Михаил Делягин: «Если вашу жизнь перерабатывают в чьи-то богатства, наблюдать за этим так же нелепо, как овцой идти на бойню»

Московский экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин создает свою политическую партию. Зачем?
Из личного архива героя публикации | «Если вашу жизнь перерабатывают в чьи-то богатства, наблюдать за этим так же нелепо, как овцой идти на бойню»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Михаил Делягин родился в Москве в 1968 г.
В 1992 г. с отличием окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова. С июля 1990 г. по ноябрь 1993 г. — аналитик Группы экспертов Б. Ельцина, затем главный аналитик Аналитического управления президента РФ.
Один из самых известных российских экономистов.
Почетный профессор Цзилиньского университета (Китай). Профессор-исследователь МГИМО, академик РАЕН. Автор более 900 статей, 12 монографий, нескольких книг.

— Михаил Геннадьевич, не проще ли наблюдать и комментировать события со стороны?

— Для этого надо быть «в стороне»... Сегодня люди делятся не по «-измам», а по тому, хотят ли они, чтобы их дети жили в России. Если хотят — стараются приносить стране благо. А желающие своим детям комфортного существования в фешенебельной стране рассматривают Россию как трофейное пространство, от которого надо оторвать и вывезти в безопасное место кусок личного благосостояния.

Я хочу, чтобы мои дети жили здесь — и в качестве полноправных граждан, а не удобрений на китайских или кавказских огородах. Я хочу видеть их людьми русской культуры, моей культуры. Увы: политика нашего государства, похоже, противоположна этим целям. Осознание этого было у меня долгим. Видя, что государство систематически принимает неправильные решения, списывал это на общую разруху и демократический бардак. Потом думал, что просто чего-то не понимаю. Но со временем стало ясно: люди действительно принимают неверные с точки зрения общества решения, систематически ошибаются.

Есть противоречие, в котором наша интеллигенция бродит уже четверть века, критикуя государство за некую «неэффективность». Государство — один из самых эффективных управленческих организмов человечества. Просто не надо путать мотивации. Если думать, что государство стремится служить общественным интересам, то последние четверть века выглядят сплошной нелепой ошибкой. Но ошибка, длящаяся жизнь поколения, — уже стратегия! Вероятная причина проста: государство переродилось и стремится не к общему благу, а личному обогащению чиновников. В этой парадигме оно — машина по переработке биомассы, именуемой «населением», в замки в Швейцарии, особняки в «Рублевском федеральном округе» и океанские яхты. Если рассматривать наше государство с этой точки зрения, оно эффективно. Не считая того, что с такой мотивацией и с таким отношением к своему народу страны долго не живут.

Если вас, вашу жизнь и будущее ваших детей перерабатывают в чьи-то чужие богатства — наблюдать за этим процессом так же нелепо, как и овцой идти на бойню. Инстинкт самосохранения требует либо бегства, либо изменения ситуации. А изменить ситуацию наблюдениями и описаниями нельзя: ее можно изменить только руками. Своими.

— Вы выступаете за патриотизм, однако в нашей стране само слово «патриотизм» сегодня выглядит скомпрометированным для интеллигенции.

— Людей бояться — в лес не ходить, а интеллигенция в последние 20 лет и сама выглядит более чем скомпрометированной. Помните письмо с призывом «раздавить гадину», подписанное ее лучшими представителями перед расстрелом Белого дома в 1993 году и ставшее оправданием, насколько я понимаю, массовых убийств?

— На месте президента с чего бы вы начали модернизацию?

— Модернизация, сегодня интенсивно «забалтываемая», стала почти ругательством. Употреблять этот термин неудобно, как неудобно вешать на грудь табличку «я пропагандист» или «я дурак». Но идея верна: чтобы жить, надо обладать хотя бы современными технологиями. Но еще Советский Союз показал, что производственные технологии бессмысленны без правильной организации общества и управления.

Первое — надо вернуть обществу представления о нормальности и справедливости, изменив как информационную политику, так и само поведение государства. Главное с технологической точки зрения — ограничение коррупции.

По примеру США нужна конфискация даже добросовестно приобретенных активов (кроме нужного для скромной жизни) семей членов оргпреступности (а коррупция власти всегда оргпреступность), не сотрудничающих со следствием. Надо выслать из страны всех не уличенных в преступлениях «воров в законе» — по примеру Белоруссии, Молдавии и Грузии.

Второе — надо перевести все госуправление на систему электронного управления (давно реализованную в ряде даже российских компаний), обеспечивающую мгновенное принятие решений.

Третье — ограничение произвола монополий. ФАС должна стать экономическим КГБ. Структура цен всех компаний, подозреваемых в злоупотреблении монопольным положением, должна быть прозрачна для нее. При резком колебании цен ФАС должна (по примеру Германии) иметь право сначала возвращать их на прежний уровень и лишь потом расследовать причины изменения. Надо хотя бы заморозить на три года тарифы естественных монополий, ЖКХ, городского транспорта и после анализа издержек снизить тарифы за счет передовых технологий, улучшения управления и сокращения воровства.

Четвертое — реализация права на жизнь: гарантирование реального прожиточного минимума всем гражданам.

Пятое — протекционизм.

Шестое — освобождение малого бизнеса от административного произвола. Предприятия с менее чем 20 занятыми (на селе — менее чем 50), не ведущие потенциально спекулятивной деятельности (либо получающие годовой доход ниже порогового уровня), должны на пять лет освобождаться от налогов.

Седьмое — комплексная модернизация технологической инфраструктуры за счет резервов государства (безопасно для валютной стабильности можно использовать более $250 млрд).

— Россия вышла из кризиса?

— ВВП России в III квартале 2010 года на 6,1% ниже III квартала «докризисного», 2008 года. Отставание промышленности первых девяти месяцев этого года от докризисного уровня — 5,1%, железнодорожных перевозок (это наиболее объективный показатель состояния реального сектора) — 8,4%, инвестиций — 12%, в том числе ввода жилья в строй — 6,2%. Так что из кризиса мало кто вышел, кроме, конечно, олигархов, славно заработавших на госпомощи.

— Как вы относитесь к вступлению России в ВТО?

— Как к билету на «Титаник». Оно нужно экспортерам высокотехнологичной продукции. Это не про нас. И тем, чей экспорт ограничивается именно из-за непринадлежности к ВТО. Это тоже не наш случай.

Присоединение России к ВТО опасно тем, что член ВТО не может усилить защиту своей экономики, которая у нас открыта настежь: мы защищаем лишь несколько секторов. Присоединение к ВТО приведет либо к краху по киргизскому варианту, либо (что вероятней) к самозащите экономики не цивилизованными тарифными, но варварскими методами — девальвацией и коррупцией.

— Принесет ли масштабное строительство к саммиту АТЭС в Приморье ощутимую пользу краю? Если бы вы хотели помочь депрессивному региону на 300 млрд бюджетных рублей, во что бы инвестировали?

— Из Москвы происходящее кажется бредом: вкопать огромные деньги, по сути, в декорацию!

Надо инвестировать в модернизацию ЖКХ, нормализацию рыбного бизнеса (например, чтобы морские пограничники финансировались бюджетом, а не, насколько можно понять, браконьерами), восстановление курортных зон, включая Курилы, аэропорты, переработку заброшенных природных ресурсов. Активизация российского бизнеса быстро вернет вложения в казну.

 

Записал Андрей ДЕМЕНТЬЕВ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ