Джозеф Кальварусо: «Форд — нужный человек в нужное время»

Исполнительный директор Фонда Джеральда Форда о приморском гостеприимстве и личности Форда
Из личного архива героя публикации | «Форд — нужный человек в нужное время»
Из личного архива героя публикации

Визит во Владивосток Джозефа Кальварусо, исполнительного директора Фонда Джеральда Форда, был приурочен к 35-й годовщине встречи лидеров США и СССР в столице Приморья. Корр. «К» побеседовала с ним.

— Президент Никсон, предшественник Форда, пытался наладить отношения и приблизиться к подписанию договоров между США и СССР, — говорит Джозеф Кальварусо. — Но, к сожалению, ему это не удалось. Джеральд Форд первым проложил путь, по которому затем пошли его последователи и заключили очень важные соглашения. В итоге они помогли предотвратить то, чего все боялись, — ядерную войну, дальнейшее нагнетание напряженности и распространение оружия массового поражения.

Думаю, от этих соглашений выиграли обе страны. Во-первых, было сокращено развитие ядерных программ, и мир почувствовал себя в бОльшей безопасности. Во-вторых, ресурсы, которые могли пойти на строительство ядерного оружия, были направлены на улучшение качества жизни народа.

Дух сотрудничества, взаимного уважения и даже дружбы, который был установлен 35 лет назад, в дальнейшем во многом помог улучшить отношения между нашими странами. Если посмотрите на фотографии той встречи, то видны отношения взаимного уважения между Брежневым и Фордом. Они сохранились не только во время президентства Форда, но и в дальнейшем, пока Брежнев был у власти.

— Во время визита Форда во Владивосток отношения между США и СССР были напряженными. Сейчас эти отношения опять портятся.

— Не могу утверждать, что чувствовал это в Америке, а, приехав сюда, так вообще этого не ощутил.

Более того, я был ошеломлен тем гостеприимством, которое мне здесь оказали. Церемония встречи в аэропорту с караваем, хлебом и солью была невероятной. Генри Киссинджер (в 1974 г. — госсекретарь США. — Прим. «К») говорил, что за время визита во Владивосток 35 лет назад он набрал 25 фунтов веса. Чувствую, меня ждет такая же участь.

Владивосток очень красивый город: куда ни бросишь взгляд, везде видны море и сопки. Джеральд Форд и Генри Киссинджер, вернувшись в Америку, сравнили Владивосток с Сан-Франциско. А Сан-Франциско — очень милое место.

— Владивосток действительно хотели превратить в «советский Сан-Франциско».

— Тогда надо добавить еще кабельный трамвай.

— До избрания исполнительным директором Фонда Джеральда Форда в декабре 2008 г. вы 30 лет работали в банковской индустрии США. Если не секрет, с чем связана такая кардинальная смена деятельности?

— Я всегда с большим уважение относился к институту президентства в Америке, к самому президенту Форду и всему, что он делал. Впервые я встретился с ним в 1977 г., когда он приезжал в университет, где я учился. Когда президент подходит к тебе и жмет руку, это очень вдохновляет, дает большой импульс к дальнейшему развитию и учебе. Ведь Форд был удивительной личностью.

До избрания президентом он состоял в совете попечителей нашего университета, а затем учредил в городе школу честной политики и лидерства. Для меня большая честь быть членом совета попечителей того же университета и следовать по пути президента Форда.

— Но для США Форд явился необычным президентом, так как он не избирался на этот пост народом.

— Действительно, это единственный президент, которого не избирали. Он 30 лет служил в Конгрессе, а пост президента стал для него общественной обязанностью. Форд получил ошеломительную поддержку, и когда был назначен вице-президентом, и когда Конгресс назначил его на пост президента.

— Став президентом, Джеральд Форд простил своему предшественнику — Ричарду Никсону — историю с Уотергейтским скандалом*. Очень неоднозначное решение.

— Да, он даровал Никсону президентское прощение через 30 дней после того, как стал президентом. Люди в то время также задавались вопросом, какими мотивами руководствовался Форд. Конгресс даже пригласил его на специальные слушания. Форд стал единственным президентом, который самостоятельно согласился на это предложение, пришел в Конгресс и ответил на все вопросы.
Он сказал, что настало время залечивать раны нации и продолжать движение вперед. История подтвердила, что для того времени это было действительно правильное решение. С момента назначения Форда президентом до дарования им президентского прощения он потратил много усилий, отвечая на бесконечные вопросы об Уотергейте. Пресс-конференции и встречи с журналистами проходили ежедневно, и вопрос Никсона обсуждался больше других. Форд решил, что пора положить этому конец и двигаться дальше, развиваться.

Даже представитель оппозиционной партии тогда заявил, что во время гражданской войны история дала нам Авраама Линкольна, а во время Уотергейта — Джеральда Форда. В своих мемуарах Форд написал, что это было одно из самых тяжелых решений. Он прекрасно осознавал, что оно может положить конец его президентской карьере, и его никогда не переизберут на этот пост. Но для Форда было важно принять верное решение для страны, а не для своей будущей карьеры. Просто он оказался нужным человеком в нужное время.

* Что такое Уотергейт
«Уотергейт» — политический скандал в США 1972—1974 гг., закончившийся отставкой президента Ричарда Никсона.
В 1972 г. за четыре месяца до президентских выборов, на которых кандидат от Республиканской партии Ричард Никсон был переизбран на второй срок, в штабе кандидата от Демократической партии Джорджа Макговерна, расположенном в отеле «Уотергейт», были задержаны пять взломщиков. Они занимались настройкой подслушивающей аппаратуры и, по некоторым данным, фотографированием документов штаба демократов.
До сих пор не доказана связь этого инцидента с администрацией Никсона. Известно, что у него действительно имелись пленки с нелегально записанными переговорами демократов, хотя они не имели отношения к отелю «Уотергейт». В то же время общественность интересовало не столько то, стоял ли Никсон за конкретной группой взломщиков, сколько, как он реагировал на эти события.
В результате слушаний в сенате были обнародованы аудиозаписи, на которых Никсон обсуждает с начальником своего аппарата уотергейтскую историю и обговаривает, как воспрепятствовать расследованию при помощи ЦРУ и ФБР. После этой публикации даже для самых фанатичных защитников Никсона стало несомненным, что президент с самого начала событий пытался воспрепятствовать правосудию в личных и партийных интересах.
Слово «Уотергейт» вошло в политический словарь многих языков мира в значении скандала, ведущего к краху карьеры главы государства. Последний слог в названии отеля — гейт — стал суффиксом, используемым для названия новых скандалов: Ирангейт при Рейгане, Моникагейт при Клинтоне и т.п.

Евгения ДУБОВИК
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ