Сюэ Хуэйлинь: «Угроза России — в менталитете людей»

Китайский журналист об инвестициях, имидже Приморья и законах
Из личного архива героя публикации | «Угроза России — в менталитете людей»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Сюэ Хуэйлинь, редактор газеты на китайском языке «Восточный мост», гражданин России. Возраст: 44 года. Образование: Пекинская академия общественных наук (факультет международной политики и экономики), кандидат юридических наук. Семейное положение: женат, воспитывает двух дочерей.

Сюэ Хуэйлинь издает в Приморье газету на китайском языке и часто выступает посредником между приморскими властями и предпринимателями из Поднебесной. О том, какой имидж заработал край в глазах крупных китайских бизнесменов и почему инвестиции из Китая не идут в регион, г-н Хуэйлинь рассказал в интервью корр. «К».

— Мы видим только одну сторону китайского бизнеса в Приморье — мелкую розничную торговлю. А где же крупный бизнес?

— Одна горнорудная компания, которая в Китае считается очень крупной, купила месторождение в Приморье. Они только начинают работать, но уже вложили миллионы. Однако у них очень много проблем. Сейчас в местном офисе компании работают семь — восемь китайских сотрудников и столько же — русских. Но для китайских работников компания до сих пор не может получить разрешения. Почему-то чиновники считают, что в компании с китайскими инвестициями должны работать только российские сотрудники, без китайских управляющих.

Крупный китайский бизнес сюда пока не идет. Многие серьезные бизнесмены были здесь и в прошлом, и в позапрошлом году, но отвернулись от Приморья. Проведение форума АТЭС во Владивостоке привлечет китайский бизнес, но желания инвестировать в строительство каких-либо объектов пока еще никто не проявлял. Их интерес лежит только в плоскости расширения рынков сбыта своих товаров.

Я присутствовал на некоторых переговорах и понял, что китайские бизнесмены наслышаны о Приморье исключительно с негативной стороны. Такой имидж создала в том числе и крайне нестабильная политическая обстановка, и криминальная ситуация. Я знаю, что одна очень крупная китайская компания вела переговоры с Владимиром Николаевым по проектированию и строительству очистных сооружений. Однако с тех пор, как у мэра возникли проблемы, эта компания больше не появляется. Не знаю даже, будет ли дальше развиваться эта тема.

Подобные ситуации пугают бизнесменов: сегодня они договариваются с одним чиновником, а завтра его освобождают от должности. Другие люди разговаривают о других условиях. Такие неопределенности смертельны для бизнеса. Вот еще пример: крупная китайская компания с огромными финансовыми ресурсами, которая построила Приграничный торговый комплекс, хотела работать в Приморье. Год они изучали ситуацию в крае. Однако в итоге решили не заниматься здесь строительством и, как я понял, никогда сюда не придут.

Крупный бизнес и большие деньги любят безопасность и комфорт. Если бизнес вдруг почувствуют себя плохо, то не пойдет сюда. В Россию ведь китайцам со своими деньгами ехать необязательно. Большим деньгам можно найти применение и в Англии, и в Австралии, где уютно и безопасно.

Многие ли понимают, что, несмотря на грандиозные планы и обещания светлых перспектив, без иностранных инвестиций здесь вряд ли получится что-то серьезное? Иностранные инвестиции — это не только деньги, но и передовые технологии, квалифицированные кадры, туристы.

Многие, кажется, уже поняли, что даже если во Владивостоке построят все запланированные объекты, но сюда не приедут иностранные туристы, то некому будет пользоваться этими отелями, конференц-залами, оперными театрами... Нужно сделать все, чтобы привлечь иностранные инвестиции. Заметьте, ключевое слово здесь — «привлекать», то есть делать регион привлекательным и интересным для иностранного бизнеса.

— Как это сделать?

— Простой пример. Каждый раз, когда я на своей машине отправляюсь в Китай и обратно через Пограничный, то проезжаю один и тот же пост ГАИ. Без потерь этот пост не минуешь. Я так понял, у них задача: найти любой повод, чтобы выписать штраф. Еду в Китай — штраф, обратно — снова штраф. Любой иностранный бизнесмен, который проехал этот пост, заплатил штраф и увидел такое отношение к себе, больше никогда сюда не вернется. Человек только приехал на российскую территорию, а ему уже показывают, как здесь работают. А дальше становится еще страшнее...

Сравните Пограничный и Суйфэньхэ. За последние десять лет китайский Суйфэньхэ превратился в большой, современный город. При этом Пограничный как был деревней, так ей и остался. Многие русские жалуются, что Суйфэньхэ построен на их деньги. На самом деле, город построен на китайские инвестиции. Почему китайцы вкладывают туда деньги? Потому что городское правительство создало все условия для этого. А Пограничный...

Однажды в Уссурийске на улице милиционеры остановили бывшего мэра Суйфэньхэ. Ему устроили такую проверку (даже требовали денег), что он больше в Россию не приезжал. Многие китайские чиновники — солидные и интеллигентные люди, и если их хоть один раз в России на улице останавливают (а это часто происходит), то больше они сюда не едут.

— Как отреагировали китайские предприниматели на новое миграционное законодательство?

— Некоторое время после введения этого закона на рынках творился ажиотаж: все пытались избавиться от остатков товара и уехать в Китай. Но потом торговцы поняли, что закон не такой страшный, как кажется, многие вернулись, а кто-то даже занял опустевшие места.

Китайцам запретили торговать на открытых рынках, они перешли в закрытые. Вряд ли кто-то из них уйдет отсюда из-за новых законодательных инициатив.

Сейчас множество китайцев работают нелегально, так как получить разрешение на торговлю они уже не могут. Многие оформляют коммерческие визы, нанимают русских продавцов и продолжают работать. Сегодня только во Владивостоке насчитывается около трех — четырех тысяч китайских предпринимателей. Как они говорят, трудности постоянно увеличиваются, поскольку возрастают расходы на всякие разрешения, проживание и прочее. Однако в Китае им живется не легче: там еще труднее зарабатывать. Поэтому они предпочитают оставаться в Приморье и работать.

— Введение ограничений на наем иностранной рабочей силы — это большая проблема?

— Есть опасение, что вообще нельзя будет получить разрешение на работу. Много раз делались попытки прояснить ситуацию. Я даже собрал за «круглым столом» сотрудников миграционной службы и представителей китайского бизнеса в Приморье. Но встреча оказалась нерезультативной. Получается парадокс: с одной стороны, закон запрещает, а с другой — китайцы работают. Пока никто не может найти решения этой проблемы.

— Но хоть какие-то подвижки со стороны нашей власти навстречу китайским торговцам чувствуются?

— Власти всегда неохотно объясняют общественности свою позицию по тем или иным вопросам. Они сами по себе, а мы сами по себе.

— Если мы не будем менять менталитет, начинать мыслить по современным стандартам, то в России все так и останется...

— Россия может жить сама по себе, но мир все равно будет развиваться, а мы останемся на месте. Слышны громкие возгласы об угрозе экспансии. А ведь угроза внутри людей, в менталитете. Если мир вокруг будет развиваться, а ты — стоять на месте, то будут чудиться враги со всех сторон.

— Как относятся русские к китайцам здесь, в Приморье, мы знаем. А как относятся китайцы к тем русским, которые живут и работают в Поднебесной?

— Русских в Китае сейчас очень много. Китайцы не хотят уезжать из России, но и многие русские не стремятся покидать Китай. Я знаю многих русских, живущих в Гуанчжоу, Шанхае и Пекине. Они работают в сфере международной торговли и экономики, а также в туризме. Я бы отметил, что в Китае отношение к иностранным гражданам в разы лучше, чем в России. Китайцы, особенно на юге страны, питают огромную симпатию к русским. Это объясняется тем, что, во-первых, они не так много знают о нашей стране, а во-вторых, Россия в свое время оказала огромное влияние и на Китай, и на китайцев.

— А как вы попали в Россию?

— Я бы не оказался здесь, если бы не Тяньаньмэньские события 1989 года. После этого у меня появилось ощущение, что в Пекине уже делать нечего. Родители мои живут в Суйфэньхэ, а в то время только начиналась торговля с Россией. Я решил, что лучше приехать сюда и заняться бизнесом, ведь я хорошо говорю по-русски. Так здесь и остался.

— Вы гражданин России и можете голосовать. Ходили на выборы 2 декабря?

— Нет. Просто не увидел среди кандидатов того, за кого мог бы проголосовать. Но на выборы президента в марте обязательно пойду и проголосую за Медведева. Он более либеральный политик: юрист, а не генерал.

— Ваша супруга русская. В каких традициях вы воспитываете своих детей: в русских или в китайских?

— Полностью в русских. Они даже плохо говорят по-китайски. Это, конечно, недопустимо, и я решил в этом году отправить их в Китай, чтобы пожили там два — три месяца и хотя бы научились говорить по-китайски. Люди, которые знают два языка, более жизнеспособны.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ