Владивосток и Крымская война 1853 — 1856\r

Ровно 110 лет назад 11 марта 1899 г. во Владивостоке было получено Высочайшее разрешение открыть повсеместную подписку на памятник адмиралу Завойко — герою Крымской войны — единственному герою-дальневосточнику, имя которого в то время знала вся Россия, а сейчас он абсолютно забыт. В этом году исполняется 200-летний юбилей со дня его рождения.

В 1853 г. Россия и Турция втянулись в войну за господство на Ближнем Востоке. В 1854 г. на стороне Турции выступила Англия и Франция, официально объявив России войну. В то время обе союзные державы имели на Тихом океане сильный флот, Россия же обладала только одним форпостом — крепостью Петропавловском-на-Камчатке. В Петропавловске находилось два корабля, 67 орудий и гарнизон из 988 человек под командой камчатского военного губернатора и командира Петропавловского порта Василия Завойко.

Героическая оборона

В августе 1854 г. англо-французская эскадра из семи кораблей, имея на борту 2640 человек и 212 пушек, подошла к Петропавловску и начала его обстрел. Однако Завойко уже знал о начале войны из письма короля Гавайских островов Камехамеха III и был готов к сопротивлению. Перед схваткой он наставлял защитников Петропавловска: «Я пребываю в твердой решимости, как бы ни многочислен будет враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убежден, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести».

С ходу союзники порт взять не смогли, и это так подействовало на их командующего адмирала Прайса, что он спустился в каюту, вынул пистолет, приложил дуло к сердцу и выстрелил. Командование перешло к французу Пуанту.

Опомнившись от первой неудачи, союзники высадили 926 пехотинцев Гибралтарского полка. Десант закончился гибелью всего полка и его командира капитана Паркера. Второй десант также закончился поражением и потерей полкового знамени англичан. Потерпев поражение, эскадра снялась с якоря и с позором ушла на юг.

Завойко после этих событий был произведен в контр-адмиралы. Его имя гремело по городам и весям Российской империи и далеко за ее пределами.

В Англии и Франции поражение в Петропавловске восприняли как национальное оскорбление и, поставив Завойко в один ряд с Нельсоном, лишили участников боя всех наград, а Пуанта затравили до смерти.

Общественность требовала отмщения и посылки новой эскадры. Все это было известно в России, и губернатор Сибири Невельской принял решение о ликвидации крепости. Все петропавловцы загрузились на суда и ушли в устье Амура. Прибывшая вскоре новая эскадра союзников из 12 кораблей застала пустой город и ушла ни с чем. В поисках Завойко эскадра зашла в бухту Золотой Рог, но никого здесь не обнаружила.

Вскоре Завойко был переведен на Балтийский флот, где дослужился до адмирала. Выйдя в отставку, он уехал в свое имение на Украину, где и умер.

Достойная память

Когда на Дальнем Востоке стало известно о смерти Завойко, во Владивостоке, к тому времени уже ставшем главным форпостом России на Тихом океане, создали комитет по увековечению памяти прославленного адмирала. Был объявлен сбор средств на памятник. К осени 1904 г. в Петербурге была закончена отливка памятника Завойко. 18 мая 1908 г. состоялась торжественная церемония открытия памятника.

Памятник сделал санкт-петербургский скульптор Илья Гинцбург, автор статуэток художников Шишкина, Верещагина, Репина, Сурикова, писателей Толстого, Горького. Он же создал памятник Гоголю в Сорочинцах, Айвазовскому в Феодосии. В советское время Гинцбург участвовал в осуществлении плана монументальной пропаганды, выполнив известные портретные памятники Плеханову и Менделееву в Ленинграде, а также ряд скульптурных групп, посвященных революции. Но именно революция и не пощадила его творение во Владивостоке.

Забвение и возрождение

В 1924 г. памятник царского адмирала закрыли сначала материей, а затем забили досками, написав на них: «Здесь будет заложен памятник исторической борьбы рабочих за советское Приморье». В 1929 г. памятник сняли с постамента и отправили на переплавку по решению выездного заседания Владивостокского горсовета в 1929 г. «как не представляющий исторической и художественной ценности».

Гранитный пьедестал пустовал до 1945 г., пока на него не установили фигуру Сергея Лазо.

Адмирал Завойко имел обширную родню — у него было девять детей, но в советское время вспоминать о царских адмиралах и тем более афишировать свое родство не особо приветствовалось, а иногда и было опасно. Связи растерялись, подвиг забылся. Только в наше время потомки начали «поднимать архивы». В 2004 г. Юрий Завойко, один из многочисленных потомков адмирала, ездил в деревню Великая Мечетня на юге Украины, где адмирал жил в своем имении после выхода в отставку. Двухэтажный дом Завойко сохранился в прекрасном состоянии. Сделан он «под корабль» — внутри трапы, витая лестница, закругленные окна-иллюминаторы. Сейчас в бывшем дворянском доме расположен детский сад, а раньше в нем был детский санаторий.

В Великой Мечетне о знаменитом земляке узнали также недавно. В 1984 г. его могилу на заброшенном «панском» кладбище нашла местная учительница Валентина Миронова. Прочитав одну историческую книгу, она начала вспоминать, где же встречала эту фамилию — Завойко? В зрительной памяти отпечаталось старое полуистертое надгробие.

Валентина Миронова отыскала надгробную плиту с надписью: «Адмирал русского флота В.С. Завойко. Похоронен здесь на 89-м году жизни». Учительница написала об этом на Камчатку краеведам. Работа началась, и за пять лет энтузиасты собрали около 20 тыс. руб. (половину на Камчатке и половину в местном колхозе). Деньги по тем временам были немалые, и благодаря им в 1989 г., в год 135-летия Петропавловской обороны, организовали торжественное перезахоронение праха адмирала, с участием воинов Камчатской военной флотилии. Когда в Мечетне открывался памятник Завойко, в самом Петропавловске гремели орудийные залпы.

Сегодня краеведы и моряки-тихоокеанцы также решили восстановить памятник Завойко во Владивостоке и даже сделали два гипсовых проекта. О том, где должен стоять памятник, существует несколько мнений: есть предложение убрать Сергея Лазо с чужого пьедестала и вернуть адмирала Завойко. Есть и мнение оставить все как есть, а памятник адмиралу установить в другом месте. Среди вариантов — сквер около ДОФ, пятачок около музея ТОФ, Корабельная набережная.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ