Олег Семенов: «Уровень развития национальной культуры в Приморье невысок»

Руководитель фольклорного ансамбля об алкоголе, публике и важности традиций
Из личного архива героя публикации | «Уровень развития национальной культуры в Приморье невысок»
Из личного архива героя публикации

Всю минувшую неделю в России отмечали Масленицу — праздник, уходящий корнями во времена древних славян. Олег Семенов, руководитель фольклорного ансамбля «Традиция», уверен: незнание обществом своих национальных обычаев приводит к нравственной деградации. Хотя, по его мнению, фольклорное искусство не должно быть массовым.

— Олег Валентинович, насколько сегодняшние народные масленичные гулянья близки к традиционным, не превращаются ли древние обычаи в банальное застолье?

— Масленица по своей сути разгульна, так что обильный стол не противоречит традициям. Другое дело, что возлияния — далеко не единственный способ веселья.

Согласно исконно русским традициям богатый едой и напитками стол на Масленицу связан с культом плодородия. Славяне верили, что если на столе достаток, то и в поле будет богатый урожай. Сейчас традиционные праздники все больше приобретают современные черты, не всегда положительные.

У древних славян с Масленицы начинался новый год, праздник являлся символом наступления весны. Сжигание чучела зимы — это символическая победа весны над зимой. Чучело сейчас делают красочное, но изначально на него вешали рваные старые вещи, что символизировало все старые переживания, обиды. Только сжигая, избавляясь от старого, мы открываем дорогу чему-то новому. Одновременно масленичная неделя посвящалась воспоминаниям о своих предках.

Побег от масс

— Какую роль в современном обществе потребления играют исконно русские традиции?

— На мой взгляд, одну из ключевых. Ведь личность человека формируется на определенной культуре, традициях. Если мы хотим, чтобы наше государство было сильным, а дети росли нравственно здоровыми, нельзя отрицать свою культуру и ценности. Превратившись в приложение к Интернету, телевизору или мобильнику, человек вынужден влачить ущербное существование. Традиции же позволяют вернуться к естественному состоянию. Приходится вспоминать о базовых ценностях — как строить семью, дружить, любить.

— Оцените уровень развития национальной культуры в Приморье.

— На мой взгляд, он невысок. Во многом это связано с тем, что здесь нет таких многовековых традиций, как, скажем, в Сибири или на юге России. В крае существует масса молодежных коллективов, которые заявляют о своей ориентированности на национальную культуру. Но их формат более коммерческий, в какой-то мере лубочный.

— Вы не стремитесь к тому, чтобы зарабатывать на своем творчестве, сделать его продаваемым?

— Нет. Коммерческий успех чаще всего предполагает, что продукт творчества приобретает массовую популярность. А чтобы быть востребованными в массах, необходимо делать обработки, стилизации, искать более простые и «раскрученные» песни. А нам они чаще всего не нравятся. Наш коллектив любит, к примеру, протяжные многоголосные песни, сибирские скажем. Вряд ли их можно продать так же, как диск популярного исполнителя. Эта культура создана не для коммерции, а для того, чтобы человек ощущал себя комфортно в той природной среде, в которой он живет.

— Ансамблей, подобных «Традиции», в Приморье больше нет. Почему?

— Каждый регион имеет свои особенности, в Приморье больше развита украинская культура. Ведь огромная часть переселенцев в край была именно с Украины. Есть в нашем регионе элементы белорусской, казачьей культуры. Я родом с севера Сибири — вот там другие традиции. Русская культура многогранна, но вся направлена на то, чтобы человеку было комфортно в природе, чтобы он гармонировал с ней.

Не путать с шоу

— Как вы собираете фольклорный материал?

— Как правило, для этого мы отправляемся в экспедиции в города и районы Приморского края. Общаемся там с местными жителями, особенно с выходцами из других регионов России. Многие из них уже глубокие старики, кого-то из тех, кто передавал нам сведения о песнях, частушках, колядках, играх, уже нет в живых.

К сожалению, последние несколько лет мы не имеем возможности совершать подобные поездки — у музея финансовые сложности, денег на такие масштабные кампании не хватает. Хотя это основное, с чего должен начинаться любой фольклорный коллектив. Люди, заинтересованные традиционной культурой, должны в первую очередь поехать в экспедицию, записать, понять, что это такое. Необходимо также осознавать, что ты ответствен за полученные от предыдущих поколений знания, очень важно, в каком виде ты передаешь их зрителю. И опасно, на мой взгляд, уходить в шоу, коммерцию — просто с точки зрения сохранения памяти предков.

— Какая публика приходит на ваши выступления?

— Разная: студенты, взрослые, дети, есть даже иностранцы. Конечно, под каждую аудиторию мы адаптируем фольклорный материал. «Традиция» состоит из студентов, преподавателей университетов, научных сотрудников. При ансамбле есть молодежный клуб «Этника». Его собрания может посещать каждый, кто захочет прикоснуться к национальной культуре. Члены «Этники» не только исполняют народные песни, но и просто ведут беседы о нашей исконной культуре.

У нас работает и детская студия «Коляда». Не стремимся растить из детей именно артистов, они отнюдь не обязаны выступать на сцене. Мы знакомим их с культурой, проводим развивающие игры, рассказываем о наших традициях. Я считаю, что артистом должен быть человек с ярко выраженными способностями, индивидуальностью. А вот знать свою культуру должны все.

— На какие средства существует ансамбль?

— Несколько членов коллектива работают в музее им. Арсеньева научными сотрудниками, на них держится лаборатория славянского фольклора и этнографии музея. Так что внутренняя финансовая поддержка музеем деятельности своих сотрудников составляет немалую часть бюджета ансамбля. Остальные средства получаем, выигрывая тендеры, гранты, часть прибыли приносят концерты. Спонсоров, которые выделяли бы деньги на костюмы, инструменты, экспедиции, нет.

Забытые обычаи

— Ансамбль ездит на гастроли в соседние страны, в том числе в Японию. Там есть интерес к русскому народному искусству?

— У японцев свое представление о нашей национальной культуре — оно имеет мало общего с настоящим русским фольклором. Им нужны «Калинка», «Подмосковные вечера», «Катюша»... Когда перед японцами распеваешь протяжные казачьи песни на три голоса, они слушают, кивают головами, а потом просят: «Ну спойте «Тройку»! Они знают русскую культуру по самым распространенным песням. К сожалению, то же самое можно сказать и о многих приморцах.

— На ваш взгляд, свою национальную культуру лучше знают русские или азиаты, например, наши ближайшие соседи из Поднебесной?

— Я думаю, Китай намного глубже погружен в свое культурное пространство. Да и Япония тоже. В азиатских странах люди куда более традиционного мышления, сознания. Они очень оберегают свои традиции. Там регулярно проходят национальные праздники и не бывает такого, что ансамбли пришли, спели, сплясали за деньги организаторов и разошлись. У них эти мероприятия проходят на качественно ином уровне — внутреннем, воспитательном. По крайней мере, это мое впечатление.

— На каких народных инструментах вы играете?

— Гудок, гусли, рожок, волынка, свирель. И это только самые необычные. Освоил игру на них самостоятельно, наблюдал за теми, кто играл, перенимал их опыт. Где приобретаем инструменты? Сейчас с ними стало проще — есть в России мастера, которые могут их изготавливать. Кое-что делали сами: колесную лиру, например, гудок, гусли. Большинство костюмов тоже сами шьем.

— Еще в Древнем Риме люди хотели «хлеба и зрелищ». Наше общество что больше интересует?

— В равной степени и то и другое. Мир-то не меняется.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ