Анатолий Мельник: «Разрулить градостроительную ситуацию во Владивостоке весьма сложно»

Главный архитектор приморской столицы о своих полномочиях, СНиПах и главной площади
Из личного архива героя публикации | «Разрулить градостроительную ситуацию во Владивостоке весьма сложно»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Анатолий Мельник, главный архитектор Владивостока.
Окончил ДВПИ, факультет архитектуры и градостроительства.
Долгое время занимался преподавательской деятельностью в ДВПИ. В 80-х работал в объединении «Проект», научно-проектном центре «Город». В последнее время возглавлял проектную компанию ООО «Архитектурный фонд».
Советник Российской академии архитектуры и строительных наук, доцент.
С конца 2008-го — главный архитектор Владивостока.

В его портфолио десятки реализованных архитектурных проектов, включая реконструкцию железнодорожного вокзала во Владивостоке. Анатолий Мельник еще недавно сам проектировал и спорил с заказчиками, а теперь контролирует то, что творят другие.

— Анатолий Иванович, есть мнение, что должность главного архитектора формальна и реальной силы в принятии решений она не дает. Вы придерживаетесь иной точки зрения?

— В последние годы во Владивостоке действительно сложилась непростая градостроительная ситуация, разрулить которую весьма сложно. Более того, Владивосток долгое время строился и развивался вообще без главного архитектора. Как следствие, немало нарушений в градостроении и, конечно, негативное отношение к политике администрации города как у горожан, так и у специалистов. После предложения, поступившего от администрации Владивостока, долго взвешивал все «за» и «против». Пришел к выводу, что теперь появилась возможность многое поменять к лучшему.

Во-первых, в «серый дом» пришла новая команда руководителей, ставящая перед собой благородную задачу — навести порядок в застройке, сохранить историческую часть города, поддерживать интересные, значимые проекты. А во-вторых, в связи с подготовкой к саммиту АТЭС Владивостоку предстоит пройти глобальную реконструкцию, в том числе и архитектурную. Появилась надежда, что на этот раз градостроительное развитие будет идти по иному сценарию — в русле законности и гармонии. Пока в своих выводах я не ошибся.

Не все решают деньги

— Главный архитектор — должность градостроительная или политическая?

— Градостроительная. Если главный архитектор мнит себя политиком или лоббирует чьи-то интересы, он рискует потерять авторитет профессионала. Дело чести предлагать профессионально выверенные решения. Принимает их власть или нет — другой вопрос.

— Чтобы вывести город из градостроительного тупика и хаоса, необходима политическая воля.

— Безусловно. Город в последние годы менялся на глазах. В какую сторону — лучшую или худшую — определить сложно: есть крайне неудачные здания и сооружения, а есть решения, которыми архитекторы по праву могут гордиться.

Застройка вызывает у людей разные эмоции. Кого-то нервируют высотные здания, особенно когда они закрывают сопки и море… Люди имеют право на свое мнение. Но, во-первых, высотная застройка — это общая тенденция во многих городах мира. Во-вторых, для Владивостока это еще и вынужденная мера — здесь крайне мало свободной земли.

Конечно, справедливых претензий к облику зданий у специалистов немало. Вот дом на сопке Орлиной — так называемое Орлиное Гнездо: здание еще не успели достроить, а фасад уже вразнобой, поскольку каждый хозяин стеклит лоджию или балкон на свой вкус и кошелек. В результате мы получаем неряшливый вид. И такое сплошь и рядом.

— Кого в этом винить, архитекторов?

— Не только. Отчасти причина в самой системе отечественных СНиПов, которая запрещает стеклить балконы и лоджии в целях пожарной и санитарной безопасности. Учитывая это, ни застройщики на стадии строительства, ни архитекторы во время проектирования объекта не могут осуществить остекление в одном стиле. Жильцы о СниПах мало что знают, потому стеклят, а результат получается противоречивый — некоторые объекты диссонируют с окружающей обстановкой. Думаю, в каких-то ситуациях может сыграть роль авторитет архитектора: если у него есть желание получить качественный результат, он должен чаще бывать на строительной площадке. И управлять процессом постоянно, чтобы не было самодеятельности.

— Не кажется ли вам, что этот авторитет ничего не стоит против денег?

— У одного — да, у другого — нет. В любом случае всегда надо проявлять силу воли и принципиальность. От денег зависит многое, но не все.

— Вам удавалось устоять перед финансовым соблазном?

— Понимаю, к чему вы клоните. Тот, кто хочет получить полноценный архитектурный результат, всегда найдет правильное решение. Это раньше возникали проблемы со строительными и отделочными материалами, а монолитно-каркасная технология считалась редчайшим явлением. Сейчас на рынке огромное разнообразие материалов и технологий, остается только профессионально их использовать и применять.

А совет — против

— Вы стали одним из инициаторов создания градостроительного совета во Владивостоке. Многие до сих пор считают, что это всего лишь вывеска, и вопреки «демократическим» обсуждениям, в городе все равно будут появляться объекты, нужные не жителям, а инвесторам.

— Я бы не стал противопоставлять инвесторов и жителей города. Во-первых, инвесторы — тоже жители. Во-вторых, строительство всегда велось и будет вестись за деньги. А уж выдающиеся архитектурные решения во все времена оплачивал и продвигал богатый слой населения. И думаю, это заслуживает уважения. Более того, я мог бы сказать слово в защиту наших инвесторов: многие в настоящее время стараются соблюсти интересы города и его жителей. Хотя немало и тех, кто продолжает выжимать максимальную прибыль с минимальной площади земельного участка. Градостроительный совет как раз и призван стоять на страже интересов города и горожан.

Первое заседание совета прошло только в июле прошлого года, но уже сейчас видно: обсуждения и рекомендации совета дают реальные результаты.

Эксперты градостроительного совета отклоняют неудачные архитектурные решения. Например, на последнем заседании специалисты высказались категорически против, чтобы на улице Светланской вырос 18-этажный жилой дом — там, где исторически сложилась малоэтажная застройка. Объект стал бы чужеродным элементом и закрыл вид на бухту. На другом заседании был отклонен проект гостиничного комплекса, который инвестор собирался построить в Ланинском переулке (между зданием краевой администрации и Алеутской), рядом с памятником архитектуры — водонапорной башней прошлого века.

— Много споров вызывает проект реконструкции центральной площади. Зачем превращать ее в еще одну торговую точку?

— Она останется площадью, при этом будет отреставрирована: в проекте, в частности, предусматривается мощение природным камнем, озеленение. А вот под площадью действительно запланирован большой торгово-развлекательный центр в несколько этажей и парковка, что очень актуально для Владивостока.

Слишком много подделок

— Сейчас вы продолжаете проектировать здания?

— К сожалению, времени на творчество практически нет. Приходится участвовать в градостроительном процессе только во время обсуждения проектов коллег.

— Какие здания во Владивостоке вам особенно не нравятся?

— Об этом можно говорить с субъективной точки зрения. Мне, например, как архитектору не нравится здание, построенное напротив мэрии: архитектурное решение оставляет желать лучшего. Кроме того, есть объекты, которые стилизованы под старину. Проблема в том, что культура проектирования зданий в СССР была утеряна, когда страна вступила в эру панельного домостроения. Это привело к тому, что у нас уже два поколения архитекторов не умеют рисовать на современных зданиях исторические детали. Тех, кто умеет это делать, можно пересчитать по пальцам. Подражание получается настолько убого, что лучше бы этих подделок под исторические здания вообще не было.

— Зато теперь вы можете контролировать процесс.

— Должность главного архитектора не дает права навязывать свою точку зрения и свой вкус. Вообще, строить город в одном стиле только потому, что он кому-то сильно нравится, — затея крайне вредная.

Я своей главной задачей считаю поиск компромисса между Владивостоком новым и старым. Новая застройка не должна входить в противоречие с существующей. Уж не говоря о том, что строить надо только в рамках закона, генерального плана, утвержденных зон застройки.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ