Алексей Сальва: «Люди в компаниях не рождаются»

Топ-менеджер сотового гиганта о нехватке куполов, стеклянной жизни и технологиях
Из личного архива героя публикации | «Люди в компаниях не рождаются»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Алексей Сальва, 33 года, директор макрорегиона «Дальний Восток» ОАО «МТС» (апрель 2009 г.).
Родился в Якутске Республики Саха (Якутия). С отличием окончил Ярославский государственный технический университет, автомеханический факультет по специальности «подъемно-транспортные машины» (1992 г.). Курсы по стратегическому менеджменту программы Европейского Cоюза по содействию ускорению процесса экономических реформ в СНГ (1999 г.), прошел стажировку в компаниях FIZ-Karlsruhe и FIZ Chemie Berlin. С отличием окончил современный гуманитарный университет (Москва) по специальности «правоведение» (2003 г.).
Профессиональный путь начал с позиции руководителя IT-службы ФГУП «Центр научной и технической информации» в Ярославле. Работал коммерческим директором компании «МедиаКом» (торговая марка MEDIAN) (2002 — 2004 гг.).
В МТС пришел на позицию директора ярославского филиала (2005 г.). Исполнял обязанности директора ивановского филиала МТС (октябрь 2008 — февраль 2009 гг.).
Женат, воспитывает сына и дочь.

Перевод на Дальний Восток большинство представителей топ-менеджмента из средней полосы России воспринимают как ссылку. Алексей Сальва — не из этого числа.

— Как получилось, что, окончив автомеханический факультет, вы оказались в сфере телекоммуникаций?

— В 90-е годы люди были вынуждены искать такое место работы, где они смогли бы найти лучшее применение своим способностям и возможностям. Было время, когда инженерам задерживали заработную плату, а молодые специалисты не были востребованы. Отрасль связи в то время только начинала свое активное развитие. Она, можно сказать, создавалась заново из советских останков. Там, где рост, там и перспективы. И это не могло не привлекать.

— Но как «человек с улицы» стал директором филиала МТС?

— Люди в компаниях не рождаются, они туда приходят. Очень многие сотрудники пришли «с улицы», и нередко сразу на ведущие позиции. На момент трудоустройства в МТС у меня был опыт работы в отрасли связи и я был достаточно известен в своем кругу. Поэтому сказать, что рынок для меня был абсолютно чужд, нельзя.

— Многие менеджеры стремятся уехать с Дальнего Востока в центральную часть России, желательно в Москву или Санкт-Петербург. Вы, наоборот, приехали в Приморье.

— Отчасти потому, что Дальний Восток и Восточная Сибирь для меня всегда были ближе, ведь я здесь родился. Поэтому, когда предложили позицию во Владивостоке, я не раздумывал ни минуты. С одной стороны, для меня это было принципиально интересно, с другой стороны, это была возможность вернуться на родину. Конечно, есть вещи, которых не хватает, например, большого количества
куполов, как в центре России, но здесь определенно есть другие плюсы.

— Как семья отнеслась к новому назначению?

— У меня были на этот счет опасения, но родные меня поддержали. За что я им очень благодарен, без их помощи и поддержки было бы труднее. Жена и дети переехали не сразу, всего месяц назад.

— В Москву переезжать планируете?

— Когда я работал в Ярославле, Иванове, в столицу приезжал по два раза в неделю. Москва очень многих притягивает своими возможностями — и эти возможности действительно есть. Но жизнь там проходит на бегу, и в этом темпе многое нужно успевать делать, совмещать различные ценности — семейные, профессиональные.

У меня есть убеждение, что далеко не все москвичи успевают жить. Меня Москва всегда отпугивала своей особенной железобетонной, стеклянной жизнью, плохой экологией, нехваткой времени для семьи и друзей. А это для меня очень важно.

— Каково было адаптироваться на новом месте?

— Здесь есть сформированная команда, люди, которые помогли быстро войти в рабочий процесс. Владивосток, конечно, преподносит сюрпризы тем, кто не знаком с бытом этого города. Для меня, например, было неожиданностью отключение холодной воды утром в момент принятия душа. Все остальное показалось довольно интересным.

— Вы полгода занимаете эту позицию. За это время уже получили представление о приморском бизнесе.

— Он очень активный и яркий. Во многом это обусловлено тем, что люди здесь талантливые и с инновационным подходом. Причем большинство ориентировано преимущественно не на процесс, а на результат. Последний фактор очень важен для бизнеса. В Приморье, как правило, люди в большей степени восприимчивы к новому. Это видно, в частности, по запуску 3G и использованию услуг сети «третьего поколения» в бизнесе.

— Какие впечатления от приморского рынка сотовой связи?

— Рынок высококонкурентный, а потому интересный. От компании, не желающей сдавать свои позиции, требуется большая самоотдача и активность.

— Есть мнение, что, какие бы тарифные планы ни вводились, какие бы маркетинговые ходы и рекламные акции сотовые операторы ни предпринимали, абонент меньше платить не будет.

— В течение последних 10 лет цена на услуги сотовой связи только снижалась. Я думаю, вряд ли кто-то сможет назвать 10—15 крупных компаний, которые снижали цены на свои товары или услуги столько лет подряд, кроме сотовых операторов. Что касается расходов абонентов на мобильную связь, то они в краткосрочной перспективе подвергаются не слишком большим изменениям, потому что вместе со снижением цен на саму связь мы стараемся вывести новые сервисы, которые интересны абоненту.

Цены на услуги снижаются, но абоненты получают больше возможностей для общения, соответственно, потребление растет. Скажем, раньше 50 минут в месяц для человека было достаточно. Сегодня потребности выросли, помимо самой связи мы пользуется интернетом, SMS- и MMS-сообщениями. Сервисы, которые абонент использовал пять лет назад, которыми пользуется сегодня и будет пользоваться завтра, — их нельзя сравнивать. Телефон перестал быть исключительно средством для передачи голосовой информации. На данный момент это органайзер в чистом виде, предоставляющий возможности общения.

— Значит, растет доля выручки, полученной от предоставления неголосовых услуг?

— Пока объем голосовых услуг традиционно выше, но не так, как это было три года назад, соотношение меняется. Неголосовые услуги сегодня дают нам более четверти выручки. Не все абоненты, в силу возрастных особенностей, отсутствия необходимости, используют весь набор услуг, которые мы предоставляем.

Самая высокая динамика роста наблюдается на рынке мобильного доступа в интернет. Именно он является драйвером роста в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Недавно мы отметили год 3G МТС во Владивостоке. Объем трафика в сетях третьего поколения за семь месяцев, с начала запуска в коммерческую эксплуатацию, превысил объем в сетях GSM. Кроме того, Владивосток вошел в пятерку городов в России, демонстрирующих самые высокие темпы роста.

— Год для телекоммуникаций — большой срок. Сегодня уже говорят о запуске сетей четвертого поколения.

— Конечно, рано или поздно 4G придет. Но нужно правильно и грамотно использовать потенциал уже существующих продуктов. Не нужно повторять ошибок наших зарубежных партнеров, которые пошли по пути строительства 3G «под каждой елкой». Такие действия легли тяжелым грузом на инвесторов, потому что сети треть-его поколения быстро не окупаются. Мы решили пойти иным путем, предлагая 3G именно там, где в них есть потребность. Одновременно мы продолжаем развивать технологии GPRS/EDGE — сетей «второго поколения», увеличивая зону покрытия и увеличивая их емкость. Напомню, что сети 2G и 3G МТС полностью интегрированы. То же самое будет с сетями четвертого поколения.

— Почему у МТС в Приморье нет Wi-Fi?

— МТС предоставляет эту услугу, но на тех рынках, где это соответствует целям и задачам компании. В Приморье мы пока не являемся тем игроком, который положил использование таких технологий в основу своей стратегии. В данном случае стараемся идти от потребностей клиента.

— Недавно один российский банк открыл МТС кредитную линию на 47 млрд рублей, основная часть которых будет потрачена на приобретение крупного пакета акций «Комстара». Насколько это увеличит синергию МТС?

— Если это произойдет, то МТС сможет очень быстро нарастить свой портфель услуг на рынке.

— Как вы оцениваете ситуацию с возможным появлением на сотовом рынке четвертого «федерального чемпиона»? Составит ли он конкуренцию «большой тройке»?

— Я не работаю в министерстве связи, поэтому не стану давать оценку, насколько это реально. Конечно, возможно все. Для реализации этого проекта потребуются большие финансовые вливания, но с учетом политической поддержки все проблемы решаемы.
Любой новый игрок — это прежде всего конкурент, который во многих случаях может стать хорошим партнером. На мой взгляд, появление нового игрока для рынка в целом явление позитивное.

— Рынок сотовой связи Приморского края насыщен. Проникновения операторов выше, чем в целом по России. Куда в таком случае расти сотовой связи?

— Пора прекратить приравнивать количество SIM-карт к отдельно взятому абоненту. Несколько лет назад президент крупнейшего сотового оператора Японии NTT DoCoMo на вопрос, сколько компания планирует получить абонентов в свою сеть, ответил: «Полмиллиарда». На это ему возразили, что в Японии всего проживает 100 млн человек. Тогда он напомнил, что есть еще кошки, собаки, телевизоры, холодильники. И он не шутил. На самом деле, подтверждение его слов мы наблюдаем уже длительный период времени. Среди наших клиентов есть сотни примеров, когда SIM-карты устанавливают в уздечки лошадей, в ошейники животных. Я могу привести пример из своей жизни. Два года назад в моей семье было всего две SIM-карты: у меня и у супруги. Сегодня, при условии, что число членов семьи не увеличилось, у нас восемь SIM-карт, которые постоянно используются. Одна SIM-карта в моем телефоне, другая — в телефоне, который я использую для быстрого доступа в корпоративную почту, еще две — в телефонах жены и сына, плюс SIM-карты в 3G-модеме, навигационной системе автомобиля, охранной системе квартиры и гаража. При этом официально абонентами являемся только я и жена.

БЛИЦ

— Марка вашего сотового телефона?
— Для жизни — Nokia E75, для работы — смартфон BlackВerry.
— Какой у вас рингтон?
— Музыка из кинофильма «Свой среди чужих, чужой среди своих». Очень люблю творчество Эдуарда Артемьева.
— У вас есть идеал топ-менеджера?
— Нет. Идеал в менеджменте — понятие достаточно эфемерное. Я могу говорить о результативных людях, но не о идеале. У меня есть ориентиры как в компании, так и за ее пределами.

 

Евгения СТУКОВА

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ