Нелли Мизь: «Традиционный Владивосток утратил себя»

Известная краевед о знании истории, молодежи и Кафедральном соборе
"Конкурент" | «Традиционный Владивосток утратил себя»
"Конкурент"

Накануне дня рождения города почетный гражданин Владивостока и краевед Нелли Мизь поговорила с корр. «К» о многом, в т.ч. об облике краевого центра, который утерян навсегда.

— Нелли Григорьевна, что можно сказать о краеведении здесь и сейчас?

— Я думаю, что каждый человек в душе — краевед. У всех есть это чувство, только у кого-то оно обостренное, и такой человек свою жизнь строит в соответствии с ним, а у других — не очень.

Я преподаю в ТГЭУ краеведение студентам, изучающим туристическое дело. Поэтому вижу, что с каждым годом приходит молодежь, которая свой край знает все хуже и хуже. Например, проводим занятия по топонимике (происхождению названий улиц) на третьем курсе. Вдруг одна девушка поднимает руку и спрашивает: «А кто такой Александр Матросов?» — я была потрясена! Спрашиваю: «Кто ни разу не слышал это имя и фамилию?». Подняли руки все...

А студент четвертого курса в реферате о 71-ом микрорайоне написал: «71-й микрорайон называется так потому, что там 71 большой дом. И этот район строился к 71-ой годовщине японского императора Хирохито, у которого там была резиденция. А поскольку любимым цветом Хирохито был зеленый, то эту часть города назвали Зеленый Угол». Я глазам своим не поверила. Говорю: ты анекдот мне рассказываешь? Нет, дескать, это в Интернете написано. Хотя, конечно, есть молодые, у кого глаза горят при работе с исторической информацией.

— Вы входите в Попечительский совет по строительству Кафедрального собора во Владивостоке. Зачем он нужен городу , когда есть недавно отстроенный Покровский?

— На моей памяти разговор о необходимости строительства здесь Кафедрального собора идет уже лет 15.
До революции во Владивостоке было, по нашим подсчетам, не менее 50 православных церквей, которые имели специфику назначения: церковь-школа, церковь-памятник, домовая церковь. Храмы были, например, в Восточном институте, в двух женских гимназиях, в коммерческом училище, на каждом форту, в каждом полку. Они функционировали везде, но и этого не хватало. Построенный в 1889 году на углу улиц Пушкинской и Светланской Кафедральный собор с ростом города тоже стал недостаточно вместительным, хотя население города тогда не превышало 200 тыс. человек. Сто лет назад возникла необходимость в сооружении нового собора. Для него был выделен участок земли — его так и назвали — Соборная площадь (в настоящее время это сквер К. Суханова). На этом месте предполагалось построить храм на 3 тыс. молящихся; он должен был отразить память о погибших героях русско-японской войны. Средства на его строительство собирались по всей России. Комитет по строительству возглавляла императрица Александра Федоровна. Но начавшаяся Первая мировая война не позволила его построить.

— Есть мнение, что место для него выбрано неудачное — на центральной площади.

— Сначала я и сама не очень одобряла это место. Но сейчас это место представляется вполне подходящим.

Во-первых, проект собора, а он уже утвержден, предполагает положение его вровень с площадью. Таким образом, собор будет в центре города с удобным подходом и подъездом со всех сторон. Во-вторых, возвышенных участков, свободных от застройки, где мог бы разместиться собор, в городе уже нет. Так, предполагаемый ранее участок в районе Фуникулера, как известно, сейчас занят предмостовой транспортной развязкой. Многие протестуют против размещения собора на Корабельной Набережной потому, что он закрывает панораму бухты Золотой Рог, если смотреть с определенных точек. Этому аргументу можно противопоставить факт: строящаяся гостиница на месте вокзала прибрежных морских сообщений, торговое многоэтажное здание в районе стадиона «Авангард» и другие новостройки уже загородили панораму. И наконец, историческая обоснованность расположения собора на Корабельной набережной. На этом месте 150 лет назад высадились основатели поста Владивосток. И недалеко от него, на самом берегу бухты Золотой Рог, в 1862 году была освящена первая православная церковь Успения Пресвятой Богородицы.

— Недавно стало известно о том, что Государственный архив Приморского края (ГАПК) перевозят из центра в здание бывшего фарфорового завода...

— До последнего времени ГАПК располагался на ул. Алеутской, 10а. Это здание специально строилось под краевой архив КПСС. И партийный архив по завершении строительства был туда переведен. ГАПК в это время находился в здании католического костела на ул. Володарского. Затем архив перевели на Алеутскую, 10а. Так там оказалось уже два архива.

Но во Владивостоке некогда был и еще один архив — Дальнего Востока. Во время гражданской войны его эвакуировали в Томск, и там он остался на долгие десятилетия. В 90-е годы краеведам удалось вытребовать его обратно. Он называется РГИА ДВ (Российский государственный исторический архив Дальнего Востока). РГИА ДВ предполагалось разместить в здании морского штаба на Светланской. Но к тому времени, когда он сюда прибыл, помещение уже было занято. И его определили, опять же, на Алеутскую, 10а. Так в одном здании собралось уже три архива. Самым расторопным оказалось руководство РГИА ДВ: они первыми заявили о своих правах на это здание. И поскольку архив числится федеральным, то это здание было переведено в федеральную собственность. Так они стали там хозяевами. А ГАПК — гостями.

Нужно сказать, что ГАПК — это огромный архив, там 1,2 млн единиц хранения. Туда входят помимо документов государственных также архивы крупных предприятий, личные дела работников и многое-многое другое. И в его услугах нуждается огромное число пользователей. Кому-то нужно получить справку о бывшей работе для пенсионного стажа, кому-то — выяснить какие-то вопросы, связанные с землевладением, и т. д. Госархив ежегодно обрабатывает тысячи таких запросов...

И вот недавно выясняется, что руководство ГАПКа заключило договор аренды с владельцем здания бывшего фарфорового завода и начало вывозить туда архив. Приехали мы туда и ужаснулись. Там находится множество различных фирм. На месте мы увидели емкости с какими-то химическими реагентами. В непосредственной близости — автозаправка. Кругом — удушливый запах химикатов. Здание совершенно не приспособлено для хранения документов. Им же нужен специальный температурный режим, иначе их очень быстро уничтожит грибок. Как насчет пожарной безопасности? Как обеспечить порядок, чтобы в таком массиве можно было отыскать нужный документ? Я боюсь, что этому уникальному архиву скоро придет конец, бесценные документы просто погибнут из-за неподходящих условий. Остается надеяться, что в ситуацию вмешаются власти и архиву не дадут пропасть. Если не вмешаются, то ГАПКу конец.

— Как вы думаете, в связи с «точечными стройками», строительством объектов саммита АТЭС исторический облик Владивостока утрачен навсегда?

— У Владивостока, по сути, уже есть новый облик. Я не могу судить, хороший или плохой. Те, кто будет жить после нас, оценят. Но то, что традиционный Владивосток, загадочный и романтический, утратил себя, это абсолютно точно. А ведь тут столько истории! Можно пройти по улицам, останавливаясь у каждого дома, и говорить, говорить о том, что здесь было. Но заповедных уголков города становится все меньше и меньше. Владивосток продолжает терять свою самобытность — в планировочной структуре, в характерной для него манере комбинированных домов — кирпично-каменных, кирпично-деревянных. Туристы не просят показать какой-нибудь микрорайон «Снеговая падь». Они жаждут посмотреть старый Владивосток.

 

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ