Владимир Нескоблинов: «Откат? А почему не взятка?»

Опытный приморский строитель о комфортности Владивостока, фирмах-однодневках и коррупции
Из личного архива героя публикации | «Откат? А почему не взятка?»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Владимир Нескоблинов, председатель совета НП «Альянс строителей Приморья», 75 лет.
Окончил Хабаровский горный техникум, по специальности «промышленное и гражданское строительство», затем Дальневосточный политехнический институт. С 1957-го по 1975 г. возводил новые и реконструировал старые шахты в г. Артеме, прошел путь от мастера до управляющего трестом «Дальшахтострой».
В 1975 г. стал главным инженером Главвладивостокстроя (Министерство строительства в районе Дальнего Востока и Забайкалья - Минвостокстрой СССР), а с 1988-го по 1997 г. был его начальником. 

В середине 90-х Владимир Нескоблинов был влиятельной персоной, перед ним, как главным строителем Приморья, были открыты многие двери. Но потом они закрылись, имевший министерские полномочия Главвладивостокстрой перестал существовать. Недавно Нескоблинов решил снова окунуться в строительный бизнес, правда, в роли общественного деятеля. Говорит, рисковать больше не хочет.

— Владимир Васильевич, вам комфортно живется во Владивостоке?

— Я люблю приморскую столицу, это мой город. Но о комфорте жизни здесь говорить не приходится.

Не могу понять современных архитекторов. Мансарды нахлобучивают на исторические дома, — разве это нормально? Еще больше сердце сжимается, когда видишь, как в центре вырастают многоэтажные стеклянные монстры. Исторический облик просто уничтожается бизнесом. Я понимаю, что сделанного уже не исправишь. Но процесс остановить можно.

В наше время архитектор всегда был на втором плане. Его ограничивали СНИПами и ГОСТами, он просто не мог развернуться. Сейчас же у архитекторов развязаны руки, и Владивосток меняется в худшую сторону. Единственная надежда, что работа Градостроительного совета Владивостока что-то изменит.

— Усилия его могут оказаться напрасными, ведь бюрократия всех уровней срослась с бизнесом.

— Если власть будет смотреть на бизнес только как на кошелек, а предприниматели будут подпитывать чиновников, то, конечно, все будет напрасным. Но опускать руки нельзя. Исход любой борьбы зависит от желания бороться. А если есть желание, определенные силы и средства, значит, нужна соответствующая градостроительная нормативно-правовая база на уровне муниципалитета, региона, страны, в конце концов.

— Есть уже такая база. Согласно ей будут созданы саморегулируемые организации (СРО), и именно на их плечи теперь лягут регулирующие функции.

— Да, но процесс создания СРО идет очень медленно. Пугает неверие людей. В России до такой степени все заврались, что никто уже не верит в лучшее. Прежде всего нет уверенности в том, сохранится ли стремление властей к созданию СРО. И у меня есть опасения, что государство просто переложит все проблемы на строительный бизнес.

Порог недоверия

— Вы являетесь председателем совета НП «Альянс строителей Приморья» — организации, которая намерена получить статус СРО. Если этого не произойдет, не боитесь остаться без работы?

— Я работаю на общественных началах, так что с материальной точки зрения терять мне нечего. Меня попросили помочь объединить строителей. Согласился я лишь потому, что все-таки надеюсь, что СРО повысит ответственность строителей, проектировщиков, изыскателей. Сегодня в Приморье насчитывается более трех тысяч подрядных организаций. Это в основном мелкие разрозненные фирмы, которые, как правило, возглавляют люди, далекие от профессии строителя: моряки, бывшие военные, работники торговли.

Я не берусь судить — люди приспосабливаются к той жизни, какая есть. Однако часто штат таких компаний состоит из двух человек: директора и главного бухгалтера. Спрашиваешь у них иногда: «Ты хоть баню построил в своей жизни?». На что получаешь ответ: «А зачем? Найму кого надо». Надеюсь, что с развитием СРО эти «однодневки» не выдержат всех предъявляемых требований. Ведь подрядные организации теперь по закону должны иметь в штате минимум трех инженеров с высшем образованием или пять техников-строителей с опытом работы три-четыре года. Найти таких людей способны только профессиональные компании.

— Участники рынка сходятся во мнении, что мелкие компании исчезнут не из-за кадровых проблем. Причиной станут слишком завышенные взносы в компенсационный фонд — 300 тысяч рублей. Кстати, по слухам, со следующего года ставки по взносам перевалят уже за миллион.

— По слухам, руководители строительных компаний, больших и маленьких, когда-то ездили в Москву и покупали лицензию по цене в 300 тысяч рублей. То есть не так страшен черт, как его малюют. Это во-первых. Во-вторых, сегодня банки быстро подстроились под ситуацию и уже начали предлагать кредиты под маленькие проценты, чтобы строительные компании смогли внести взносы в компенсационный фонд. Отработаешь и вернешь деньги через пять-шесть месяцев. Что касается миллиона, то да, Градостроительный кодекс не ограничивает данную сумму. Вполне вероятно, что в следующем году взнос будет и миллион рублей. Вопросов и спорных моментов много. Но еще раз повторю: у людей высокая степень недоверия, а в Приморье особенно. На Сахалине и Камчатке СРО создаются, а в нашем крае нет. Более того, идет какая-то борьба...

— За власть?

— Я не знаю, за власть или нет. Но невидимая рука, которая пытается управлять процессом, явно присутствует.

— И что будете делать?

— А что я могу? Сбросить бы лет пятнадцать, тогда, возможно, и стал бы что-то предпринимать. А сейчас возраст у меня такой, что я уже не все тонкости взаимоотношений между людьми на высоком уровне знаю и понимаю. Поэтому бизнесом заниматься не хочу, а политика просто не мой удел. К тому же один раз я уже обжегся. В 90-х попытался играть по новым правилам. Результат оказался печальным: Главвладивостокстрой быстренько прикрыли.

Я не умею разговаривать с капиталистами. Меня, например, коробит от слова «откат». Почему не взятка? Думают, что, изменив слово, поменяется и его значение? Но я никогда не давал взяток, а мне никто никогда их не предлагал. Потому что все участники строительного процесса (субподрядчики) платили Главвладивостокстрою как генподрядчику 3—4% от суммы договора. И все. Сейчас же договор согласуют, если приплатишь еще 30—40% от общей суммы. И это считается нормой!

Взяткам и причинам, их порождающим, должно противостоять все общество. Граждан необходимо воспитывать в духе неприятия мздоимства как нормы жизни. А что в России? Все наоборот.

Все в спешке

— В одном из интервью вы сказали, что строительство в России — это самый выгодный бизнес. Рентабельность составляет 200—300%. Что скажите сейчас, когда отрасль в кризисе?

— Мое мнение не изменилось. Во-первых, строительные материалы практически не подешевели. Во-вторых, стройки остановились лишь потому, что кредиты не выдают. Как только ситуация нормализуется, строительный бизнес вернет свои проценты прибыли за считаные дни. Это у Главладивостокстроя была плановая прибыль 8%, а сегодня она зашкаливает за 200%. И никому нет до этого дела. Так же как нет дела до удешевления себестоимости строительства.

Государство все пустило на самотек. Во всем мире рыночные отношения. Но государственную собственность, имеющую ключевую позицию в развитии экономики любой страны, никто не распродает. Разве можно выпускать энергетические ресурсы из рук государства? Теперь президент говорит, что надо строить жилье стоимостью 30 тысяч рублей за один квадратный метр. Надо. Но для начала вы разберитесь с тарифами на электроэнергию, топливо и транспорт.

— Главвладивостокстрой был создан для выполнения программы «Большой Владивосток». Теперь краевому центру светит саммит АТЭС. Верите, что все обещанное будет построено?

— В советское время мы в год вводили в эксплуатацию по 625 тысяч квадратных метров жилья, 13—14 детских садиков, 5—6 школ. Сдавали новые производственные мощности, такие как Лермонтовская ГРК или авиазавод «Прогресс». Тогда дело не расходилось со словами и Владивосток рос прямо на глазах: появлялись микрорайоны, а государство выделяло средства на развитие стройиндустрии края.

Теперь о саммите АТЭС. На острове Русский нет инженерных сетей, водопровода, канализации, а также ни одного погонного метра дороги. Более того, сегодня даже фундаменты под федеральный университет, пятизвездочные гостиницы и так называемый пресс-центр не готовы. А фундаменты должны быть монолитными. Соответственно, бетон должен затвердеть, выстояться, набрать прочность. На это, как минимум, необходимо тридцать, а то и больше дней. То есть придется опять ждать, а время давно вышло. Боюсь только, что в спешке строители наделают огромное количество брака.

Построят ли? Да, если только соберут строителей со всего мира. И не пять тысяч человек, как сегодня, а минимум десять-пятнадцать тысяч должны выходить на работы, причем ежедневно, чтобы уложиться в срок.

 

Егор БАТАЛОВ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ