Владимир Ушаков: «Нашему обществу нужны психиатры»

Новый омбудсмен о выгорании, психическом здоровье людей и колдунах
"Конкурент" | «Нашему обществу нужны психиатры»
"Конкурент"
Анкета
Владимир Ушаков, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ, уполномоченный по правам человека в Приморском крае, 58 лет.
Родился в Благовещенске.
В 1974 г. окончил Владивостокский медицинский институт.
Работал судовым врачом, затем окончил клиническую ординатуру по психиатрии, прошел путь от участкового врача-психиатра до главврача психиатрической больницы Владивостока. С 1999 г. работал в департаменте здравоохранения администрации Приморского края (в 2002-2009 гг. — руководитель департамента).
28 января 2009 г. Владимир Ушаков принес присягу и вступил в должность уполномоченного по правам человека в Приморском крае.
Женат, имеет двоих взрослых детей.

В январе этого года в должности уполномоченного по правам человека в Приморском крае был утвержден Владимир Ушаков, ранее работавший директором департамента здравоохранения краевой администрации. Как получилось, что бывший врач-психиатр стал отвечать за соблюдение прав граждан? Каково положение дел в этой сфере в Приморье с официальной точки зрения? Насколько психически нездорово современное российское общество?

— Владимир Георгиевич, почему вы ушли из администрации края?

— Моя жизнь складывалась так, что через определенные промежутки времени приходилось круто менять направление. Я по окончании мединститута хотел поступить в ординатуру, но в советское время право на дополнительное образование реализовывалось в первую очередь для детей высокопоставленных чиновников. И в клиническую ординатуру вместо меня взяли другого, учившегося гораздо хуже меня. Я пошел работать судовым врачом. Отработав шесть лет, почувствовал, что флот меня может навсегда засосать. Решил изменить свою жизнь и стал психиатром, тем более что издавна испытывал интерес к этой специальности. Чиновником же я стал после двух лет руководства городской психиатрической больницей. Главный психиатр края Геннадий Небогатиков, уходя на пенсию, рекомендовал меня на свое место. Так я попал в краевую администрацию.

Вообще-то работа в администрации мне не очень нравилась. Постепенно, пройдя почти все ступени служебной лестницы, я занял должность директора департамента здравоохранения. Это напряженная, часто без выходных, насыщенная командировками, порой вызывающая неудовлетворенность результатами работа. Она способствует развитию так называемого синдрома выгорания. Видимо, не миновала сия чаша и меня, так как почувствовал необходимость изменений. И когда мне предложили стать уполномоченным по правам человека, долго не раздумывал. Мою кандидатуру представили приморскому парламенту, который и избрал меня на эту должность.

— Будучи врачом-психиатром, как вы оцениваете сегодняшнее состояние общества?

— Помню, еще в 2001 году, когда я работал главным психиатром края и был на съезде психиатров в Москве, нам рассказали, что при проведении исследования жителей Москвы, в процессе так называемого подворового обхода, различные психические расстройства, от кратковременных реакций до выраженных психотических, были выявлены более чем у 50% москвичей. Не думаю, что в других регионах России ситуация серьезно отличается. К примеру, депрессивные расстройства хотя бы однажды в жизни переносит практически каждый человек. Злоупотребление алкогольными напитками, бытовое пьянство и алкоголизм, вызывающий деградацию личности и развитие психозов, — это тоже психическое расстройство. Любому человеку не стоит зарекаться от возникновения подобной проблемы. Обществу же следует более терпимо относиться к психическим больным.

— Экономические кризисы на психическое здоровье людей влияют?

— Конечно. Кризисы девяностых годов: потеря денежных накоплений, резкое изменение социального статуса и финансового положения привели к двукратному росту числа самоубийств, в разы увеличилась наркомания, выросла преступность. Все это говорит об ухудшении психического здоровья общества.

— А нынешний кризис?

— Надо сказать, что стрессовые ситуации в целом закалили российское общество и в отличие от жителей зарубежных стран настоящий кризис мы переносим более стойко. О результатах воздействия последнего кризиса можно будет говорить после получения статистических данных.

Известно, что сейчас резко возросло число обращающихся за помощью к психологам. Это косвенный показатель, поскольку далеко не все клиенты имеют серьезные проблемы с психическим здоровьем, а в самом факте обращения к психологу ничего плохого нет. Хуже, что 10–15% граждан, имеющих те или иные проблемы с психикой, склонны ходить к различного рода магам, колдунам. Которые часто сами имеют расстройства психики. Помню, в девяностых годах некоторые из них лечились у меня в больнице. Одна пациентка, пройдя курс лечения, потом вспоминала о своей «магической» деятельности так: «Господи, да что же я такое творила, я ведь людям вредила!». И вот представьте, что к такому «магу» обращается за помощью человек, имеющий психическое расстройство...

— В 1998 году, когда Владивостоком руководил Виктор Черепков, пациенты городской психиатрической больницы, которой вы как раз руководили, вышли с пикетами на улицы. Как та ситуация видится теперь?

— В тот год в графе «здравоохранение» в бюджете Владивостока стоял «ноль», психиатрическая больница не имела финансирования. По факту доведения больных до состояния истощения и отсутствия финансирования неотложных нужд больницы (покупки продуктов питания, медикаментов и так далее) было возбуждено уголовное дело, в ходе которого допрашивали больных, их родственников, сотрудников больницы. К сожалению, не было принято соответствующего процессуального решения, впоследствии дело прекратили. Я сейчас с ужасом вспоминаю то время, когда персонал по восемь месяцев не получал зарплаты, а больные существовали на средства спонсоров. Добрые люди привозили консервы, воду, конфеты. Бывало, сердобольные старушки приносили в больницу хлеб и пытались оставить в приемном покое. А пациенты, имевшие право выходить из здания, шли на площадь, собирали деньги, покупали хлеб и несли его в больницу. Это было страшно... Но бояться надо не больных, выходивших на площадь, а тех людей, которые могут довести наше здравоохранение до такого состояния.

— Повлиял ли экономический кризис на ситуацию с нарушением прав человека в Приморье?

— Количество обращений, так или иначе связанных с кризисом, начало расти только с начала 2009 г. Особенно обострилась ситуация с нарушениями прав человека в сфере трудовых отношений. Если сравнить показатели первого квартала текущего года с аналогичным периодом прошлого, то количество заявлений о нарушении трудовых прав выросло в 2,5 раза. Помимо жалоб на невыплату зарплаты, участились иски по поводу незаконного увольнения и неисполнения работодателями решений суда о восстановлении на работе. Работающие граждане, которых еще не уволили, звонят узнать о том, каким образом должно происходить увольнение по тому или иному основанию, какие права и гарантии они имеют при расторжении трудового договора и что делать, если эти права будут нарушены. Также обострились вопросы, связанные с повышением тарифов на оплату коммунальных услуг, с предоставлением жилого помещения, пригодного для проживания, взамен ветхого или аварийного жилья.

— Чем наш край отличается от других регионов в этом плане?

— В Приморском крае имеет место массовое нарушение прав человека. Это видно по количеству граждан, обратившихся за помощью к уполномоченному и его аппарату — 3150 человек. В 2,2 раза произошло увеличение обращений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Если структурировать обращения, мы увидим, что лидируем по нарушению гражданских (личных) прав граждан прежде всего на доступ к правосудию, справедливое судебное разбирательство и действия правоохранительных органов. Сравните: Приморский край — 18,6% от общего числа обращений, Хабаровский край — 12,8%, Амурская область — 12,1%, Якутия — 8,1%. Также Приморье впереди всех в ДВФО с жалобами на нарушения экономических прав, в частности права собственности на землю.

— Ответит ли кто-нибудь за разгон мирных демонстраций?

— Ответственных должны определить прокуратура и суд. Я не владею информацией, сколько граждан обратилось в прокуратуру и суды по поводу их нарушенных прав. К нам пришли два человека по поводу привлечения их к административной ответственности за участие в митинге. С нашей помощью они подали заявление в суд, и решение мирового судьи о привлечении их к административной ответственности было отменено. Других обращений к нам не поступало.

БЛИЦ
— Что вы читаете?

— Книги Дрюона, Оруэлла, воспоминания маршала Жукова, детективы.
— Ваш автомобиль?
— «Тойота Сурф», «конструктор» 1998 года выпуска.
— Кто из исторических личностей вам импонирует?
— Петр Первый.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ