участие сотни всадников, в том числе и местные губернаторы.

Я полагал, что мне по силам побыть ковбоем в течение одного дня. Однако лошадь, на которой я должен был ехать, звали ее Комманча, чего-то испугалась и понесла меня прямо на металлический забор. Не сумев справиться с Комманчей, я решил просто с нее спрыгнуть. Кажется, вся часть моего тела, которой я хлопнулся о землю, превратилась в сплошной синяк. Однако я все же взобрался на Комманчу по новой, чтобы не огорчать организаторов и продолжать содействовать развитию американо-мексиканских отношений. Но больше я ковбоем не буду никогда!

— По каким причинам чаще приходится отказывать в выдаче виз?

— Обычно это происходит, когда подающий на визу не сумел привести убедительные доказательства того, что он вернется в Россию после поездки в США. Владение недвижимостью, наличие хорошей работы, опыт предыдущих поездок — это ключевые элементы для принятия положительного решения.

Хотелось бы еще раз развенчать мифы, существующие вокруг этого вопроса. Большинство подающих на визу ее получают, и количество отказов уменьшается. Так, посол США недавно озвучил цифру: более 90% россиян, которые обращаются за американской визой, ее получают. В этом году мы выдали на 20% больше виз и на 30% больше виз для студентов по сравнению с прошлым годом.

— В чем заключается интерес США к Дальнему Востоку России и Владивостоку в частности?

— Это зеркальное отражение тех же интересов, которые имеет консульство России в Сиэтле: представлять интересы США на этой обширнейшей территории. Приоритет номер один — это содействие развитию экономических отношений и попытки реализовать тот огромный потенциал, который таится здесь для американского бизнеса. Или все-таки это приоритет номер два. Нашим главным приоритетом всегда является благополучие граждан США, работающих, живущих или путешествующих на территории консульского округа.

— К сожалению, объем иностранных инвестиций в экономику Приморья очень низок — по данным Приморскстата, в первом полугодии он составил всего лишь $7,6 миллиона, причем США не входит и в первую пятерку инвесторов.

— Мне кажется, регион сильно пострадал от кризиса 1998 года. Дальний Восток получил репутацию места, где очень быстро можно потерять очень много денег. Эти дни в прошлом. Мне трудно сосчитать, сколько я встретил талантливых бизнесменов и представителей властных структур, которые, с моей точки зрения, могут стать прекрасными партнерами для американских предпринимателей. Но американские бизнесмены очень прагматичны и пугливы. Они не хотят иметь дело с большими рисками.

4 декабря в Сиэтле я выступаю с презентацией по Дальнему Востоку, и, хотя буду говорить о возможных опасностях, красной нитью будет проходить мысль о том, что сейчас, пожалуй, лучшее время для планирования инвестиций в регион.

— Не секрет, что в российском обществе искусственно подогреваются антиамериканские настроения. Приходилось ли вам с этим сталкиваться, мешает ли это работе?

— Должен признать, что здесь мне не довелось сталкиваться с явными проявлениями антиамериканизма. Мне кажется, что дальневосточников отличают гостеприимство и терпимость. Хотя, конечно, политическая атмосфера накладывает свой отпечаток на деловой климат. В этом смысле мне бы хотелось, чтобы маятник качнулся в другую сторону, к более дружественным отношениям в целом.

— Что вы думаете о политической обстановке в последние месяцы в России вообще и во Владивостоке в частности?

— Мне кажется, что приближение форума АТЭС и большие планы по развитию региона в еще большей степени требуют от электората участия и влияния на политические процессы. Будущее зависит от вас самих.

— Как вы оцениваете шансы Владивостока стать местом проведения саммита АТЭС в 2012 году?

— Это логичный выбор, и, мне кажется, Владивосток может стать отличным хозяином форума. Не уверен, что каждый из заявленных планов будет реализован, но я не думаю, что это так уж необходимо. Полагаю, что очень мудрым является стремление использовать этот шанс, как и шанс с Олимпиадой в Сочи, для того, чтобы улучшить жизнь местного населения посредством внедрения новых программ и улучшения городской инфраструктуры. В этом смысле, мне кажется, что проекты по улучшению качества воды и канализации, возможно, намного более важны в долговременной перспективе, нежели казино и пятизвездочные отели... Впрочем, я не являюсь специалистом по городскому планированию.

— Как ваша семья отреагировала на переезд в Россию?

— Моя жена Кэти немного говорит по-русски, и это очень ей помогает. Она с большим удовольствием участвует в культурной жизни Владивостока и считает его очень гостеприимным и привлекательным городом.

— Вы были журналистом, с профессиональной точки зрения как оцениваете приморскую прессу? Если сравнивать региональную прессу России и Америки, в чем главное различие?

— Мне нравится разнообразие проблематики региональных СМИ. Немало публикаций на социальные темы, например бедность и плохая экология. Пресса играет очень серьезную роль в деле освещения важных проблем общества и движения к их решению. Мы недавно сотрудничали с местными изданиями в организации ряда хороших интервью — по финансовым проблемам, по ипотечному кризису в США, выясняя, отразится ли он на рынках недвижимости в других странах. Пресса в США играет ту же самую роль.

Блиц

— Ваш любимый писатель (книга)?

— «Одиссея» Гомера. Мне также нравятся книги про Арктику и добрые старые вестерны про ковбоев и индейцев, про жизнь первопроходцев, осваивавших Америку.

В данный момент читаю «Блеф слепца» (Blind Man’s Bluff), о противостоянии подводных лодок США и СССР в годы холодной войны.

— Кого из исторических личностей уважаете более всего?

— Томаса Джефферсона.

— Верите ли вы в бога?

— Всем сердцем и душой!

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ