Валерий Абрамов: «Если большое землетрясение произойдет в акватории Японского моря, оно будет угрожать побережью Приморья»

Профессор сейсмолог о японских землетрясениях и цунами
Из личного архива героя публикации | «Если большое землетрясение произойдет в акватории Японского моря, оно будет угрожать побережью Приморья»
Из личного архива героя публикации

Землетрясение в Японии было спрогнозировано приморским ученым еще 14 лет назад. При этом сила землетрясения, как и его локализация, были предсказаны с большой точностью (прогноз опубликован в издаваемом ЮНЕСКО журнале «Труды профессорского клуба»). Корр. «К» побеседовал с Валерием Абрамовым, сейсмологом, доктором геолого-минералогических наук, профессором, сотрудником Тихоокеанского океанографического института. 

— Валерий Александрович, в свое время вы передали японцам ваш прогноз?

— Да, в 2006 году японская сторона запросила у нас эти материалы. И они были конфиденциально переданы их консулу во Владивостоке. В той работе речь шла не только о прогнозе землетрясения, но и о возможных последствиях в виде цунами и разрушения энергетических объектов. В ответ на наши данные было сказано, что их АЭС гарантированно не разрушатся от землетрясения. А цунами японцы не боялись, поскольку считали, что решили проблему заблаговременного оповещения, и к тому же вдоль побережья были выстроены надолбы-волнорезы. Как мы знаем теперь, волна оказалась слишком высокой. Кроме того, землетрясение произошло слишком близко от побережья. Скорость движения волны цунами составляет 800 км/час и более. Поэтому, хотя система оповещения у них и сработала, для бегства люди имели не более шести минут.

Землетрясение в Японии — не последнее в ближайшее время. Землетрясения будут продолжаться по нарастающей, поскольку идет сейсмо-тектоническая активизация земных недр. Это цикличное явление. Также возможно пробуждение спящих вулканов и появления новых.

Усиление сейсмической активности я ожидаю в начале лета и в начале осени этого года. Это что касается уже пострадавшей местности. Но будут активизироваться и более близкие к Приморью районы, возможно, вблизи западного побережья Японии. Вторичным стихийным бедствием станут цунами.

— Стоит ли опасаться цунами в Приморье или японские острова надежно нас защищают?

— Большое цунами может случиться в акватории окраинного и даже внутриконтинентального моря. Оно возможно и в Японском море, и в Каспийском. В Средиземном море бывали цунами выше 50 метров. Археологические находки показывают, что минойская цивилизация погибла в результате сильнейших землетрясений, извержений вулканов и цунами, высота которых могла превышать 100 метров. Сушу захлестывало на десятки километров. Если такое произойдет в акватории Японского моря, это будет угрожать побережью Приморья и, в какой-то мере, Владивостоку, хотя он прикрыт островной системой.

— Что страшнее само по себе — землетрясения или цунами?

— Более 80 тыс. домов разрушено. Под завалами оказались целые городки. По экспертным оценкам, общее число человеческих жертв от землетрясения и цунами в Японии — 25-30 тыс. человек. Я думаю, очень приблизительно можно предположить, что примерно половина — это жертвы землетрясения, вторая половина — цунами. А сколько еще раненых. Другие факторы — стресс и облучение от разрушения АЭС.

— Насколько сейсмоопасно Приморье, по вашей оценке?

— У нас высокий уровень опасности — от 8 до 9 баллов с учетом свойств грунтов и рельефа местности. На Камчатке на 2 балла выше. При этом здания в Приморье несейсмостойкие. Если будет землетрясение, подобное японскому, то у нас сложится 90-95% всех построек. И если такое произойдет, скажем, в заливе Петра Великого, то разрушению подвергнется не только Владивосток, охват — до Уссурийска. Впрочем, я уверен, что землетрясения, как в Японии, у нас не произойдет, но меньшие события вероятны. Для примера, примерно 150 лет назад у нас произошло около 100 ощутимых землетрясений.

— Первый проект моста на о. Русский делался в расчете на 7-балльное землетрясение. Потом расчетную сейсмичность увеличили до 8,1 балла, и пришлось подкорректировать проект.

— Я оцениваю сейсмичность этого района в 8,5 балла. Но меня куда больше волнует судьба домов, чем мостов.

В 1995 году группа ученых разработала Программу защиты населения и инфраструктуры Приморского края от землетрясений, цунами и сопутствующих стихийных бедствий. Суть ее в том, что существующую инфраструктуру невозможно снести и возвести заново, следовательно, требуется провести комплекс мероприятий по укреплению зданий и сооружений до заданного уровня прочности. Эта программа не получила никакого финансирования.

Здания дореволюционной постройки в центре Владивостока могут устоять при землетрясении до 8-8,5 балла. А более новые, типа панельных домов 83-й серии, не выстоят. Если такой дом стоит на склоне, то достаточно 6,5–7 баллов, чтобы он рухнул. Но и на ровном месте ни одно такое здание не выдержит 7,5 балла. А нам необходим 8-балльный запас прочности. Японцы строят надежные здания, даже высотные, которые качаются при землетрясении. Мы подобного строительства не ведем. Не можем себе позволить. Но, по крайней мере, территории с опасностью выше 9 баллов должны либо отводиться под парки, либо застраиваться только малоэтажными прочными домами.

— А как это возможно — укреплять построенные дома?

— Надо усиливать фундаменты и насыщать здания арматурой: сверлить стены, пропускать сквозь них штыри из мягкого гибкого металла и все это связывать.

— Почему власти стараются не обращать внимания на проблему сейсмоопасности края?

— Действуют разные факторы. Вот мы когда-то донесли до японцев свой прогноз на 2011 год. Но наверняка была какая-то группа, на японском либо международном уровне, которая сказала: по нашим данным, в 2011-м ничего такого не предвидится... Я сужу по тому, что руководство Японии не приняло решения в начале критического цикла понизить мощность работы АЭС. Если бы ее снизили на половину или хотя бы на треть, то угрозы радиации не возникло бы.

— Зато экономика понесла бы огромный ущерб.

— Вот этим и определяется политическая дальнозоркость власти — нашей и любой другой. Теперь же события в Японии могут привести к «атомному дефолту», когда по всему миру будут свернуты программы строительства АЭС. В свое время, после Чернобыля, мировая экономика этого избежала. Но в результате растут горы радиоактивного мусора. Кстати, после всех событий на АЭС Японии останутся многие тонны радиоактивного материала, которые потребуется где-то захоронить. Как вы думаете, куда их повезут?

— В Приморский край.

— Правильно. Пообещают нам миллиарды долларов, и мы в шахты засыплем или еще куда-нибудь. Но такое количество высокотоксичного материала в герметичные контейнеры не упакуешь. Его будут перемещать на обычных судах и затем развозить самосвалами. А мы потом будем жить в радиоактивной среде. А в Приморье и так радиоактивная обстановка очень неблагоприятная. Уровень заболеваемости раком — третий по стране.

 

 

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ