Галина Якунина: «Масскульт превращает людей в толпу»

Приморская поэтесса о Союзе писателей, отдаленности Владивостока от центра и Интернете
Из личного архива героя публикации | «Масскульт превращает людей в толпу»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Галина Якунина, член Союза российских писателей (СРП), председатель Приморского отделения СРП.
Родилась во Владивостоке.
Окончила филологический факультет ДВГУ.
Работала преподавателем литературы во Владивостокском мореходном училище ММФ (сегодня — Владивостокский морской колледж при институте «Морская академия» МГУ им. Г.И. Невельского) (1979 — 1991 гг.). Занимала должность главного специалиста социальной защиты Советского района Владивостока (1991 — 2003 гг.). В 2006 г. перешла на журналистскую работу в региональных и центральных изданиях.
Замужем, двое сыновей.

Галина Якунина признает, что литературное творчество в Приморье — не способ заработать. Местные писатели и поэты больше тратят на публикацию своих трудов, чем выручают средств от их продажи. Тем не менее Якунина оптимистично смотрит на будущее нашей литературы, но в ее возрождении надеется не на власть и бизнес, а на энтузиастов и читателей.

— Галина Павловна, вы недавно вернулись из Москвы, с четвертого съезда Союза российских писателей. Вашим коллегам из других регионов страны много ли известно о творчестве приморских авторов?

— Конечно, мало. Но есть надежда на перемены. На съезде одним из центральных вопросов было усиление связи регионов, особенно дальних, с центром, предоставление дальневосточникам возможности публиковаться во всероссийских журналах и выпускать по льготным расценкам свои книги в центральных издательствах. Ведь не секрет, что много лет мы чувствуем себя изолированными от центральной России и обеих ее столиц.

На съезд приехали представители сорока шести регионов. Было забавно и грустно наблюдать реакцию многих делегатов на слово «Владивосток»: сначала любопытствующий взгляд, затем минутная пауза и осторожный вопрос: «Ну и как вы… там?». Один писатель из Москвы откровенно признался: «Вообще-то для нас Луна ближе, чем Владивосток». Но в целом съезд оставил позитивное впечатление. В своем слове я сделала акцент на том, что мы в своих изданиях готовы знакомить приморских читателей с авторами из других регионов России, но обмен должен быть двусторонним. Со многими редакторами журналов обсуждала возможность публикации произведений дальневосточников и отказов не получила.

— Сильно ли сказывается отдаленность Приморья на развитии его культуры?

— Не хочется говорить о негативе, но то, что в нашей культурной сфере, мягко говоря, не все гладко, заметно, даже людям, далеким от литературы и искусства. Но всегда в самые тяжелые времена находятся подвижники, которые, вопреки всему и несмотря ни на что, продолжают писать книги и картины, создавать высокую музыку, учить детей творчеству.

Уже скоро двадцать лет, как распался СССР и был отменен закон о творческих союзах, а новый так и не принят. В отсутствие федерального закона о творческих союзах и творческих работниках очень трудно выстраивать отношения с представителями власти всех уровней. В трудовом законодательстве нет таких профессий, как писатель, художник, композитор. Нет правовой основы для деятельности творческих людей. Талант из национального достояния пытаются перевести в рыночный формат и назначить ему цену.

Сильные духом

— Сколько членов в Приморском отделении Союза российских писателей?

— Сегодня нас четырнадцать человек. Поясню, что Союз российских писателей — это один из двух творческих писательских союзов федерального значения. Он образовался в 1991 году при распаде Союза писателей СССР. У истоков СРП стояли Дмитрий Лихачев, Сергей Залыгин, Юрий Нагибин и многие другие. По России у Союза российских писателей — 58 региональных отделений и двадцать представительств. Что касается нашего Приморского отделения, то, несмотря на небольшую численность, оно работает достаточно эффективно: выпускает журнал «Изба-читальня», альманах «Живое облако», проводит в Партизанске ежегодные чтения памяти писателя Евгения Лебкова.

Стараниями прозаика и поэта Павла Шепчугова в Находке открыт первый в крае литературный музей и создано литературное объединение имени Михаила Гутмана. Мы проводим презентации новых книг и номеров журнала, организуем авторские чтения, встречи с читателями.

— А как строятся отношения между вашим союзом и Союзом писателей России?

— Удовлетворительными их, к сожалению, не назвать. Я противник любых конфликтов, тем более в творческой среде. Наша миссия — сохранить и возродить духовность и нравственность, а не растрачивать силы на выяснение отношений. Я убеждена, что любая конфронтация, противостояние — это тупик.

— Насколько высок интерес общества к литературе, в том числе произведениям местных авторов?

— В последнее время не без оснований говорят о том, что к качественной прозе обращается все меньше людей, что уж говорить о поэзии. Да, книжные полки завалены глянцевой беллетристикой, но многие от нее устали. И когда люди приходят на наши творческие вечера, слушают то, что у нас на душе наболело, чувствуют искренность наших переживаний, они откликаются. На моих вечерах собиралось и сто, и двести, и триста человек — сколько помещение позволяло. В основном это интеллигенция города, люди старшего и среднего поколения. Радует, что в последнее время все больше приходит молодежь.

— Молодому поколению часто Интернет заменяет книги.

— Сколько бы ни говорили про Интернет, я уверена, что он — неполноценная замена. Как его можно сравнить, например, с авторскими чтениями, когда поэт вживую общается с аудиторией и происходит обмен эмоциями, энергетикой? Предсказывали, что с приходом кинематографа и телевидения погибнет театр. Но ничто не заменит людям живого общения!

— Вы с оптимизмом смотрите в будущее русской культуры?

— Я думаю, что перелом уже происходит, это заметно. Наша культура возродится, и произойдет это благодаря тем, кого мы называем простыми людьми. Русский народ особенный: он долго терпит, сгибается под тяжестью испытаний, но потом восстает. Я всегда поражаюсь энтузиазму и увлеченности наших городских и сельских библиотекарей, учителей, заведующих музеями и клубами: зарплаты копеечные, но такая преданность своему делу!

Надежда на спонсора

— На какие средства существует ваш союз, издаются книги и периодика?

— В основном на спонсорские. Хотя есть у нас в организации люди, которые вкладывают в литературные проекты свои деньги. Я уже говорила, что, не имея законодательной базы, мы в глазах государства являемся чем–то вроде клуба по интересам.

Литературная деятельность приравнена к хобби. Все мы трудимся на разных предприятиях и учреждениях, чтобы заработать на жизнь. А творчество — это для души. Поэтому приходится полагаться на удачу и искать спонсоров, по-другому не получается.

— Где проводите творческие встречи?

— У союза своего помещения нет, встречи с читателями, а также организационные собрания проводим в библиотеках. Интересен в этом отношении опыт Кемеровской области, о котором рассказали на съезде. В Кемерово губернатор — страстный книголюб, он считает, что культуру нужно поддерживать, иначе нечего говорить о гармоничном развитии города и области. Он выделил трехэтажный особняк под Дом искусств и собрал под одной крышей различные творческие объединения: художников, композиторов, оба союза писателей. Здание отремонтировали, арендную плату сделали символической.

— От наших властей поддержки ждать не приходится?

— В этом плане все очень непросто. Во-первых, изначально так выстроилось, что на федеральном уровне, да и у нас, власти в большей степени помогают Союзу писателей России, а мы — вне поля зрения. Пытаемся вести диалог с властными структурами, иногда отклики есть, но в виде одноразовых акций. Постоянного содействия нет.

— Как реагирует бизнес на предложения о спонсорстве?

— Бизнесмены, как и все люди, разные. У нас в городе есть один успешный в бизнесе человек, пишет замечательные стихи... Он не вступает ни в один союз из принципа. Такие люди поймут, пойдут навстречу. Однако их немного. Бизнесменов тоже можно понять: различных просителей масса. Не только писатели нуждаются в спонсорах, да и кризис свою лепту внес. Мы, если можем обойтись своими силами, стараемся за помощью не обращаться. Вообще просить кого-то о денежной помощи — занятие не из легких.

— За счет продажи сборников стихов можно окупить расходы на их издание?

— Как правило, основная часть тиража расходится на презентациях, многое мы дарим библиотекам. А от продажи выручить столько средств, чтобы хватило на следующий сборник, невозможно. Часть расходов возмещается, конечно, но тратится намного больше.

— Способно ли творчество поэтов и литераторов противостоять массовой культуре?

— Масса давит, нивелирует людей, превращает их в толпу, задает общий для всех ритм. Но ведь каждый сам решает: становиться ему частью толпы или искать в этой жизни свое «я». Первое, конечно, легче. К нам же приходят те, кто ищет себя, а таких людей никогда не бывает много. Поэтому о противостоянии говорить не имеет смысла, каждый просто выбирает свой путь.

— Когда вы начали писать стихи?

— В тридцать пять лет. Как раз в разгар перестройки. Случилось так, что я, преподаватель литературы, филолог, попала под сокращение и устроилась на работу в управление социальной защиты населения. Это было очень тяжелое для меня время. На нас, работников «собеса», шел шквал народного горя, гнева, отчаяния. Ежедневно я выслушивала такие трагические исповеди, была свидетелем таких невыносимых душевных разломов! Это была война власти с народом, необъявленная, невидимая, но от того не менее пугающая. Самое страшное, когда ничем не можешь помочь человеку. Только выслушать. И я слушала… Каждая исповедь — готовый роман. Но писать романы времени не было. И тогда пошли стихи.

— Приняться за написание романа теперь не думали?

— Конечно, думала. Я чувствую какую-то вину перед всеми, кто мне рассказывал о себе: ветеранами войны, блокадниками, узниками фашистских концлагерей, репрессированными, чернобыльцами. Будто они вручили мне свои жизни и теперь от меня зависит, чтобы память о них не растворилась в Лете. Но роман — это не стихи, необходимо, как минимум, четыре месяца спокойной работы, без отрыва на другие дела. Пока такой возможности нет, но я чувствую: придет время, и она обязательно появится.

 

Ольга Великанова

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ