Анатолий Герец: «Мы вынуждены приспосабливаться»

Главврач крупнейшей больницы о нагрузке, финансах и загранице
Из личного архива героя публикации | «Мы вынуждены приспосабливаться»
Из личного архива героя публикации

Анатолий Герец руководит краевой клинической больницей №1 — одной из самых крупных в крае. По его расчетам для того, чтобы оснастить ее всем необходимым оборудованием, понадобится сумма, превышающая годовой бюджет учреждения. Тогда больница могла бы конкурировать с зарубежными клиниками.

— Анатолий Григорьевич, во Владивостоке планируется строительство нового консультационно-диагностического центра, что потребует больших инвестиций. Не лучше ли было вложить эти средства в ремонт и покупку оборудования для уже работающих учреждений, в частности вашей больницы?

— Наше здание строилось не по типовому проекту, оно не планировалось под больницу, поэтому многие отделения пришлось приспосабливать. Например, хирургический комплекс был предназначен для гостиницы. Возведенное с нуля и спроектированное согласно требованиям лечебного учреждения новое здание позволит и оборудовать отделения согласно нормам, и создать более приемлемые условия для функционирования больницы.

— Проблем с комплектацией штата новой больницы не возникнет?

— Предполагается, что наша больница переедет в новый центр со всем персоналом, возможно, его площади позволят организовать одну краевую клиническую больницу вместо сегодняшних двух. Помещения, где мы сейчас располагаемся, администрация сможет использовать по своему усмотрению, вероятно, они будут отданы под медицинские учреждения другого профиля.

Высокое напряжение

— Какова сейчас нагрузка краевой больницы?

— Мы рассчитаны на 735 коек, за 2008 год у нас пролечилось 17 540 человек, из них около 67% — сельские больные, остальные из Владивостока. Все показатели выполнены на 100%, летальность осталась на прежнем уровне, сократился средний койко-день. За год было проведено 6225 операций. Это вполне приемлемый для нас уровень нагрузки, ведь мы плановая больница, не экстренная. Только раз в неделю мы дежурим во Владивостоке по экстренным случаям, требующим хирургического вмешательства.

— Из каких источников получаете финансирование?

— В 2008 году нами было израсходовано 485 млн руб. Из них финансирование по программам ОМС составило 285 млн руб., из краевого бюджета — 75 млн руб., 6,5 млн к нам поступило по нацпроектам, на оказании платных услуг мы заработали 64 млн руб. Из последних мы приобрели оборудование, мебель, на текущий ремонт потратили, также расходовали деньги на обеспечение жизнедеятельности больницы: вывоз мусора, стирку, хозяйственные нужды. Часть ушла в фонд заработной платы.

Врачебная калькуляция

— Недостаток средств ощущается?

— Конечно, их не хватает. Хотя с каждым годом, пусть и ненамного, но обеспечение растет. Кроме того, в этом году нам были выделены квоты на выполнение высокотехнологичных операций, которые финансируются из федерального бюджета, на сумму 54 млн руб. Было выполнено 479 квот, из них 320 — сердечно-сосудистая хирургия, 159 — травматология и ортопедия. Это существенное подспорье для больницы, в том числе и для персонала, так как квоты подразумевают увеличение оплаты труда врачей и медсестер, которые на них заняты. Хотя, конечно, есть финансовые пробелы, не позволяющие приобретать дорогостоящее оборудование, которое способствовало бы повышению уровня лечения, в частности диагностическое.

— Сколько понадобится денег для покупки всего необходимого оборудования?

— Не менее 500 млн рублей.

— Денежный дефицит — основная проблема государственной медицины?

— Да, и выражается она не только в том, что часто не хватает оборудования.

По-прежнему болезненный вопрос — оплата труда медперсонала. На данный момент у нас средняя зарплата по больнице — 16 тысяч руб. У врачей с опытом она повыше, у среднего и младшего персонала ниже. Врачебный штат укомплектован на 98%, наибольшие сложности испытываем со средним и младшим персоналом. Медсестер, санитарок катастрофически не хватает. Нагрузка каждого сотрудника практически в 2 раза больше нормы. К нам могли бы приезжать медсестры работать из городов и сел края, но нет возможности решить вопрос с жильем.

— А как насчет молодых специалистов, которым нужно опыт нарабатывать?

— Если с врачебным персоналом, который приходит после университета, острых проблем нет, то после медучилища молодежь идет неохотно. Причина все та же — оплата. Понять их можно, ведь молодым нужно жизнь устраивать, на ноги становиться, семьи создавать. А что можно создать, когда мужчина домой будет приносить 5 тыс. рублей в месяц?

— У многих людей отношение к нашей государственной медицине достаточно прохладное. Те, кто может себе позволить, едут на лечение в Сингапур или Южную Корею, так как там уровень услуг выше.

— Я был в Южной Корее с целью знакомства с их системой здравоохранения. По качеству лечения, профессионализму врачей мы не уступаем корейцам, проводим те же операции, за исключением пересадки органов. Отличия лишь в уровне оснащения больниц и комфорта пребывания в стационаре.

В корейских медицинских центрах оборудования больше, многие аппараты новее, совершеннее. Инфраструктура другая. Там в создание медцентра вкладывают в разы больше, чем в наши больницы. Мы задали вопрос специалистам госпиталя Samsung: «За 14 лет работы сколько раз в здании делался ремонт?». Ответ был: ни разу! На этапе проектирования был выделен бюджет, позволяющий использовать такие строительные и отделочные материалы, которые изнашиваются очень нескоро. У нас же обыкновенная краска, и при постоянной дезинфекции помещение приходит в негодность.

Рациональный подход

— Какие темы ваши коллеги и подчиненные чаще всего обсуждают в кулуарах?

— К сожалению, все то же — финансовый вопрос. Не секрет, что в том же коммерческом секторе зарплаты гораздо выше — а мера ответственности? Наши врачи недоумевают, почему тарифная сетка в краевой больнице аналогична районным медучреждениям, тогда как нагрузка у нас значительно больше. Это касается и интенсивности работы, и сложности проводимых операций и лечения.

— Почему вы решили стать врачом?

— Еще в детстве мне было интересно все, что связано с медициной. В шесть лет я уже бегал в соседний с домом медпункт, наблюдал, спрашивал. Повзрослев, решил учиться на врача. Думаю, это мое призвание. Работал в больнице Михайловского района, сначала заведующим отделением, потом главным врачом. Пять лет назад занял нынешнюю должность. Сейчас могу с гордостью сказать, что в 2008 году Краевая клиническая больница №1, единственная из медицинских учреждений Приморского края, внесена во Всероссийскую Книгу почета.

— Сложно было практикующему врачу освоить функции администратора?

— Я особых трудностей не испытал. Что касается распределения средств, с чем я не сталкивался во врачебной практике, то этот процесс можно сравнить с расходованием семейного бюджета. Есть определенная сумма, и ты должен посчитать: сколько можешь потратить на текущие расходы, сколько вложить в развитие, где можно сэкономить. Главное — рациональный подход. Конечно, скучаю по врачебной деятельности, сейчас уже не практикую. Я не ограничиваюсь менеджерскими функциями. Еженедельно совершаю обходы больных, всегда в курсе наиболее тяжелых случаев, о состоянии таких пациентов мне сотрудники отчитываются регулярно.

— Дети пошли по вашим стопам?

— Сын врач-анестезиолог, его супруга — нарколог. Сын сделал этот выбор сознательно, я не вмешивался. Мы с супругой сказали: решай сам. Хотя, когда я еще работал сельским врачом, и среди ночи к нашему дому приезжала скорая, чтобы забрать меня на вызов, сын всегда расстраивался и говорил, что не хочет быть врачом и свет скорой помощи видеть не может. Однако потом поступил в медицинский, окончил его и сейчас работает по специальности.

— Вы одобрили его выбор?

— С одной стороны, я рад, что он оценил мою профессию, востребованность как специалиста. Но в связи с невысокой оплатой труда врачей не могу на 100% положительно относиться к такому решению: все-таки хочется, чтобы твои дети жили в достатке.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ