Нина Гурули: «Отчетливо помню вкус утреннего хачапури и аромат грузинского сыра»

Производитель аутентичной грузинской продукции о женском бизнесе, менталитете и конкуренции
Из личного архива героя публикации | «Отчетливо помню вкус утреннего хачапури и аромат грузинского сыра»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Нина Гурули родилась в с. Колодистое, Украина, Черкасская область, в 1958 г. Окончила Владивостокский строительный техникум по специальности «промышленное гражданское строительство» (1979 - 1984 гг.). Работала на заводе «Радиоприбор» мастером малярного цеха (1984 - 1991 гг.). В 1991 г. открыла частный бизнес.
Замужем, двое детей: дочь (27 лет) и сын (19 лет).

Продвигать новый товар на рынок Приморского края — занятие не из легких. Однако Нина Гурули, индивидуальный предприниматель, действует по принципу: любить так любить, стрелять так стрелять. Чтобы владивостокцы распробовали настоящий грузинский сыр сулугуни, ей пришлось работать на износ, оббивать пороги магазинов, быть упрямой и жесткой. Об особенностях грузинской семьи и личном сырном бизнесе она рассказала корр. «К».

— Нина Викторовна, как пришла идея заняться производством сыра сулугуни?

— Жизнь — непредсказуемая штука. Я вышла замуж за грузина, и этот факт предопределил некоторые моменты моей жизни. Первый раз я приехала в Грузию 28 лет назад и сразу влюбилась в эту маленькую и гордую страну, в ее потрясающую кухню и замечательных людей. Очень отчетливо помню вкус утреннего хачапури и аромат грузинского сыра, который делала моя свекровь! Конечно, тогда у меня даже и мысли не было, чтобы заняться производством этого деликатеса в России. Передо мной стояла несколько иная задача — сделать так, чтобы в Приморском крае мой супруг не скучал по родной земле. Однако все изменилось спустя 25 лет.

Мы решили продавать настоящее хачапури во Владивостоке. Для производства требовался особый сыр — сулугуни, в состав которого не входит сухое молоко. К сожалению, в магазинах города на тот момент приобрести его было невозможно. Сначала решили заказывать сулугуни через Москву. С этим возникали большие трудности. Выход был один — производство собственного продукта.

— Запустить такое производство именно в Приморском крае, где процент ценителей грузинского сыра очень низок, сродни авантюре... Неужели верили в успех предприятия?

— Я из тех людей, которые не любят повторяться. Действую по принципу: любить так любить, гулять так гулять, стрелять так стрелять. Всегда интересно то, чего нет у других. Скажем так, процент моей уверенности составлял 99,9 (смеется). Я довольно целеустремленный человек и если поставила перед собой цель, то обязательно этого добьюсь.

Долгое время этот бизнес не приносил дохода. Но не в моих правилах отступать. Наверно, только моим родным и близким известно, каких сил и терпения мне стоило запустить это производство.

— До этого у вас уже был какой-то бизнес или пришлось брать кредит?

— Конечно, первоначальный капитал имелся. Мы с мужем занимались оптовой торговлей, имели несколько точек продаж. Причем, так же как и в случае с сыром, поставляли эксклюзивную продукцию, о которой во Владивостоке еще не знали: мушмулу, варенье из лепестков роз, диабетические мюсли, клетчатку.

— Почему оставили это дело?

— Устали. Более того, похожий продукт появился в каждом втором магазине, да и конкуренция сильно выросла.

— А сейчас конкурентов не боитесь?

— Нет. Технологию производства сыра сулугуни, конечно, можно найти в литературе. Но такого сыра, как у меня, ни у кого не получится.

— А в чем особенность вашего рецепта?

— Всем известно, что у каждой хозяйки свои секреты. Так же и у меня своя технология изготовления сыров. Но главное, чтобы мой продукт был максимально похожим на сыр, который готовят в Грузии.

— В Грузии производством сыра занимаются исключительно женщины?

— В деревнях — женщины. А так, работают специализированные заводы, поэтому в производстве, наверно, могут быть задействованы люди обоих полов. Ведь нельзя же сказать, что кулинария — сугубо женское ремесло. В мире известно намного больше мужчин-поваров, нежели женщин. Наверное, во многом потому, что мужская часть населения не боится экспериментов, а иногда даже стремится отойти от кулинарных канонов и правил, чтобы добиться оригинального результата.

Кормила с рук товароведов

— Как вы «пробивались» на рынок?

— Очень сложно. Приходилось делать нарезку из наших продуктов и самой обходить все супермаркеты Владивостока. Кто-то очень быстро «шел на контакт» — в основном это крупные супермаркеты. В более мелких меня встречали вежливо-нейтральной фразой: «Нет, спасибо, у нас уже есть поставщики сыра». Было очень тяжело убедить руководство таких магазинов, что наш сыр отличается от того, который они едят каждый день. К товароведу одного из торговых центров я ходила несколько недель подряд — как на работу.

— Не казалось ли вам это унизительным?

— Конечно, казалось. А если принять во внимание, что к тому времени я уже очень сильно сроднилась со страной мужа, с грузинским характером и менталитетом. Для меня подобные ситуации были крайне обидными и неприятными. И, хотя муж был против моей настырности, я все же добилась своего.

— И насколько этот бизнес оказался прибыльным?

— На сегодняшний день еще не могу назвать свое дело прибыльным. Все деньги вкладываем в производство, в расширение, поэтому прибыли как таковой нет. Пока держимся на моем энтузиазме и терпении мужа.

— Сейчас ваша продукция продается не только в лучших супермаркетах города, но и в ресторанах. Быть может, ваша цель достигнута?

— Что вы! У меня много идей и задумок. Мне просто не хватает 24 часов в сутках.

— Не планируете ли открыть собственную точку продаж?

— Конечно, хотелось бы. Ведь ассортимент постоянно расширяется. Но в нашем регионе не так просто, во-первых, зарегистрировать свою продукцию, а во-вторых, открыть собственный магазин. Фактически никакой поддержки малого предпринимательства нет.

«В стиле family»

— Принято считать, что в грузинских семьях женщина не должна занимать руководящую позицию...

— Муж прекрасно понимает, что это дело для меня сродни ребенку. Не спорю, на работе я начальник, а дома — женщина. Кроме того, в Грузии к женщине относятся еще с бОльшим уважением, чем в России. И дело тут отнюдь не в воспитании, это менталитет. Я очень хорошо помню, что, отвечая на вопрос: «За кого ты выйдешь замуж?», моя пятилетняя дочь ответила: «За грузина!».

— Детская мечта сбылась?

— Нет. Она вышла за русского парня. Но, тем не менее, мы довольны выбором.

— Ваша жизнь как-то изменилась с появлением своего дела? Возможно, появились новые увлечения?

— Нет. До сих пор занимаюсь коллекционированием рецептов различных блюд.

— В вашем напряженном графике остается время для отдыха?

— Да, этим летом мы устроили себе отпуск. Трехдневный. На самом деле, мне некогда отдыхать: каждый вечер приходится объезжать магазины, проверять количество товара и, соответственно, раздавать задания сотрудникам. Ведь у меня на производстве до сих пор нет технолога. К сожалению, на эту специальность в наших вузах не обучают.

— Муж помогает?

— Хотя он и говорит, что никогда не будет вмешиваться в мои дела, однако я постоянно чувствую его плечо рядом. Поэтому в трудной ситуации, я точно знаю, если мне понадобится поддержка, он обязательно поможет. Поэтому могу с полной уверенностью сказать, что наш бизнес в стиле family. В ближайшее время я жду выхода дочери из декретного отпуска.

— А светские рауты посещаете?

— Мне не хватает на это времени. У нас в курсе всех «гламурных» событий города сын.

— Вы жесткий руководитель?

— Скорее использую тактику кнута и пряника. Не допускаю неуважения к собственной персоне и к своему бизнесу.

— Основное требование, которое предъявляете для соискателей при приеме на работу?

— Чтобы человек готовил с любовью. При приеме на работу всегда интересуюсь, чем больше любят заниматься: уборкой или приготовлением домашних блюд. Поэтому людей, которые не любят готовить, на работу не принимаю.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ