Елена Титова: «Когда вношу вклад в чужое дело — я эдакий гость на чьем-то празднике жизни»

Хозяйка мебельной компании о трудностях роста, сегментах рынка и ответственности
Евгения Дубовик | «Когда вношу вклад в чужое дело — я эдакий гость на чьем-то празднике жизни»
Евгения Дубовик
Анкета
Елена Титова, учредитель и директор компании «Премьер-мебель».
Родилась во Владивостоке в 1973 г.
Окончила факультет экономики и менеджмента ДВГТУ (1996 г.).
После этого три года работала офис-менеджером в компании «Акфес-Интерьер». С 1999 г. — менеджер по продажам, затем менеджер по логистике в торговой компании «Оптима-Владивосток».
В 2004 г. создала и возглавила компанию «Премьер-мебель».
Разведена, воспитывает сына.

Амбиции требовали самостоятельности и в итоге привели Елену Титову в собственный бизнес. Но при этом, как ни странно, она отрицает наличие в своем характере врожденной коммерческой жилки.

— У меня всегда было представление, что я должна и буду работать самостоятельно, а не наемным сотрудником. Мне очень импонировала сама идея небольшого частного, возможно, даже семейного бизнеса. Сразу после окончания университета на его создание еще не хватало ни уверенности, ни решимости. Как в свои 20 с небольшим я что-то могла открыть? Но после работы сначала в одной компании, потом в другой тяга к собственному делу усилилась. Причина в том, что плохо работать я не могу, значит, нужна полная самоотдача. Но получалось, что я вношу вклад в чужое дело — эдакий гость на чьем-то празднике жизни. И когда время пришло, появилась необходимая смелость для того, чтобы начать работать на себя.

— Как долго шли к этому решению?

— Период созревания для собственного бизнеса длился около двух лет. Хотелось иметь свое дело, но не было понимания, какое именно. В мебельную сферу пришла случайно. Сначала довелось столкнуться с этим бизнесом в качестве заказчика: сделали ремонт в квартире и пытались найти подходящую мебель, но осознали, что стандартные решения из магазина принципиально не подходят. Вопрос был даже не в цене, а в том, чтобы найти хоть что-то, близкое к нужному. Не оставалось ничего другого, кроме как обратиться в компании, которые делают мебель по индивидуальному заказу. Изучила предложение, которое на тот момент было на рынке, и поняла, что у меня самой есть определенный набор критериев и требований, необходимых в этом бизнесе. Так появились первые знания о рынке.

Когда выдалась возможность сотрудничать с существующей мебельной фабрикой, мне стало интересно заняться продажами. Производство у них уже было отлажено, а вот продажи страдали. Однако это было очень кратковременное сотрудничество: я погрузилась в мебельный бизнес, и довольно быстро назрел конфликт интересов с собственником. Вот тогда и состоялся резкий прыжок с места в карьер: просто обрубила все партнерские связи и начала работать полностью самостоятельно.

— Сейчас не жалеете о том решении?

— Если бы сразу знала, какой путь дальше придется пройти, наверно, испугалась бы и не стала этого делать. Но так как все происходило постепенно и было достаточно интересно, удалось благополучно выстроить все то, что сейчас есть.

Делать что-то «на коленке» в подвале дома в частном секторе — это неинтересно, нерентабельно и вообще стыдно. Поэтому мы взяли планку выше, ориентируясь на то, что вообще представляет собой качественная мебель. С одной стороны, это качественная сборка, специалисты для которой у меня на тот момент уже были. С другой — качественные детали. Вот они-то и стали проблемой. Тогда это было еще новое и незнакомое для Владивостока направление. Пришлось прозондировать местный рынок и поискать компанию, у которой есть необходимое оборудование для изготовления таких деталей.

Долго сотрудничали сначала с одной, потом с другой фабрикой. Но через год объем заказов вырос, и платить подрядчикам стало просто нерентабельно. Ведь все то же самое мы можем делать сами! Поэтому просто взяли кредит и купили оборудование.

Конечно, поначалу приходилось самостоятельно ездить к заказчикам, да и профиль на дверь для шкафа доводилось крепить прямо в зеркальной мастерской. Но все это трудности роста. Сейчас есть собственная фабрика, выставочные залы и штат сотрудников.

— Что оказалось самым сложным на первых порах?

— Все было новым и незнакомым. Как открыть? С чего начать? Что интересно, проблемы возникали по мере готовности их решать. Так что те трудности, которые были для нас настоящей проблемой еще пять лет назад, сейчас кажутся наивными. Ко всему прочему тогда еще практически не было понимания, в какую нишу этого мебельного рынка компания войдет.

— То есть изначально не стремились в элитный сегмент?

— Да, пришли к этому уже позже, естественным путем, благодаря своему подходу к изготовлению мебели. После первого года работы осознали, что мы не позволяем себе опускаться ниже определенного уровня качества материалов и технологических приемов. По этим признакам компания и вошла в сегмент мебельного рынка от среднего ценового уровня и выше.

На данный момент у людей уже сформировалась потребность в эксклюзивности, дизайнерском подходе. Если раньше дизайн интерьера был элитной услугой, то сейчас он стал широко доступным и к нему прибегают даже рядовые заказчики со стандартными квартирами. Радует, что люди уже отходят от советского шаблона, мол, ремонт в квартире можно сделать своими руками.

— Когда начинали работать, ощущали дефицит дизайнерских знаний и навыков?

— Конечно, но, благо, к тому времени уже были интернет и специализированные дизайнерские журналы. Фотографировали и свои первые скромные работы, но их было еще очень мало, чтобы продемонстрировать клиентам все разнообразие возможностей. Поэтому выписывали специальную литературу, делали подборки с иллюстрациями из журналов. Мы по сей день используем не только портфолио своих работ, но и компонуем все новые идеи, которые появляются в мире мебельной моды. Таким образом, сами учимся и показываем своим клиентам, как бывает, что можно сделать.

— За шесть лет существования компании сам рынок изготовления мебели на заказ изменился?

— Безусловно, сейчас больше разнообразных предложений и самих компаний. Но и спрос существенно вырос. Таким образом, потребитель на сегодняшний день имеет гораздо больше возможностей, чем шесть лет назад. Выбор даже стал настоящей проблемой.
Вспомните, как было в советские времена. Кто тогда смотрел, какую мебель он покупает? Главным было вообще записаться, выждать очередь и получить заветную стенку или кухню. Сейчас, когда заказчик видит все разнообразие доступных возможностей, материалов и фурнитуры, он просто теряется и вздыхает: «Вот раньше не было выбора — не было проблем».

— Как родилось название компании?

— Искали имя, наиболее полно характеризующее направление деятельности. Премьер — значит первый. Так как претендуем на звание одной из немногих компаний, делающих лучшую мебель, решили, что оно нам очень подойдет. Позже, когда продумывали свое позиционирование на рынке, родилось и второе название «Модная мебель».

— Вы можете отнести себя к тем людям, которые являются предпринимателями по характеру?

— В плане наличия врожденной коммерческой жилки, скорее, нет. Дело в другом качестве — некоей ответственности: это мое дело, и я сама за него отвечаю.

— Как думаете, женский подход к бизнесу в вашей сфере отличается от мужского?

— По организованности и построению работы отличия, конечно, есть. Мужчины несколько жестче и целенаправленнее. А вот в плане сервиса и отношения к клиенту, думаю, особой разницы нет. Здесь первостепенную роль играют не качества одного из двух полов, а личные характеристики каждого конкретного человека.

— Работа оставляет вам время для увлечений?

— Очень люблю путешествовать, но не всегда получается ездить именно в теплые края, как того хочется. Осваиваю просторы родного Приморья. А попутно увлекаюсь фотографией.

Евгения ДУБОВИК

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ