Игорь Пушкарев: «Входить в историю нужно тактично»

Потенциальный мэр Владивостока о жизненных уроках и законодательных поправках
Из личного архива героя публикации | «Входить в историю нужно тактично»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Пушкарев Игорь Сергеевич, 33 года, представитель от Законодательного собрания Приморского края в Совете Федерации РФ.
Место рождения: село Новый Олов Читинской области.
Образование: в 1999 г. окончил ДВГУ, специальность «экономист».
Карьера: представитель Законодательного собрания Приморского края в Совете Федерации (с 2005 г.), заместитель председателя Законодательного собрания Приморского края (2002 — 2005 гг.), генеральный директор ОАО «Спасскцемент» (2001 — 2002 гг.), генеральный директор ЗАО «Первомайский судоремонтный завод» (1998 — 2000 гг.), директор ООО «Влад-кан» (1995 — 1997 гг.).

В когорте приморских экономистов и политиков Пушкарев занимает особое место. В недавнем прошлом — самый молодой вице-спикер Законодательного собрания Приморского края, сегодня — один из самых молодых сенаторов России и главных претендентов на пост мэра Владивостока от регионального отделения партии «Единая Россия». До этого — еще и успешный бизнесмен. Во многом благодаря его таланту Первомайский судоремонтный завод и «Спасскцемент» стали жизнеспособными предприятиями. Как предпринимательский опыт помогает продвигаться в высших эшелонах власти, сенатор Пушкарев рассказал корр. «К».

— Игорь Сергеевич, пять лет назад в интервью «К» вы говорили, что в ближайшие 10 — 15 лет не готовы перебраться на работу в Москву...

— Мне просто не нравится этот город.

— Отчего так?

— Человеку живется хорошо там, где его ждут. А в Приморье у меня друзья, родные, близкие. При этом я приморец в третьем поколении: здесь живут мои бабушка с дедушкой, родители, и с 1991 года сам живу во Владивостоке.

Весь мой профессиональный рост связан с Приморским краем, и я вижу, какие у него перспективы и возможности. Если в Москве ты один из многих, то в крае и во Владивостоке, в особенности, можешь реализоваться как профессионал. Тем более когда край на пороге реализации грандиозных проектов.

«Шишки набиваем»

— В ЗС ПК, как самый молодой в истории парламента вице-спикер, вы учились у более маститых депутатов. В Совете Федерации вы тоже учитесь?

— Всю жизнь надо учиться. Даже когда стукнет 70, все равно надо стремиться познавать новое. Ведь тогда растешь и в профессиональном плане. Кроме того, пока интересует новое, то есть существует цель, ты — живешь.

— И какой самый важный урок вы вынесли для себя?

— Сложный вопрос. Это в первую очередь связано с людьми, которые тебя окружают. С кем ты добивался целей. Трудно, например, забыть пуск первой печи, когда я руководил «Спасскцементом». Какую бы должность я ни занимал, она требовала решений, которые выражают мнение большинства, соответствуют его ожиданиям и настроениям.

Считаю, что мне повезло с коллегами — как на «Спасскцементе» и «Первомайском СРЗ», так и в ЗС ПК и Совете Федерации. Со всеми находил общий язык, и многие меня поддерживают до сих пор.

— То есть, несмотря на головокружительную карьеру, для друзей и коллег вы остались прежним?

— Не считаю свою карьеру настолько головокружительной. Просто ставил перед собой определенную цель и старался ее осуществить. А без друзей и коллег ничего бы не получилось. Ни поднять на ноги «Спасскцемент» и «Первомайку», ни наладить эффективную работу краевого парламента. И это не просто слова. Посмотрите, в то время мы смогли поднять рейтинг ЗС ПК среди населения Приморского края с 1 до 10%. Сегодня опросы показывают, что жители положительно оценивают деятельность Законодательного собрания. Считаю, в этом есть некоторая заслуга моя и моих коллег-депутатов.

— Насколько работа в ЗС ПК отличается от законотворческой деятельности в Совете Федерации?

— Я бы не стал сравнивать эти два законодательных органа. Почему? Потому что в ЗС ПК гораздо ближе находишься к избирателям. Совет Федерации — совершенно иной уровень, другие цифры. Там все на порядок сложнее. Но если рассматривать работу в этих учреждениях с точки зрения приобретения опыта в вопросах функционирования государственной власти, то его я получил колоссальный.

— Почему в России издается закон, а потом к нему в дополнение принимаются в неисчислимом количестве поправки?

— Качество подготовки законопроектов действительно оставляет желать лучшего. Но откуда это качество возьмется, если на протяжении многих лет фактически был взят курс на развал государственной системы? Сначала при Горбачеве это происходило в интересах западных государств, а затем при Ельцине — в интересах удовлетворения личных амбиций. Спасибо, что разрушили не все. Фундамент государственной системы кое-как сохранился.

Теперь стоит задача восстановить госсистему. Путь нелегкий, ведь созидать, как известно, намного тяжелее, чем разрушать. Поэтому и шишки набиваем при рассмотрении примерно 700 законопроектов в год.

Экономику разъедает коррупция

— Игорь Сергеевич, а как в Москве относятся к тому, что Владивосток уже как год обезглавлен?

— Плохо. Собственно, это одна из причин, почему деньги из федерального бюджета идут так медленно. Спрашивать-то не с кого! Пройдут выборы, ситуация изменится.

— Кстати, когда возвращаетесь из Москвы, вам не стыдно за Владивосток? Там-то дороги есть и хоть что-то строится, а здесь...

— Согласен, сравнение окажется не в пользу Владивостока. Но Москва уже построена, а столицу Приморского края только предстоит преобразить. Даже дух захватывает от того, что мы можем в этом поучаствовать.

— Стоит ли при этом так надеяться на саммит АТЭС?

— Нужно использовать все возможности. Саммит АТЭС — тот локомотив, который зацепит экономику города и всего края и раскрутит ее. В дальнейшем мы уже сами будем строить мосты, развязки.

— Хабаровск развивается безо всякого саммита?

— В Хабаровске власть работает в интересах своих жителей и бизнеса, во Владивостоке — все сложнее. Сегодня местный бизнес бежит в Хабаровск, Москву и Санкт-Петербург. Почему? Потому что в краевом центре процветает коррупция. Да что ходить далеко за примером: восемь лет назад ПСРЗ купил землю в районе военного городка. Принципиально решили оформлять участок без дачи взяток. И что вы думаете? Участок до сих пор оформляется. Можно было еще восемь лет назад на этой земле начать что-то строить, а сегодня — получить полезную инфраструктуру.

Жилье почему такое дорогое? Снова коррупция: 60% стоимости квартиры приходится на взятки. Хочешь построить дом, подключиться к электроэнергии — плати деньги. Причем бешеные: за 1 киловатт требуют от 11 до 16 тысяч рублей. Ладно небольшое строение, а если производство? Да оно не окупится никогда. А ведь эти деньги идут не в бюджет, они попадают в частные карманы. В таких условиях ни один инвестор не придет в город.

Единственные иностранные инвестиции во Владивостоке — отель Hyundai, который построили еще десять лет назад. При этом несколько лет назад вокруг отеля раскопали все: ни пройти ни проехать. Зачем? Просто таким образом хотели заставить продать иностранных партнеров свою долю в бизнесе. Кто после этого будет сюда инвестировать? У нас даже грузы по дорогам невозможно транспортировать без взяток. Коррупция разъела всю экономику...

— Как бороться?

— На мой взгляд, в городе, где коррупция стала системным и будничным явлением, эти проблемы надо решать аналогично. То есть системно. Думаю, это станет основной задачей нового главы администрации Владивостока.

Чтобы здесь строили...

— Вы долгое время руководили предприятиями, которые ведут деятельность в значимых для Приморья отраслях. И смогли сделать эти компании жизнеспособными. Между тем, судоремонтная и строительная отрасли находятся в упадке. Поделитесь мнением, как исправить положение?

— Будут условия — будут судостроение и судоремонт. Никакой предприниматель не сможет обеспечить себе развитие без государственной поддержки. Думаете, судоверфь Hyundai самостоятельно стала крупнейшей в мире? Нет. В начале своего пути ее владелец, чтобы получить крупный заказ от Онассиса (известного судовладельца), заручился поддержкой собственного правительства. И сегодня эта судоверфь предоставляет сотню тысяч рабочих мест, а также является флагманом развития многих других отраслей: электроники, композиционных материалов, нефтехимии, металлургии.

В России принято решение о создании судостроительной госкорпорации. Это правильно. Но я бы еще выделил льготные условия той же корпорации Hyundai, чтобы она пришла сюда со своими технологиями. Чтобы здесь строила танкеры, которые понадобятся для транспортировки нефти, когда проложат нефтепровод...

— Зачем Hyundai приходить сюда, ей и так неплохо живется, зачем им наши проблемы?

— А она желает получить заказы на строительство танкеров? Если да, то пусть размещает производство в Приморском крае.

«Свой — чужой»

— В душе вы еще предприниматель или уже до мозга костей чиновник?

— Прежде всего — россиянин, гражданин своей страны. Богатое государство — это богатые граждане. Не хотел бы быть чиновником. Моя цель — стать государственным деятелем, гражданином, каким в свое время был Петр Столыпин.

— То есть ваш идеал современного чиновника...

— Любой чиновник должен быть государственным деятелем. Делать все, чтобы из Владивостока не уезжали, а наоборот — приезжали. Делать так, чтобы цены снижались или, по крайней мере, не росли, строились современные объекты. Вот это по-государственному. А «мелочь тырить по карманам» — это не по-государственному.

— Вы обмолвились про богатых. Имидж преуспевающих людей, в том числе и чиновников, служит неким показателем жизненного благополучия, которого хотят достичь многие. Как вы считаете, дорогая одежда, престижная марка автомобиля — это необходимые составляющие?

— Я бы не сказал, что необходимость. Просто существует система «свой — чужой». Это Билл Гейтс или Роман Абрамович могут позволить себе ходить в чем угодно, потому что их все знают. Любой другой должен одеваться, как принято в определенных кругах. Военные — в мундире, мэр — в костюме. На работе необходимо быть одетым соответствующим образом. Есть определенные правила поведения, и им необходимо соответствовать, иначе жизнь тебя вычеркнет из своего полноводного потока. Не поймут, например, если глава города будет ходить в майке и бейсболке.

— Вы азартный человек?

— Мой азарт — это работа, ею я увлечен. Ведь любым делом необходимо заниматься с удовольствием. Мне вообще нравится работа, которой я когда-либо занимался.

— При Ельцине вошел в моду большой теннис, при Путине — дзюдо, при Медведеве, скорее всего, — станет плавание или коллекционирование виниловых пластинок. Вы подвержены модным трендам?

— Времени мало, чтобы активно заниматься спортом. Хотя я люблю плавать в бассейне, но это ни в коем случае не дань моде. Поддерживаю физическую форму.

Егор БАТАЛОВ.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ