Клавдия Спивак: «Копейка в системе — это тоже деньги»

Глава консалтинговой компании о мужском шовинизме, инфантильности бизнесменов и деньгах
Из личного архива героя публикации | «Копейка в системе — это тоже деньги»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Клавдия Спивак, директор консалтинговой компании «Лабинвест».
Родилась во Владивостоке.
Закончила экономический факультет Дальрыбвтуза.
Начинала карьеру в середине 80-х в 12-м отделе анализа состояния отрасли ЦПКТБ Дальрыбы. После работала экономистом в краевом управлении Промстройбанка и различных коммерческих структурах. Семь лет назад открыла собственную консалтинговую компанию — межрегиональный маркетинговый центр «Владивосток — Москва», один из отделов которого позже был выделен в отдельную коммерческую организацию — «Лабинвест».
Член Совета по развитию малого и среднего предпринимательства Приморского края и Владивостока.

Предприниматели приходят к Клавдии Спивак рассказать о своей новой идее либо реорганизовать существующий бизнес. Ее задача — превратить мысль в бизнес-план.

— Клавдия Васильевна, карьера требует жертв. Какова цена вашего успеха?

— Жертв с моей стороны не было. Наверное потому, что в моей карьере и жизни все происходило вовремя. Сначала была правильным сотрудником, то есть росла и получала квалификацию, одновременно занималась семьей. Затем, когда вырастила ребенка и смогла вздохнуть более свободно, начала самостоятельный путь в бизнесе.

Организация предпринимательской деятельности шла с трудом. Во-первых, потому что бизнес в России в принципе сложно развивать, во-вторых, потому что я — женщина. А в нашей стране в силу исторических причин и бытового «мужского шовинизма» женщине в бизнесе приходится всегда быть изворотливые мужчин.

— Если бы вы давали сегодня рекомендации вашему конкуренту — женщине, которая хочет добиться успеха в бизнесе, вы бы сказали ей...

— Накопленный опыт за короткое время никому не передашь. В последнее время очень много начинающих предпринимателей пытались организовать свое дело на рынке бизнес-планирования, в том числе и женщины. Однако большинство не выдержало. Дело в том, что эта услуга, с одной стороны, не востребована так, как хлеб, с другой — ее оказание требует кропотливого труда и грамотного подхода.

Многие готовы работать до изнеможения, а вот правильно составить бизнес-план дано не каждому. Как результат, часто заказчики, заплатив за работу той или иной компании, получают некачественный продукт, реализовать который практически невозможно. Кого в итоге обвиняют заказчики? Всех, кто работает на рынке бизнес-планирования.

— И вас обвиняли?

— Была неприятная история. Нас пригласили сделать проект под инвестора на действующее производство в Еврейском автономном округе. После длительного изучения предоставленной информации о предприятии выяснилось, что о привлечении инвестиций в принципе не может идти речи, финансовое состояние предприятия было под угрозой. Обратились к собственнику, объяснили, что показывать инвестору нечего. Знаете какая была ответная реакция? Собственник обиделся на то, что мы не создали обманный путь. В итоге он отказался с нами работать.

— Зачем один из отделов межрегионального маркетингового центра «Владивосток — Москва» был выделен в отдельную коммерческую структуру — «Лабинвест»?

— Дело в том, что центр — это исследовательская маркетинговая компания, которая анализирует и оценивает состояние различных отраслей по заданию профильных предприятий. «Лабинвест» же работает с бизнес-планированием и над привлечением инвестиций. Почему выделили? Так проще позиционироваться на рынке.

Не вложишь — не получишь

— Вы говорили, что основная масса предпринимателей в Приморском крае инфантильна. В чем это выражается?

— В том, что они не способны адекватно оценить положение, в котором оказались. Еще не успели сформироваться как личности, а ведут себя, как будто они звезды. Я думаю, что это провинциальный комплекс. Но ведь одно дело говорить, совсем другое — создавать репутацию, действительно внедрять современные управленческие и экономические решения. Не спорю, это стоит денег. Но если не вложишь, то ничего и не получишь.

— Для вас с какой суммы начинается понятие «деньги»?

— Один мой знакомый, целью которого в жизни было заработать миллион рублей, когда-то сказал: копейка в системе — это тоже деньги. Я с ним согласна. К деньгам я отношусь серьезно, собственно, это моя работа. Кстати, мой знакомый в итоге все-таки заработал миллион, и не рублей, а долларов.

— Какой стартовый капитал нужен для создания бизнеса?

— Все зависит от вида деятельности. Бывают малозатратные бизнесы, на организацию которых хватит и трех-четырех тысяч долларов. Чтобы открыть производство, понадобится сумма куда значительнее. Можно, конечно, вложить и $10—15 тысяч, но только если будет найдена особая, инновационная ниша.

— А эти ниши еще существуют?

— Безусловно. Разве сегодня нечего делать в рыбной отрасли или транспортной сфере? Или судостроение развивается? Я, к примеру, не совсем понимаю, почему надо строить новые верфи. Есть же в Приморском крае, на Дальнем Востоке свободные площади. Если вложить адекватные средства, модернизировать и соотнести затраты, можно организовать доходное предприятие и на существующих мощностях. Мы сегодня сотрудничаем с Совгаванским судоремонтным заводом, и, надо сказать, завод работает с прибылью. Просто надо думать, считать, в конце концов искать решения. Все время пенять на плохие условия уже как-то некрасиво.

Дешевле заплатить чиновнику

— Поддержка малого бизнеса в России существует?

— Я бы сказала, существует попытка поддержки. Причем попытка эта очень своеобразная. Почему? Чиновники отлично понимают, что страна забюрократизирована. Что любые решения, принимаемые в правительстве либо Госдуме, тонут в процессе своей так называемой реализации. Тем не менее выделяют миллиарды в рамках антикризисного пакета на строительство рыболовецких судов и тому подобное. Надо же смотреть правде в глаза и в первую очередь пытаться справиться с бюрократизмом. Иначе предприниматель так и будет балансировать на грани.

Мы сегодня в своих бизнес-проектах закладываем на бюрократические и административные издержки в среднем до 30%. А что делать? Очень часто, если финансово не помогать чиновнику, инвестиционный процесс и сам бизнес как таковой может пойти ко дну. Дешевле заплатить и пройти все согласования в течение одной недели, чем проходить все этапы по закону и потерять полгода-год и более.

— У вас есть видение того, как должен развиваться Владивосток?

— Чтобы было развитие, власти должны предпринимать хоть какие-то усилия. Все то, что было создано во Владивостоке за 140 лет, катится в небытие. Жители краевого центра вынуждены сталкиваться с огромным дискомфортом. Предпринимательство развивается вопреки всему. Нет в Приморском крае и во Владивостоке достаточного количества рабочих мест в промышленности, и они даже не создаются. Потому что поддержки никакой нет, одни обещания. Это во-первых.

Во-вторых, я поклонница третьего тома Маркса «Капитал». В Приморском крае, как по книге, сначала произошло первичное накопление капитала, потом его передел. Сейчас развитие предпринимательства идет размеренно. Но в ближайшее время, по моему мнению, грядет очередной передел собственности.

— Как в 90-е годы?

— Нет, на этот раз все будет более интеллигентно и менее кроваво. Власть, как бы ее ни ругали, укрепилась в некоторых вещах и не допустит серьезного разгула. Но передел капитала все равно произойдет. Компании снова поменяют своих собственников. При этом неважно, из какого региона России или какой страны эти собственники придут. Главное, чтобы они целенаправленно создавали на территории края производство.

— А если не будут? К примеру, собственник ООО «Русский вольфрам» даже и не пытался наладить производство.

— Здесь проблема намного глубже, чем кажется на первый взгляд. С одной стороны, «Русский вольфрам» является градообразующим предприятием, сейчас оно не работает и страдают люди. Но, с другой стороны, собственник ведь сказал, что производство нерентабельно. Мне непонятна позиция властей в том плане, что они хотят выкупить предприятие. А намерения создать рабочие места у них есть? Кроме того, это дело собственника, как вести свой бизнес. Не видит он сегодня перспектив для развития, разве это повод для экспроприации?

С горнорудной промышленностью вообще все непросто. Некоторое время назад наша компания готовила проект разработки одного горнорудного месторождения в Приморском крае. Выяснилось, что необходимо инвестировать в месторождение $40 миллионов, только вот окупятся они через двадцать лет. Вот и вся арифметика.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ