Сергей Ефремов: «Выигрывает тот, кто быстрее успел подложить гвоздей в ботинки соперника»

Бизнесмен с военным прошлым о друзьях, кризисе и разнице во взглядах
Из личного архива героя публикации | «Выигрывает тот, кто быстрее успел подложить гвоздей в ботинки соперника»
Из личного архива героя публикации

Сергей Ефремов уверен: бывших офицеров не бывает, и в управлении своей компании он применяет армейские принципы.

— Сергей Викторович, почему решили оставить военную службу?

— Время такое было. Уволился по финансовым соображениям. Нужно было обеспечивать семью, а на зарплату в 2200 руб. в месяц сделать это проблематично. Но данное решение было принято спонтанно. Во время отпуска длиной в 120 суток, в который нас отпустили после снятия батальона с боевого дежурства, я устроился на работу с месячной зарплатой, равной годовому окладу офицера. Вскоре мне предложили остаться в компании. Несмотря на то что мой социальный и военный статус были на порядок выше той должности, которую я мог занять, я все-таки согласился.

Универсальный солдат

— Какие качества, приобретенные на военной службе, помогают вам в бизнесе?

— Трудно сказать. Целеустремленным и напористым я был всегда. На мой взгляд, для ведения бизнеса важны не только личностные качества, но и верные друзья. Так получилось, мои однокашники по училищу и сослуживцы, которые прошли долгую службу в армии и уволились в одно время со мной, нашли себя в бизнесе. Когда я создавал свою компанию, поддержка друзей была мощнейшей артиллерией. Но и сегодня такое духовное бизнес-партнерство дорогого стоит.

— Почему среди тех, кто был морским пехотинцем, так много удачливых бизнесменов?

— Не только среди морпехов. Военные люди в принципе успешные. Служба в Вооруженных силах — мощная школа жизни. Здесь ни один приказ не обсуждается. Если тебе что-то непонятно, ты не спрашиваешь, как это сделать, а думаешь и делаешь. Армия воспитывает универсальных солдат, которые обладают способностями к обучению. Поэтому тот, кто смог добиться успехов в военной службе, на гражданке не пропадет.

— Что вы думаете о масштабном сокращении Вооруженных сил?

— У меня двоякое отношение к этому. Конечно, сокращение офицерского состава неминуемо приведет к росту безработицы. С другой стороны, количество призывников с каждым годом уменьшается, соответственно, и офицерский состав высвобождается. Однако в большей степени меня разочаровывает новый министр обороны, который, по-моему, служил в армии только срочником, а потому совершенно не представляет, чем она живет сейчас.

— На ваш взгляд, конфликт в Южной Осетии принес России внешнеполитические дивиденды или подорвал имидж страны?

— Если ситуацию оценивать, апеллируя сведениями и фактами, которые нам доносят с телеэкранов, то, конечно, это внешнеполитические дивиденды. Но, судя по информации, которую я получаю от непосредственных участников этих военных действий, можно говорить и об испорченном имидже нашей страны.

Главное — выжить

— Чем вас привлекла сфера логистики и перевозок?

— В то время транспортно-логистический бизнес находился только на стадии становления. Опыт, приобретенный мной в филиале одной из западных корпораций, помог понять специфику этой отрасли. Все начиналось с одного грузовика, который сначала не приносил прибыли. Меня успокаивало лишь то, что он хотя бы самоокупался. Постепенно начали развивать свой бизнес. Когда транспортников стали зажимать, мы решили провести диверсификацию бизнеса и получили то, что сейчас имеем.

— Какая из ваших компаний — транспортная или торговая доставляет больше проблем?

— В транспортной сложнее. Хотя любой бизнес проблемный.

— Как на вас кризис повлиял?

— Мы во многом зависим от клиентов, а количество заказов от них в последнее время существенно уменьшилось. Однако планов по сокращению персонала, как у других компаний, у нас нет. Сегодня не стоит вопроса о прибыльности бизнеса, куда важнее удержать его на плаву, сохранив клиентов и сотрудников.

Знаете, по словам моих коллег, сегодняшняя ситуация напоминает 1998 год. В те времена компании около полутора лет работали без прибыли, грубо говоря на нуле. Те из них, кто выжил, сегодня занимают лидирующие позиции. Наша первоочередная задача — не просто выжить, а продолжать развиваться. Ведь чем масштабнее цель, тем больше шансов опередить других. Главное, чтобы планы не носили наполеоновский характер.

Позиция собственника

— Вы бизнес можете сравнить с войной?

— Нет, в России бизнес — это просто борьба за место под солнцем, которая рано или поздно превращается в жесткие столкновения со всеми вытекающими последствиями. В то время как в западных компаниях — это здоровая конкуренция. Но по-другому никак. Всегда приходится отодвинуть слабого, чтобы тебе досталось больше трофеев.

— Можно ли военную модель управления применить в компании?

— Отчасти. Например, в нашей компании по моей инициативе был введен корпоративный стиль одежды. Это как форма, которая является символом порядка и принадлежности к определенной организации.

Естественно, должна быть выстроенная система подчинения. Я, например, запретил сотрудникам по каждой мелочи обращаться ко мне, для этого у них есть непосредственный начальник. Однако это лишь интерпретация военных принципов. Хотя модель отношений «командир — солдат» на гражданке неприменима. Здесь приходится объяснять, зачем то или иное действие необходимо.

— Став собственником, вы по-другому посмотрели на бизнес как таковой?

— Да, разница во взглядах колоссальна. Наемные сотрудники не связывают свою судьбу напрямую с судьбой компании. Поэтому когда фирма теряет какую-то долю рынка, сотрудники опасаются не того, что компания понесет убытки, а то, что они потеряют определенную часть дохода. Не более. Собственник же рискует лишиться не только бизнеса, но и приобрести дополнительные долги.

— В политику часом не собираетесь?

— Я всегда думал, что предвыборная борьба — это соревнования: кто быстрее добежал, тот и лучше. А когда узнал процесс более детально, понял: выигрывает тот, кто быстрее успел подложить гвоздей в ботинки соперника.

Наша политика — это система, сломать которую практически нереально. А люди, даже политики, по большому счету лишь винтики системы. И если ты будешь идти против правил, то выбор у тебя небольшой: либо ты уйдешь сам, либо тебя заставят уйти. Пробовать свои силы на политической арене у меня нет желания, мне и без этого есть чем заниматься.

Отдать, чтобы получить

— Вы занимаетесь благотворительностью. Из каких соображений, ведь деньги многие зарабатывают, но единицы готовы их отдавать?

— Говорят, чем больше ты даешь, тем больше приобретаешь. Отчасти я придерживаюсь данного принципа в своей жизни. Вполне возможно, что кому-то эти средства более необходимы, чем мне. Помогать или нет? Каждый решает сам. Но я сделал свой выбор.

— А вы афишируете свое военное прошлое?

— Нет понятия бывший военный. Весь круг моих друзей знает, что я офицер запаса. При этом я горжусь своим прошлым. Если бы я свою жизнь начал заново, то прошел бы точно такой же путь и ничего не менял.

— Вы бы хотели, чтобы ваши сыновья связали жизнь с военной службой?

— В этом году мой старший поступает в суворовское училище. И я буду очень рад, если он станет офицером.

БЛИЦ

— Любимые фильмы про войну?

— «Офицеры», «В бой идут одни старики», «В зоне особого внимания».

— Как отмечаете 23 февраля?

— На эту дату выпадает день рождения моего однокашника по училищу. Последние три года совмещаем оба праздника.

Что желаете мужчинам в праздник?

— Удачи в бизнесе, здоровья, любви.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ