Александр Стаценко: «Появилось много «говорителей», а «делателей» нет»

Непубличный деятель строек саммита АТЭС
Из личного архива героя публикации | «Появилось много «говорителей», а «делателей» нет»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Александр Стаценко, 55 лет.
Родился в Ростове-на-Дону.
Окончил Высшее военное морское училище им. Попова (г. Санкт-Петербург), факультет «Особого назначения». Капитан 1-го ранга ТОФ, ушел в запас с должности начальника разведки оперативной эскадры.
Гражданскую карьеру начал пять лет назад в строительстве на должности коммерческого директора группы компаний «Стандарт», где за два года в восемь раз нарастил оборот за счет строительства и реконструкции различных площадок для 17 банков. Год проработал в «Хоум кредит банке» на позиции заместителя директора регионального представительства. Потом перешел в компанию «Главвладивостокстрой» на должность директора по развитию, сегодня является заместителем директора представительства по ДФО Ассоциации строителей России.

Он вечный зам, но вхож в самые «высокие» кабинеты. А в сложных лабиринтах объектов саммита АТЭС именно его называют архитектором выстраивания взаимоотношений инвесторов со строительным бизнесом. Тем не менее Александр Стаценко не стремится к публичности и тусовкам у телекамер, предпочитая добиваться результатов в тишине.

— Почему не любите публичность? Сказывается опыт работы в разведке?

— Работа в разведывательных структурах, конечно, наложила отпечаток на мою жизнь. Зародились и развились навыки, которые сегодня автоматически приходят ко мне на помощь в крайне сложных ситуациях. Например, если переговоры идут не так, как планировалось. Однако публичности я сторонюсь по другой причине. Дело в том, что у нас в стране в последнее время, а во Владивостоке — так вообще, появилось много «говорителей», а «делателей» нет. Они обещают, но не делают. За этим очень часто следует обман, чтобы прикрыть свое бездействие. А я из тех, кто делает. Довольствуюсь малым, но вношу свою лепту. Мне этого достаточно.

— С кем из инвесторов пришлось попотеть больше всего?

— С «Роснефтью». Наверное, потому, что это компания федерального уровня. Приходилось преодолевать многоступенчатые барьеры и вести переговоры с людьми, которые находятся в Хабаровске. При этом они постоянно продвигали интересы хабаровских компаний. Вообще, многоступенчатость — общая беда строек саммита АТЭС. Есть генеральный подрядчик строительства Дальневосточного федерального университета «Крокус», а под ним — еще одна московская компания. Они осваивают большую часть выделяемых средств. Потом идут компании из Хабаровска. И только где-то в конце стоят приморские фирмы. Приведу еще один пример: в строительстве спецморнефтепорта «Козьмино» участвовали 78 подрядных компаний, из них только девять в субподряде представляли Приморский край. А теперь зададим вопрос: почему так все дорого?

— Предлагаете отдать все местным?

— Возможности приморских строителей не используются на 100 процентов. Их вообще недооценивают. Не понимаю, почему. Те же хабаровские компании, зайдя на стройку и осмотревшись, пишут письма с просьбой рекомендовать им местных. Иной раз хочется добраться до полпреда Ишаева, поговорить по-человечески, объяснить проблемы и решить их.

— Если бы приморских компаний было больше, саммит АТЭС не был бы таким дорогим?

— Я в этом уверен. По моим оценкам, если бы контракты с приморскими компаниями заключались напрямую, минуя искусственно созданные препоны, на строительство объектов саммита понадобилось бы на 30-40% средств меньше. Все объекты потянуть наши фирмы, конечно, не смогут. Но уж сил на остекление ДВФУ точно хватит. А сейчас там окнами занимаются китайские специалисты.

— Ваш коллега Владимир Нескоблинов в интервью «К» заметил, что в спешке строители саммита АТЭС могут наделать слишком много брака. А доктор транспорта из Хабаровска Юрий Рязанов в начале этого года написал письмо Медведеву, в котором красочно описал, как подрядчики мостов во Владивостоке нарушают технологии строительства. Что скажете по этому поводу?

— За строительством федерального университета следят 20 независимых специалистов.

Помимо этого контроль за стройкой ведут Счетная палата РФ и прокуратура, а также еще порядка 40 организаций. Поэтому возникновение брака маловероятно. Что касается мостов, то есть моменты, которые вызывают опасения. Например, сооружения двухсторонние. При строительстве каждой из сторон подрядчики используют разные технологии, причем на обоих мостах. Я не специалист в этих вопросах, но надеюсь, что у них все сойдется.

Приоритеты оказались другими

— Нужно ли «дружить с властью», работая на строительном рынке?

— Дружить, наверное, неправильное слово. Скорее, сотрудничать. Где-то подсказывать, где-то инициировать проекты. Ведь власть — консервативная структура. Ее надо постоянно подталкивать к созиданию. Мы пытаемся. Например, пробили разработку долгосрочной целевой программы «Ливневая канализация Владивостокского городского округа», хотя изначально все шло с трудом.

— В свое время Ассоциация строителей России предлагала к реализации несколько проектов на территории Приморского края совместно с компаниями из Китая, между тем о них ничего не слышно.

— На самом деле было заключено трехстороннее соглашение между Ассоциацией строителей России, Российско-Китайским центром Торгово-экономического сотрудничества и администрацией Приморского края. Успехов в реализации проектов не достигли. Первый — это мусоросжигательный завод. Нынешний экологически опасен, потому что в радиусе 800 м от него вообще ничего не должно стоять. Китайская компания построила сотни таких заводов у себя на родине и хотела зайти во Владивосток. Но что-то не получилось.
Был также проект строительства гостиниц. Мы вместе с китайской стороной планировали сначала привлечь оператора, а уже потом проектировать. Но у наших властей приоритеты оказались другими.

Другой проект — строительство дороги пос. Новый — Де-Фриз — Седанка — б. Патрокл. Здесь Всекитайская корпорация по строительству дорог и мостов отказалась, предпочтя строительство в европейской части России. Но предложение все-таки сыграло свою роль, другая компания, теперь уже из Харбина, планирует зайти на строительство дороги Владивосток — Находка.

Еще один проект касался прокладки водовода через пролив Босфор Восточный. Мост был запроектирован без каких-либо коммуникаций. Когда встал вопрос, как доставлять на о. Русский воду и газ, то оказалось, что ничего сделать нельзя. Поэтому газ сейчас проложат под водой, электрический кабель пустят по мосту. А вот с водой проблема, но китайская сторона проработала вопрос прокладки водовода по той же технологии, что и газ. Что касается последнего проекта — создания завода по сборке строительной техники на базе уссурийского «25 ЦАРЗ» МО РФ, то там возникли сложности с акционированием последнего.

Неоднозначно все

— Среди жителей Владивостока распространено мнение: за последние годы город стал непригоден для жизни. Жить в нем некомфортно и неприятно. Скажите, для кого этот город? Кроме, разумеется, строительных компаний, которые здесь делают бизнес.

— Владивосток закладывался изначально для временного проживания и предназначался для отдыха, пополнения запасов, ремонта кораблей. Наполнить его цельностью было, есть и будет сложным мероприятием. Кроме того, не везет приморской столице с властью. Нет людей, которые могут сделать его пригодным для жизни. Саммит АТЭС не является вехой, как это думают чиновники. Ведь в 2012-м планируется еще чемпионат Европы по футболу в Украине, где сейчас строятся гостиницы с привлечением операторов мирового уровня.

Саммит даст только возможность. Какую именно и как ее используют — вопрос неоднозначный.

— Существует мнение, что строительство во Владивостоке — это своего рода «пирамида»: некая фирма берется построить дом, продает дольщикам квартиры, тем не менее на достройку денег ей не хватает...

— Возникала действительно очень хрупкая конструкция. В связи с кризисом эпоха коммерческого жилья закончилась. В результате появилось много недостроев. Но это решаемый вопрос. Я в свое время по инициативе Ассоциации строителей России рассылал примерно 40 крупным застройщикам города предложение банка «Уралсиб», которое заключалось в достройке жилых зданий во Владивостоке. Тогда откликнулась только одна компания — «ДальРус». Кроме того, сейчас в городе начинается комплексное освоение земель, что впоследствии решит проблему с жильем. Первая ласточка — микрорайон «Снеговая Падь».

— Этот район военные строят для военных. А что делать другим?

— Пожалуйста, в бухте Патрокл начинается строительство нового микрорайона. Кроме того, планируется развитие малоэтажного строительства. Для этого сформированы земельные участки Фондом содействия реформированию ЖКХ. В первую очередь это коснется переселенцев из ветхого и аварийного жилья. В настоящее время прорабатываются детали технического характера. Проблема в неразвитой инфраструктуре. Сами дома — площадью 100-160 м2, на участке 8–15 соток в коттеджном поселке на 200-300 домов по цене 30 тыс. рублей за 1 м2. Дома должны быть быстровозводимыми, и скорее всего они будут каркасные и блочные. Ведутся работы по отработке типового проекта дома с простой и одновременно эстетичной и разнообразной архитектурой, с удобными и компактными планировками, с привлекательным окружением, построенного из экологически чистых современных материалов, который прослужит 30-50 лет.

 

Егор БАТАЛОВ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ