Виктор Двуреченский: «Не опозориться бы перед саммитом»

Главный милиционер Владивостока об участковых, вытрезвителях и кадрах
Андрей Дементьев | «Не опозориться бы перед саммитом»
Андрей Дементьев
Анкета
Двуреченский Виктор Борисович, начальник ГУВД Владивостока, полковник милиции. Возраст — 50 лет.
кончил Владивостокский государственный медицинский институт. По окончании работал по специальности, в 1983 г. по комсомольской путевке был направлен на работу в органы внутренних дел.
В 1987 г. стал участковым инспектором в Первореченском районе, в 1988 г. был признан лучшим участковым края и получил за это двухкомнатную квартиру. Прошел по служебной лестнице от участкового до начальника Первореченского УВД Владивостока (в последней должности проработал более семи лет).
Женат (жена — профессиональный педагог), отец двоих детей.

Почти одновременно со сменой власти в «Сером доме» Владивосток обрел и нового начальника городской милиции. 14 мая приказом начальника УВД Приморского края Николая Вачаева был назначен новый начальник УВД Владивостока Виктор Двуреченский. О том, какие задачи стоят перед ним в новой должности, чего владивостокской милиции не хватает в преддверии саммита АТЭС и сколько человек необходимо для охраны городских улиц, г-н Двуреченский рассказал корр. «К».

— Виктор Борисович, как получилось, что врач стал милиционером?

— Меня не совсем устраивала спокойная жизнь врача, хотелось более живой, динамичной работы. Как-то разговорился с однокурсниками по мединституту, которые пришли на службу в милицию, они рассказали, как им работается, я заинтересовался. Посоветовался с родными. Родители, жена, теща — все были категорически против, но я, тем не менее, свой выбор сделал. О чем сейчас, проработав более 25 лет, не жалею.

— Очень тяжелыми были 90-е годы и для всей страны, и для милиции, в частности. Вы были участковым в эти годы, какой случай из практики особо запомнился?

— В начале 90-х убили учительницу из 69-й школы. Подозреваемый — ее сожитель. Во всех местах, где он мог появиться, были устроены милицейские засады. Мы с напарником дежурили у родной сестры убитой, которая забрала к себе осиротевших детей. Договорились с ней, что, если мужчина придет, она его впустит и быстро отойдет в сторону. В какой-то момент раздался звонок в дверь. Она глянула в глазок и с шепотом «это он» убежала в комнату. Непредвиденная ситуация, что делать? Дверной замок в квартире тугой, я долго с ним промучился. Когда, наконец, открыл, подозреваемый, увидев меня, бросился бежать. Я выстрелил в воздух. От грохота он на мгновение остановился, я прыгнул на лестницу, скрутил его. Потом, когда мы доставили преступника в отделение, он признался, что шел убивать детей. Видимо, у него какие-то отклонения в психике. Этот случай помню до сих пор.

— Многие горожане не знают своих участковых в лицо. Как исправить положение?

— Сделать это можно только одним способом: участковым нужно ходить по району и знакомиться с населением. Методично, в вечернее время, когда все дома, приходить, знакомиться, спрашивать, кто мешает жить, какие трудности, чем помочь. Участковый должен знать трудности, которые есть у людей. На участке, который находился в моем ведении, меня до сих пор многие помнят.

Начальник УВД края, генерал Вачаев поставил сейчас передо мной задачу: поднять авторитет участковой службы. Буду собирать участковых, объяснять им. Кстати, на уровне края уже принят закон о народных дружинах, аналогичный законодательный акт сейчас рассматривает дума Владивостока. Думаю, восстановление дружин улучшит криминогенную ситуацию в городе.

— Сколько сейчас во Владивостоке медвытрезвителей и в каком они состоянии?

— Ни одного. С 1 января 2008 года закончено финансирование двух последних — Фрунзенского и Первомайского. Через один только Первомайский в год проходило до 15 тысяч человек. Сейчас вытрезвители не работают. На встрече с новым мэром Игорем Пушкаревым я обозначил эту проблему.

Впереди саммит АТЭС — серьезное мероприятие. И Владивостоку необходимо иметь хотя бы парочку вытрезвителей. А еще лучше — четыре, как в советское время. Содержание вытрезвителей недешево, но оно того стоит. Раньше был целый институт профилактических мер для семейных дебоширов: вытрезвители, наркодиспансеры (где они содержались по 2 — 3 месяца), ЛТП (куда отправляли на год — два). Семьи могли отдохнуть от таких людей. Да и самого пьяницу в какой-то мере могли оздоровить, вылечить. Но сейчас ЛТП нет, вытрезвители тоже закрыли.

— Появится ли у нас когда-нибудь свой приемник-распределитель для бомжей и задержанных?

— Законодательное собрание края решило начать строительство спецприемника в 2009 году. Предусматриваются выделение земли, финансирование строительства. Собираются делать два варианта: для иностранцев и для административно арестованных — мелких хулиганов, нарушителей правил дорожного движения. Для бомжей — нет.

— А куда пьяных и бомжей направляют сейчас?

— Их подбирают на улицах, привозят в отделы, регистрируют, снимают отпечатки пальцев, фотографируют. До 3 ночи они находятся в отделе (дольше задерживать закон запрещает), и отпускают. Если кто-то сильно пьян, то вызывают «скорую помощь», передают врачам, чтобы человек не замерз на улице.

— В отношении «фирм досуга» часто возникает вопрос: милиция их не может прикрыть или не хочет?

— Прикрывать их достаточно сложно. Был ряд уголовных дел по «фирмам досуга», но многие рассыпались в суде. Потому что часто нет доказательной базы. Представьте: владелец жилья сдает свою квартиру под фирму и получает деньги. Привлечь его за содержание притона нельзя, он говорит: я ничего не знаю, квартиру сдал, а кто там живет и чем занимается — не мое дело.

В отдельных случаях все-таки удается привлечь их к уголовной ответственности: в прошлом году у нас было 11 уголовных дел по статье «вовлечение в занятие проституцией» и 4 уголовных дела по статье «организация и содержание притонов». Кроме того, возбуждены 53 уголовных дела по «смежным» статьям: «похищение человека», «незаконное лишение свободы», «использование рабского труда». Но, вообще, вопрос насущный. В рамках УВД края собираются организовать группу, которая будет специализироваться на этом направлении.

— Сколько сотрудников выходит на улицы охранять порядок в городе и достаточно ли этого?

— В течение суток — 414 человек. Кроме того, улицы патрулируют служащие и батальона армейской милиции — до 50 человек. На случаи, когда в городе проходят серьезные мероприятия и нужна страховка против уличных беспорядков, в резерве есть ОМОН.

Хотелось бы, чтобы милиционеров на улицах стало больше. Я внес городским властям предложение о создании специального батальона по охране общественного порядка. Такой полк (заметьте: не батальон, а полк) есть в Хабаровске, в Москве — три или четыре таких полка. В нормальном режиме они несут службу на улицах как дополнение к тем силам, которые есть. А при серьезных мероприятиях: футбольных матчах, праздниках, фестивалях — берут их под охрану, и тогда нет необходимости снимать наряды с других районов.

— На новом месте службы вы намерены делать какие-то кадровые перестановки?

— Пока нет, в городском УВД уже сложившийся коллектив, и «махать шашкой» не имеет смысла. Поработаем, там видно будет.

— В связи с предстоящим саммитом АТЭС какие-то особые задачи перед милицией ставятся?

— У нас есть обычные задачи: раскрытие преступлений и наведение общественного порядка. Хотя очень хотелось бы, чтобы к саммиту в городе были открыты медвытрезвители и спецприемник. Это послужит профилактике правонарушений, в том числе и перед саммитом. Представляете — идет по городу иностранец, а на тротуаре валяется пьяный бомж? Надо полностью оздоровить ситуацию в городе, чтобы не опозориться. И мы надеемся на взаимопонимание с новой городской властью.

— Каждый раз, когда в город приезжает очередное высшее должностное лицо, милиция перекрывает дороги, и Владивосток стоит в пробках. Можно ли как-то решить эту проблему?

— Эти вопросы решаются на более высоком уровне, чем УВД города. Есть персоны, которые подлежат охране как первые лица государства, и мы обязаны принимать все меры по их безопасности.

Блиц

— Как вы проводите свободное время?

— Много читаю — предпочитаю исторические книги, классику. Люблю на природу выехать, играю на гитаре в компании друзей. С удовольствием езжу в туристические поездки по краю.

Я меломан, у меня большая коллекция музыки. Слушаю Beatles, Queen, Nazareth, Urian Heep, старую советскую музыку, джаз.

— Ваши дети в профессиональном плане пойдут по вашим стопам?

— Сын уже служит в милиции — следователем в Первомайском районе. Дочь учится на юридическом факультете ДВГУ. Я предлагал сыну поступить в мединститут, но он сказал: нет, буду, как ты, служить в милиции.

— Кого из исторических деятелей вы уважаете больше других?

— Юлий Цезарь. Гениальный человек был. Недавно перечитывал его «Галльские записки».

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ