Виктор Миськов: «В России «демократия»: что хотим, то и творим. Вообще это называется вседозволенность»

Почетный гражданин Владивостока о флоте, кризисе и лидерстве
"Конкурент" | «В России «демократия»: что хотим, то и творим. Вообще это называется вседозволенность»
"Конкурент"
Анкета
Виктор Миськов, 80 лет.
Родился в Красноярском крае. Окончил Дальневосточное высшее инженерно-морское училище имени адмирала Г.И. Невельского. В 1963 г. становится капитаном дальнего плавания, в 1977-м назначен заместителем начальника Дальневосточного морского пароходства. С 1986 г. — начальник ДВМП, с 1992-го — генеральный директор ОАО «ДВМП». Кавалер нескольких орденов и медалей, заслуженный работник транспорта РФ, почетный гражданин Владивостока, академик Академии транспорта РФ.

Бывшему генеральному директору ОАО «ДВМП» Виктору Миськову не нравится, когда его называют патриархом морского флота, потому что это «попахивает нафталином».
В свои годы он продолжает оставаться на принципиальных позициях, а потому не стал о многом молчать в интервью корр. «К».
— Виктор Михайлович, в 2001 году в своей книге «Философия лидера» вы сказали о лидерских качествах, которые могут быть основополагающими для любого менеджера.
— Начнем с того, что из себя должен представлять настоящий, фактический лидер. На мой взгляд, это человек, все решения и требования которого должны быть взвешены и обусловлены таким образом, чтобы за ним пошли не только единомышленники, но и те, кто его не поддерживает. Например, капитан судна, какие бы ни были сложные условия, не должен показывать свою тревогу: экипаж должен быть уверен, что решение сложной проблемы лежит на поверхности. Лидер помимо всего прочего не должен бояться спрашивать мнения своих подчиненных, так он заручится их доверием, образует команду, которая будет действовать в едином русле.
— Поколение 90-х за отсутствием идеалов выбирало прагматику. Сегодня те, кто сформировался в 90-е как личность, занимают высоты в бизнесе и политике. Как вы думаете, что для них на первом месте: дружба, выгода, некие идеалы, спущенные сверху?
— Для тех, кто переживал за ситуацию в стране, были главным не идеалы, а вера в будущее. Но таких было очень мало. Преобладали те, кто думал прежде всего о «бабках», и идеалы у них были соответствующие. Что у них сегодня на первом месте, я даже не знаю. Но что бы ни было, показывать это по всем телеканалам нельзя. Есть у них деньги, значит они имеют право покупать яхты, виллы на Канарских островах. Зачем только это афишировать? Ведь живет красиво только 10% населения России, остальные — сами видите как.
— Красивую жизнь ведет и большая часть народных избранников.
— Как бы меня ни привлекли к ответственности за такие суждения... К сожалению, многие избранники появляются как раз от того, что у них есть деньги, а не реальный авторитет у избирателя. Также не могу согласиться и с тем, что, к примеру, губернатор сегодня не избирается, а назначается. Выбирать губернатора должен народ.
Другая сторона медали: владельца Черкизовского рынка, который я называю просто «базаром», выдворили из страны. Акцию показали по ТВ. Кому от этого стало лучше? Владелец этот сегодня живет в золотом дворце в Турции, а дедушки и бабушки до сих пор — на нищенскую пенсию. Если хотите сломать систему — пожалуйста, ломайте, но не устраивайте показуху и пиар, тем более результатов не видно. Просто делайте свое дело, как положено, по закону.
— Хотите вести цензуру на ТВ?
— Нет, не цензуру. Просто следить за тем, что и для какой цели печатается и показывается. У нас же не анархия! Вот была идея создать общественную палату, под контролем которой оказалось бы телевидение. Почему этого не сделали? Идея-то здравая. Потому что сегодня по ТВ показывают один разврат, убийства, преступления. Я посетил много стран, но такую распущенную телевизионную картинку наблюдал и наблюдаю только в России.
Сейчас мне скажут, что в России демократия: что хотим, то и творим. Нет. Во всем мире демократия, а в России вседозволенность.

Не дразните!

— В свое время флот ДВМП составлял 200 единиц, сейчас — 55. Как вы к этому относитесь?
— Рынок изменился. Чтобы под него подстроиться, нужны технологически более современные суда. В России флот старый, потому и сокращается.
— В России спуск нового судна воспринимается как сенсация.
— Возраст флота — огромная проблема. Появилась она из-за глупости отдельных личностей. Помню, один высокопоставленный чиновник сказал: «Для чего нам флот? Его много во всем мире. Бери в аренду и работай». Представляете?! Да, Монголия берет суда в аренду. Так у нее же кроме речки больше ничего нет.
Нынешняя политика в сфере морского транспорта в корне неверная. Когда-то на некоторые линии мы силой пробивались, чтобы занять свою нишу. А сегодня уходим оттуда без боя, потому что не на чем работать.
— А Дальневосточный центр судостроения и судоремонта что-то изменит?
— Я не верю в эту идею. Хотят строить танкеры тоннажем 50-100 тыс. тонн. Где? Да чтобы построить такие суда на заводе «Звезда», придется половину Большого Камня снести. Нет у нас технических возможностей. И никогда не было. Даже в СССР мы строили в основном только маломерные суда для рыбаков. Все остальное в Польше, Германии и Южной Корее.
Кроме того, морской транспорт — это единая цепь, связывающая порты, заводы и пароходства. Судоремонтных заводов уже нет, а порты занимаются всем, чем хотят. Недавно был в торговом порту. Я такого никогда не видел — он полупустой!
— Кризис...
— По-моему, мы начали спекулировать словом «кризис». Кризис должен был заставить оптимизировать расходы, изменить стратегию, организацию производства. Так, собственно, произошло во многих компаниях мира. Теперь Maersk (крупнейший мультимодальный перевозчик в мире) занимает линии, а мы уходим. Другие иностранцы тоже развиваются. Что у них, нет кризиса? Есть, однако им он не мешает, а нам почему-то мешает.
Сейчас не каждый может позволить себе построить новое судно. Но транспортная стратегия должна быть ориентирована на рост флота, участие его на международных линиях. При этом флот должен работать под отечественным флагом, зарабатывать для страны валюту. Хотел на днях пройти на теплоход «Владивосток». Не пустили: мол, чужая территория. Это же надо такому быть: теплоход «Владивосток» в порту Владивосток, а не наш. Ну не пускайте тогда его в российские воды, чтобы не дразнить людей.

Что ни вопрос, то парадокс

— Офшоры — обычная мировая практика, а для России еще и вынужденная. К примеру, председатель совета директоров ОАО «ПМП» Александр Кириличев в свое время перевел флот компании в офшоры и сегодня гордится этим: иначе ПМП потеряло бы флот из-за огромного налогового бремени.
— Кириличев владеет контрольным пакетом акций, который он получил во время акционирования. Понятно, что он волен делать со своей компанией все что угодно. Но уводить флот неправильно.
— Вы что предлагаете?
— Государство должно озаботиться флотом. Не советовать брать в аренду суда, а стимулировать их строительство, снижая налоги и предоставляя льготы.
Приведу пример: ДВМП построило контейнеровоз «Капитан Афанасьев» за $27 миллионов, деньги в основном занимали у банков. Привели судно в Россию под отечественный флаг, а его чуть не арестовали, потому что не уплатили таможенную пошлину и НДС. Сумма НДС равнялась тогда 20% — это около $6 миллионов. Компания должна расплатиться за кредит в течение шести-семи лет, а государство и таможня требуют уплаты сразу. Да с такой политикой судно никогда не окупится.
В России вообще, что ни вопрос, то парадокс. Пусть на меня не обижаются, но каждый лоббирует свои интересы, даже в Законодательном Собрании Приморского края. Как можно было отдать один из лучших цехов Дальзавода под производство автомобилей? А ремонтировать корабли Тихоокеанского флота мы теперь где будем?
— Если все было так сложно, не проще было бы ДВМП уйти в офшор?
— Конечно, заманчиво платить меньше, а на оставшееся покупать новый флот. Но ведь можно сделать разумнее, чтобы государство не теряло и предприятие работало. Эту позицию я и отстаивал.
— Говорят, за эту борьбу вы чуть не поплатились должностью?
— Да, это правда. В Москве прямо говорили: «Уберите этого «красного» директора. Он мешает». Сейчас считают, что в 2000 году я отказался от должности генерального директора потому, что меня вынудили. Нет. Просто мне тогда было уже 70 лет. Я решил уйти, чтобы уступить дорогу молодым.
В понедельник 13-го никуда не выхожу
— При участии ДВМП в свое время была создана компания «Акфес», руководил которой Михаил Дальман. Вы поддерживаете с ним отношения?
— На мое 80-летие он поздравил меня. Отношения стараемся поддерживать, ведь вы правильно сказали, что ДВМП приняло активное участие в создании «Акфеса». Тогда Михаил Дальман и его сотрудники убедили меня вложиться в создание автобизнеса. Несмотря на то, что офис у них был в вагончике. Компания стала настоящей. А что произошло с «Акфесом» потом — вопрос не ко мне.
— В начале 90-х ДВМП выдало скрытый кредит «Акфес» на сумму $7,5 млн на реализацию некоторых инвестиционных проектов. Вас тогда за это сильно ругали в прессе. Сейчас вы дали бы такой кредит? И кстати, он окупил себя?
— Такой компании как «Акфес, зная, чем она занимается? Без промедлений. Цель была — не личное обогащение, а реализация инвестиционных проектов. Кредит окупился, у меня даже сохранился договор РЕПО.
— В 80 лет вы взяли на себя серьезную общественную нагрузку: председатель Приморского отделения международного Фонда мира, председатель комиссии по вопросам помилования, член Совета старейшин города и так далее. Зачем вам это?
— Мое кредо — жить так, чтобы это было полезно для меня самого и для других. Кроме того, я люблю активный образ жизни, не могу сидеть без дела.
— Многие моряки суеверны. А вы?
— Никогда и нигде не выходил из порта в понедельник 13-го. Придумывал для этого разные причины: неисправности в двигателе, например. Можно ли это отнести к суеверию? Не знаю.

 

Егор БАТАЛОВ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ